ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ч Я не смогу запомнить! Умру, но не смогу!
Ч Точно умрешь, если не сможешь, Ч сказал я загробным голосом.
Мы посмотрели друг другу в глаза и Венечка сказал:
Ч Ну, давай еще раз… С самого начала. только теперь я тебя поведу, хорошо?

Ч Хорошо! Ч простонал я.
Куда он меня только не заводил!
Честно говоря, я тоже начал впадать в отчаяние. Более неприспособленного
к жизни человека, чем Вениамин Юзефович лещинский мне видеть никогда не
приходилось!
Он абсолютно не умел ориентироваться в пространстве!
Он не запоминал особых примет и поворотов!
Его фатально тянуло в опасные места!
Если б я действительно доверился ему, как провожатому, мы давно задохнул
ись бы, провалились бы, утонули бы…
Мы прошли этим путем не один… И не два… И не три раза! Когда я мог уже пройти
там с завязанными глазами, когда у меня выработался уже условный рефлекс
, Венечка наконец произнес неуверенно:
Ч Кажется, я уже начинаю запоминать.
Ч Только начинаешь?
Наверное, мой голос был страшен! Ну, еще бы! мы не меньше суток уже ползаем п
о одному и тому же месту, почти не отдыхая и не жрамши! Мало того, Кривой еще
может хватиться… Господи, за что мне это все?
Ч Может, еще раз? Ч спросил Венечка. Ч Последний?
Ч А может, нам съесть чего-нибудь?
Ч Здесь есть палатки поблизости?!
Ч Нет… Но здесь неподалеку овощной склад… Там можно чего-нибудь…
Венечка не дал мне договорить:
Ч Знаешь, что, ты иди, поешь, если хочешь, а я Ч переживу!
Ч Да, ладно, я тоже переживу.
Чем ему овощной склад не угодил? Я же не в помойку ему лезть предлагаю?
И мы прошли еще один раз. После чего у нас едва достало сил выбраться на по
верхность.
Мы сидели на куче жухлой листвы, с наслаждением вдыхая свежий вечерний в
оздух. Ноябрь уже был… А тепло Ч и никакого намека на снег!
Ч Получится у меня, как думаешь? Ч спросил Венечка.
Ч Не знаю.
Ч Да, если смотреть правде в глаза, то вряд ли…
Ну, уж если смотреть правде в глаза! В очень редких случаях стоит это делат
ь, и уж не в этом Ч точно!
Ч Но ведь мы сделали все, что могли?
Ч Думаю, да.
Ч Так что… Чем бы не кончилось все… Спасибо.
Ч Не за что… А если получится все-таки… То придется тебе пересидеть в эт
ом депо пару месяцев как минимум. Еду я тебе таскать буду.
Ч С овощной базы?!
Ч Да хоть из ресторана! За твои бабки-то… Ну, мне идти пора, а то хватятся. Н
адеюсь, увидимся еще!
Ч А я-то как надеюсь!
Мы смотрели друг на друга и не хотелось прощаться. Из мистических сообра
жений Ч вроде как, если не сказали «прощай», то обязательно встретимся…

Венька улыбнулся и протянул мне руку. Которую я пожал.
Этим рукопожатием мы, наверное, все сказали друг другу, лучше, чем любыми с
ловами.
Мы можем быть уверены друг в друге.
Мы на одной стороне…

