ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Слишком! Это нам сам Бог велел дохнуть, как
Крысам, потому что мы и живем, как крысы, но не им же!
Сабнэка убить Ч не большого труда стоит: Кривой сам бы запросто сделал э
то, только вот в таком случае самому ему никогда Сабнэком не стать. У меня
голова идет кругом от этих идиотских дворцовых интриг. Фантастический р
оман какой-то!
Или Ч боевик в стиле фэнтези…
Крушинский… Ладно, с Крушинским проехали уже, он сам, идиот, нарвался. А сэ
ра Ланселота надо попытаться спасти…
Надо подумать, как бы все устроить! Надо хорошенько подумать!

Глава 5
НАСТЯ

С того дня, когда Олю снова пытались похитить, к Лилии Михайловне ее почти
все время возила я, потому что я не работала и могла отсиживать там по четы
ре часа, читая какую-нибудь книжку.
А в тот день, когда Андрей с Веником ушли на какую-то загадочную встречу, я
как раз дочитала «Ведьмака».
Вернее, дочитала я его еще днем, сидя на диванчике в гостиной Лилии Михайл
овны, а на встречу они пошли поздно вечером, и Веник для такого случая одел
ся почти даже скромно, или хотя бы Ч неброско.
Переживала я ужасно. Поэтому спать не ложилась. Уложила Ольгу и, чтобы отв
лечься от скорбных мыслей, села смотреть по «видику» мою любимую комедию
-пародию: «Возвращение живых мертвецов». Очень веселая вещь! Особенно Ч
та сцена, в которой главные герои выясняют, что умерли и сами этого не заме
тили…
Где-то в разгар мертвяческого веселья, раздался звонок в дверь. У меня сер
дце рухнуло вниз и, разделившись на две половинки, забилось в щиколотках.

Кто это может быть?
Андрей и Веник вернулись с «дела» живые и невредимые?
Или Ч те, кто выманил их из дома хитростью, пришли убивать меня и похищать
Ольгу?
…Или Ч это возвращение живых мертвецов?!!
Всякое могло быть…
Я посмотрела в глазок и увидела что-то несусветное, жуткое и гадкое. Но на
ш глазок оставляет желать лучшего Ч я уже говорила об этом…
И я спросила тонким робким голосом:
Ч Кто там?
И из-за двери мне ответил самый восхитительный мужской голос, какой мне п
риходилось когда-либо слышать! Мягкий, бархатный, чуть вкрадчивый Ч воп
лощенная любезность звучала в самом голосе, а не только в словах! Ч с лег
ким приятным акцентом…
Ч Это квартира Крушинских? Ч и, не дожидаясь моего ответа. Ч Моя фамили
я Лещинский, я Ч тесть Андрея Николаевича.
Ч Д-да… Это квартира Крушинских, но мужа нет дома…
Растерялась я ужасно. Даже хуже, чем в случае с Веником. Потому что Веник я
вился ко мне днем. А сейчас была глубокая ночь…
Ч Вы Ч Анастасия? Вы мне звонили? Я прилетел сегодня в полдень из Краков
а. Приехал в квартиру сына. Нашел записку от него Ч Вениамин просил меня п
риехать сюда и дожидаться здесь. Я пробовал вам дозвониться, но у вас заня
ть уже несколько часов…
Конечно, нехорошо держать гостя под дверью, но я сбегала на кухню и провер
ила телефон.
Трубка действительно неплотно лежала! Вот ведь холера!
А если Андрей тоже пытался дозвониться?!!
Я вернулась к двери и открыла, не вдаваясь в дальнейшие расспросы.
И обомлела…
Я ведь представляла себе Юзефа Теодоровича старичком!
Шестидесятилетним старцем!
Передо мной стоял… Конечно же, не мальчик, нет. Но высокий, худощавый, седо
волосый, тонколикий, с желтыми пронзительными кошачьими глазами Ч пере
до мной стоял Геральт из Ривии, мужчина моей мечты!
И уж точно Ч я не дала бы ему шестьдесят, я дала бы ему от силы сорок пять! И
одет он был не так, как одеваются старички… По костюму Ч типичный шестид
есятник, представитель богемы Ч джинсы, длинный грубый свитер, длинная
замшевая куртка, волосы чуть длиннее, чем теперь носят, шейный платок… И, г
лавное, он не выглядел в этом костюме смешно, как выглядят обычно люди, не
замечающие своего возраста он выглядел как человек без возраста, он выгл
ядел очень естественно, а еще… Еще Ч я поняла, в кого Веник унаследовал мя
гкую пластику движений и обворожительную порочность улыбки и взгляда!