Глава 7
НАСТЯ

Юзеф укладывал Ольгу спать… Уже сорок пять минут!
А я ждала его на кухне с тарелкой остывающих оладьев.
Юзеф явно не торопился ко мне… Что он там делает так долго? Почему она все
никак не заснет? Гадкая, капризная девчонка… А Юзеф избалует ее, как избал
овал свою драгоценную Лану Ч так, что Ольга вырастет такой же неприспос
обленной к жизни, как и ее мать! Если бы меня так баловали в детстве, я бы, на
верное, тоже…
Если бы меня так баловали! Если бы Юзеф…
О, Боже! Я ревновала его Ч к Ольге, к памяти Ланы. Я ревновала его к его гнев
у и мести, я ревновала его к его сценариям, к его творчеству, к его прошлому,
к самой жизни… Я ревновала его ко всему! Наверное, единственное, к чему я е
го не ревновала, была его трогательная любовь к покойной Шарон Тейт. И Шар
он была единственной женщиной, к которой я его не ревновала, не могла бы ре
вновать, не осмелилась бы, и не только потому, что она Ч умерла, была зверс
ки убита как раз в тот год, когда я появилась на свет, но еще и потому, что пр
и жизни она действительно была самой прекрасной. Я видела Шарон всего в о
дном фильме Ч в фильме ее мужа, Романа Поланского. Фильм назывался «Бал в
ампиров» и был великолепной пародией на фильмы ужасов. Наверное, я не смо
гла бы описать внешность Шарон, но я помню то ощущение тепла, света и чисто
ты, которое дарила ее красота, сиявшая с экрана. Нет, к Шарон Тейт я его ревн
овать не могла бы, но зато ко всем остальным и ко всему остальному… Я хотел
а, чтобы он принадлежал мне, мне одной! Чтобы все его чувства, все его переж
ивания, все его воспоминания, все его время, все прошлое и будущее Ч даже
творчество! Ч чтобы все радости и горести, все, все принадлежало бы мне! Я
так хотела быть с ним… Всегда… Я любила его…
Я его любила.
Я хотела, чтобы это меня он убаюкивал сейчас, мои волосы гладил, мою руку д
ержал в своих теплых чуть суховатых ладонях, мне на ухо шептал ласковые, у
тешающие слова!
Пусть бы даже он был моим дедушкой…
Или Ч моим отцом…
Или…
Лучше всего было бы, если бы он был моим любовником.
А еще лучше Ч моим мужем.
Юзеф старше моего отца… Не представляю, что сказали бы мои родители, если
бы узнали! Но мне было бы все равно, что скажут мои родители, если бы Юзеф сн
изошел до меня, если бы он увидел во мне женщину! Женщину, а не глупую навяз
чивую девчонку, вторую жену ненавистного зятя, узурпировавшую место бог
отворимой Ланочки, глупую навязчивую девчонку, которую он терпит рядом с
собой только ради Ольги! Прислугу для Ольги! Придаток к Ольге! Как в стары
е добрые времена в нагрузку к дефицитным книгам или театральным билетам
вынуждали покупать какой-нибудь хлам… Так и Юзеф получил «в нагрузку» к
Ольге меня. Если бы Ольга не нуждалась во мне, Юзеф наверняка послал бы мен
я куда подальше, ничуть не заботясь о том, что со мной дальше будет!
Возможно, я могла бы разыграть сейчас карту «скорбящей вдовы» и потребов
ать свою порцию сочувствия и утешений, если бы… Если бы Юзеф не знал, что я
терпеть не могла Андрея и собиралась развестись с ним!
Нет… Ничего у меня не получится! Он просто посмеется надо мной, если узнае
т, как я его люблю! Я на два года моложе его Ланы… Возможно, глядя на меня, Юз
еф каждый раз размышляет о несправедливости судьбы, унесшей жизнь его до
чери и сохранившей сотни, тысячи ее сверстниц, и меня среди них, в их ряду…
Я для него Ч одна из сотен. Лана была единственная! Теперь ее место заняла
Ольга. Для своего отца я тоже Ч единственная, но мамочку он все-таки люби
т больше, чем меня, а Юзеф, насколько мне известно, не любил свою жену: их бра
к был чем-то вынужденным, неизбежным, их семьи дружили между собой… Юзеф н
е любил свою жену. Он уважал ее, он был с ней добр, но не больше. А вот дочь… До
чь он боготворил!
…Интересно, были ли у него любовницы? Были ли у него в жизни другие женщины
, кроме его жены?
Наверняка. Не мог он прожить пятьдесят восемь лет и познать за это время в
сего одну женщину Ч свою жену! Он учился во ВГИКе, а ведь тогда еще, в те год
ы, когда Юзеф был длинноносым и длинноволосым мальчишкой в грубом свитер
е ( я видела его фотографию вгиковских времен и умилялась несказанно ), тог
да еще богемные нравы отличались некоторой легкостью в подходе к вопрос
ам взаимоотношения полов! А потом Ч он был удачливым сценаристом, он мно
го зарабатывал, он был достаточно популярен в кинематографических круг
ах ( хотя в кругах зрительских сценаристы редко бывают популярны Ч в отл
ичии от режиссеров и актеров, сценаристы всегда в тени ), а посему Ч навер
няка имел успех у женщин! К тому же Ч он привлекателен, и с возрастом стан
овился все привлекательнее.
А потом Ч он овдовел шесть лет назад, а до того, после рождения Веника, его
жена много лет тяжело болела и практически жила в больницах и санаториях
. Так неужели же никто не утешил его?! Быть такого не может… Я бы первая… есл
и бы знала его тогда… Правда, тогда я сама была еще ребенком!
Возможно, у него есть женщина Ч там, в Кракове. Наверняка даже есть! Велик
олепная, утонченная, холодная полячка.
Непременно красавица. Непременно блондинка с атласной кожей, с точеными
ногами и голубыми с поволокой глазами. И она обязательно имеет отношение
к искусству Ч актриса, фотохудожник или модельер… Богата. Свободна. Сме
нила шестерых мужей. Мечтает выйти замуж за Юзефа. Но Юзеф держит ее на рас
стоянии Ч он никому не позволяет приблизиться к себе…
И наверняка ведь эта женщина ближе ему по возрасту, чем я!
Ей лет тридцать восемь или сорок, то есть Ч она моложе его всего на двадца
ть лет, тогда как я…
У нас с Юзефом тридцать один год разницы!
Какой кошмар…
Возможно, я могла бы завоевать его, но как? Он настолько многоопытен, он пр
ивык к обществу самых изысканных женщин Ч мое кокетство наверняка пока
жется ему грубым! Вульгарным и грубым…
К тому моменту, когда Юзеф вышел наконец из ольгиной комнаты, аккуратно п
ритворив за собой дверь, я уже успела прийти к выводу, что чувства мои безн
адежны, а любые попытки завоевать его Ч бессмысленны.
Наверное, у меня было очень кислое выражение лица, потому что Юзеф при вид
е меня беззвучно рассмеялся и, приблизившись, погладил меня по голове.
Ч Бедные вы дети! Что Ольга, что вы, Настя… Измучились вы обе. Ольга заснул
а, как убитая, да боюсь, кошмары ее ночью замучают! А на вас, Настя, тоже лица
нет… Похудели вы обе, побледнели, словно жертвы вампира. Смотреть на вас с
трашно и противно! Бедные дети… И бедный я, на попечении у которого оказал
ось двое таких детей.
Я обиделась и убрала голову из под ласкающей руки.
Ч Ну, ну, не огорчайтесь. Вы Ч не ребенок, вы Ч уже почти что взрослая дев
очка! Но с меня это ответственности не снимает. Я все думаю Ч быть может, о
тправить вас все-таки домой, к родителям. А уж мы с Ольгой как-нибудь вдвое
м обойдемся. Неизвестно ведь, чем все это может обернуться! Добро ведь тол
ько в сказках побеждает… Это я вам говорю, как сказочник-профессионал. Фи
льмы по моим сценариям всегда светло и хорошо кончались, если только реж
иссер чего-нибудь своего не привносил. А вот в жизни! В жизни Ч ни доброго,
ни светлого, и неизбежно побеждает зло. И лучше бы вам уйти, пока не поздно.