Ч Я могу зайти? Ч поинтересовался Геральт из Ривии, ибо я стояла на поро
ге молча, с широко раскрытыми восторженными глазами.
Ч Да, да, конечно…
Ч Так где же в столь поздний час находятся мой сын и ваш супруг?
Ч Не знаю… Андрей не захотел меня посвятить. Не счел нужным. Сами понимае
те: мужские дела! Ч весело сказала я, проклиная себя за эту неуместную ве
селость.
…Почему-то всегда, когда мне кто-то нравится, я начинаю вести себя так, что
человек воспринимает меня куда большей идиоткой, чем я есть на самом дел
е. Не знаю, почему так получается! Наверное, карма…
Вот и сейчас Ч взяла совершенно неверный тон: этакая беспечная пташка-щ
ебетунья, не желающая понимать серьезности сложившегося положения.
Ч Это касается Ольги? Ч спросил Лещинский, теряя свою приветливость.
Ч Да… Кажется.
Ч А где сейчас Ольга?
Ч У себя. В комнате. Спит…
Ч Я могу… К ней? Ч голос у него дрогнул.
Ч Да, да, конечно, Ч засуетилась я. Ч Вон туда, пожалуйста!
Я приоткрыла дверь в комнату Оли.
Ночник горел приглушенным желтым светом.
Юзеф Теодорович мгновенье стоял на пороге, словно набираясь сил для след
ующего шага.
Вошел…
Склонился над постелью девочки, над темной головкой, утонувшей в подушке
, осторожно отвел пряди, скрывавшие ее лицо…
Ч Оля! Оленька! Ч теперь его голос звучал, как стон…
Ольга проснулась…
Повернулась к нему…
Посмотрела Ч серьезно, взыскующе, как она на всех нас смотрела…
И Ч улыбнулась!
Она улыбнулась ему!
Обвила его шею руками!
Боже, она же никогда никого не обнимала, она же ненавидела ласки, лишь иног
да Ч очень редко, когда засыпала, сама ныряла в мои руки, в мои объятия… Но
никогда не пыталась обнять меня!
Ч Дедуля… Дедушка мой! Знаешь, я же тебя не забыла!
Совсем-совсем не забыла!
Я умиленно всхлипнула, совсем как та нянечка, в больнице… И Юзеф Теодоров
ич стремительно обернулся ко мне, сверкнул глазами.
Ч Вы не могли бы оставить нас одних?!
Могла бы.
Я притворила дверь и ушла к себе.
Досматривать «Возвращение живых мертвецов».
Я решила вовсе не ложиться в ту ночь. Дождаться Андрея и Веника… Все равно
я бы не заснула.
Когда фильм окончился ( пародия на хэппи-энд Ч на захваченные ожившими м
ертвецами кварталы сбрасывают атомную бомбу, уничтожая заодно и всех ос
тавшихся в живых положительных персонажей ), я отправилась на кухню гото
вить чай.
А потом на кухню пришел Юзеф.
И здесь-то я в него по-настоящему влюбилась.
Я не могу объяснить, почему. Он не сделал ничего такого, что делают герои р
оманов, чтобы женщина влюбилась в них… Я хочу сказать, что на ухаживания у
него не было ни времени, ни возможностей ( ведь все происходило на кухне гд
е здесь взять корзину пармских фиалок и изумрудное колье? Ч а уж о прогул
ке на параходе, как в фильме «Жестокий романс», или Ч об обещании мне росс
ийской короны, как в фильме «Царская охота», речи и вовсе не шло! ). Он не сов
ершил никакого благородного поступка, чтобы завоевать мое сердце, не спа
сал мою жизнь и честь, защищая меня от хулиганов ( или Ч не вывозил меня из
горящей Атланты, как в «Унесенных ветром»). Он даже не обесчестил меня пря
мо на полу кухни, покорив при этом своею неистовой страстью и сексуально
й акробатикой ( как это случается почти во всех современных любовных ром
анах Ч герой насилует героиню, после чего героиня в него влюбляется!). Нет
, не было ничего такого… Он не читал мне стихов. Напротив, был холоден и иро
ничен. Конечно, он рассказал мне много всякого интересного, а уж рассказы
вать он умел так, что, заслушавшись его, можно было и смерти своей не замет
ить Ч настоящий Кот Баюн! Ч истории, рассказанные Юзефом, становились н
е только зримы, но даже ощущаемы… И все равно Ч это не то, из-за чего влюбля
ются! А я Ч влюбилась. И проще всего, наверное, сказать, что мы с Юзефом были
суждены друг другу. Предназначены. И я его просто узнала…
С первого же взгляда. Нет, даже с первого же звука его голоса! Еще тогда, по т
елефону… А теперь Ч я наслаждалась и звуком голоса, и мимикой, и магией вз
гляда, и жадно ловила каждое прикосновение его руки к моей руке…
В общем, все как и полагается в любви.
Если бы знать еще, почему!!!
А может, лучше и не знать… Просто Ч пришло. Потому что суждено. Потому что
я его всегда ждала. Или Ч такого, как он. Потому что он целиком соответств
ует моему идеалу.
Потому что…
…Теперь, спустя время, я могу добавить еще одно «потому что» Ч потому что
Юзеф был похож на моего отца, но, в отличии от отца, с Юзефом я не была связан
а ( и разделена ) кровным родством, и Юзеф, при удачном стечении обстоятель
ств, мог бы принадлежать мне, принадлежать по-настоящему и только мне, мне
, а не мамочке!!!
Но тогда, на кухне, я этого всего, конечно же, не понимала, но Ч я была влюбл
ена, я осознавала это, я наслаждалась неведомым доселе и очень приятным ч
увством, я даже была почти огорчена, когда вернулись Андрей и Веник, наруш
ив наше с Юзефом уединение.
…И надо было видеть лицо Веника в тот момент, когда он встретился с отцом!

Испуг, смущение, восторг… Любовь… Нежность… И что-то жалобное… Смиренны
й, любящий и боязливый взгляд! У меня все внутри перевернулось Ч я вспомн
ила «двор моего детства» и хорошенькую беленькую собачку, которую ее хоз
яева-лимитчики купили для забавы своим тупоголовым деткам, а потом, когд
а она надоела, вышвырнули. Она жила у нас во дворе, питалась тем, что ей дава
ли сердобольные люди, и день-деньской пролеживала у своего бывшего подъ
езда, чтобы увидеть своих бывших хозяев, чтобы издали полюбоваться на ни
х ( приближаться к ним она боялась Ч ее не раз отгоняли пинками ) и приветс
твенно повилять поджатым хвостиком. К зиме собачка исчезла Ч или замерз
ла насмерть, или отловили ее, неопытную, живодеры. Но меня ее взгляд так ра
нил, меня так тронула ее преданность ( многие пытались взять ее в дом Ч уж
так она была мила и прелестна! Ч но она всякий раз возвращалась во двор, к
своему старому подъезду ), что я на всю жизнь запомнила… И теперь, когда ув
идела, КАК Веник смотрит на отца… И как пинает его душу Юзеф, оставаясь ров
ным, равнодушно-любезным, обращаясь больше к Андрею, чем к сыну…
Моя любовь едва не погибла в зачатке.
Ее едва не сожгла жалость к Венику!
Но, видно, Юзеф был мне все-таки сужден…
А от Судьбы не скроешься!
Все, что происходило в дальнейшие дни, происходило как бы вне меня, вне мое
й жизни… И не только потому, что мужчины не посвящали меня в происходящее,
но еще и потому, что я целиком была охвачена новым чувством ( любовью к Юзе
фу ) и взлелеиванием его (а то как бы не кончилось раньше времени!).
Я стала рассеяна, сентиментальна и слезлива.
Я стала эгоцентрична, как и все влюбленные.
Андрей меня раздражал. Я даже радовалась, когда он уходил из дома по своим
таинственным делам, а уходил он часто и надолго и не всегда брал с собою Ве
ника.
Оля меня раздражала.
А к Венику я ревновала Юзефа.
Впрочем, и к Оле тоже…
Наверное, если бы я знала, что эти дни Ч последние для Андрея, я была бы гор
аздо нежнее и терпеливее с ним.
Но, к счастью, я не знала…
Это хорошо, что мы не можем знать точного срока своей смерти. А так же Ч ср
ока смерти наших близких, пусть даже и не любимых, но Ч близких…
Ведь и с ума можно сойти, если знать наверняка и ждать этого!
Я и так едва не сошла с ума, когда обнаружила в холодильнике отрубленную г
олову Андрея!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...