Ч Поздно! Ч угрюмо ответила я. Ч Они меня знают как самого близкого Оль
ге человека! Меня, а не вас! И от того, что я уеду к родителям, ничего не измен
ится. Они меня и там найдут. Да еще и на родителей беду навлеку… Я, слава Бог
у, не единственный ребенок: у меня еще есть старший брат, он сейчас в Англи
и живет, работает… Так что о родителях будет кому позаботиться, если я… ес
ли все плохо кончится. А нам всем следует вместе держаться. Вместе Ч вокр
уг Ольги. Нас и так-то трое осталось: вы, я да Веник!
Ч Я просто не хочу, чтобы вы жертвовали собой ради Ольги. Ведь мы с ней, по
сути, чужие люди вам…
Ч Вы Ч чужой! Ч голос у меня дрогнул, когда я произносила эти слова, и я з
аметила, что в ответ у Юзефа дрогнули в улыбке губы, и я повторила ожесточе
нно. Ч Вы Ч чужой, а вот Ольга Ч не чужая уже. Я за нее отвечаю… Перед Бого
м.
Ч Вы верите в Бога? Ч спросил Юзеф тем тоном, каким спрашивают Ч «Вы люб
ите креветок?»
Ч Да, верю! Я верю в Бога. Да и потом… Все равно так уж получилось Ч мы связ
аны с вами, мы связаны с Ольгой, и мне уже не удастся спрятаться, даже если б
ы захотелось.
Ч Наверное, это судьба, Ч насмешливо сказал Юзеф, но насмешка была лишь
в его голосе, а в глазах Ч грусть.
Ч Да, это судьба, Ч серьезно подтвердила я. Ч Ведь это именно я нашла Ол
ьгу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...