ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда пришел в себя и мне сказали… Во в
сяком случае, мне больше нечего бояться. И незачем ехать на Урал.
…Да и не могу я теперь на Урал поехать! И никогда не смогу. Никогда. Никуда.

Мне бы инвалидной коляской научиться управлять Ч и то благо!
Мне врачи четко сказали, что ходить я не смогу уже точно. И Ч не ясно еще, см
огу ли я сидеть. Смогу ли полноценно владеть руками.
Я лежу в больничной постели и смотрю на замерзший каштан за окном. Прошло
всего две недели… Я еще не успел привыкнуть к своему положению. Но у меня в
переди целая жизнь для этого. Конечно, я надеюсь… Я не могу не надеяться… А
вдруг, врачи ошибаются? Вдруг, я все-таки смогу встать на ноги? Ведь мне все
го семнадцать лет!
Мне всего семнадцать лет!!!
Будь он проклят!!!
Будь прокляты они все!!!
Ведь я всего лишь подставил ей подножку, когда она убегала…

ЭПИЛОГ
РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ЧУДЕСА
НАСТЯ

В тот день впервые за зиму пошел снег…
Я улетала с Юзефом и Ольгой в Краков.
Краков ассоциировался у меня только со старым советским фильмом «Майор
Вихрь»… Я и не имела ни малейшего представления о том, что это за город, чт
о ждет меня там… Надеялась, что ждет меня счастье с Юзефом, венчание в како
м-нибудь старинном костеле и рождение моего первого ребенка. Но, в общем-
то, сама не очень верила во все это… Ведь так бывает только в сказках! Или
Ч в любовных романах, которые и есть по сути своей Ч сказки. Сказки для у
сталых, много переживших взрослых девочек.
Юзеф воспользовался своими старыми связями, чтобы побыстрее оформить н
ам загранпаспорта. Не знаю уж, как ему это удалось: ведь все мы, особенно Ч
я, были замешаны в неприятных и странных событиях, тем более, что муж мой д
о сих пор числился пропавшим без вести, потому что тело его до сих пор не б
ыло найдено! Но Ч видимо, в современной России можно все… Теперь я почти в
ерю и в то, что раненого Джохара Дудаева могли вывезти в Швейцарию! Впроче
м, я не собиралась окончательно покидать Россию. И уж тем более Ч менять р
оссийское гражданство на польское! Шило на мыло… Просто Ч мне хотелось
на время уехать подальше отсюда. Подальше от кошмарных воспоминаний… Чт
обы Ч забыть. И чтобы о нас все забыли. И чтобы не расставаться с Юзефом.
Мама была в шоке, когда я рассказала ей все.
Конечно, не совсем все я ей рассказала… Только Ч про исчезновение Андре
я и про то, что собираюсь замуж за Юзефа, бывшего тестя Андрея, но Юзеф не мо
жет прийти, чтобы цивилизованно просить моей руки у родителей, потому чт
о переживает сейчас тяжелое горе: от рук неизвестных преступников погиб
его сын.
Мама была в шоке…
И только поэтому, наверное, не воспрепятствовала моему отъезду с Юзефом!

А Юзеф Ч Юзеф стремился покинуть Россию как можно скорее… В панике бежа
л из России… Словно его отступление могло хоть что-то изменить в произош
едшем…
Пепел его сына в изящной фарфоровой урне лежал на дне спортивной сумки, к
оторую Юзеф взял с собой в ручную кладь.
Самолет время от времени потряхивало Ч день выдался не слишком удачный
для полета Ч и я слышала, как на багажной полке над нашими головами по дну
широкой сумки перекатывается урна с пеплом Веника… От этого звука у мен
я леденело сердце. И меня все время тошнило… Каким же мучительным был для
меня этот полет!
Впрочем, тошнило меня систематически с того дня, когда я обнаружила в хол
одильнике голову Андрея. Я подозревала сначала, что я «посадила» поджелу
дочную железу: это случается на нервной почве, от нервов даже диабет случ
ается, потому что поджелудочная Ч очень уязвимый и совершенно незамени
мый орган. Но потом в моем организме произошли еще кое-какие неполадки. И
я начала подумывать, не беременна ли я… Я вполне могла забеременеть от Юз
ефа в ту первую нашу ночь ( я говорю только о первой ночи, потому что в други
е ночи Юзеф старался быть «осторожным»! ). От Андрея Ч нет, не могла, это я т
очно знаю. Мы с ним как минимум полтора месяца близки не были! Если я берем
енна, то это Ч ребенок Юзефа. И очень хорошо Ч я ведь хотела ребенка от лю
бимого человека!
Впрочем, в тот день, в самолете, направлявшемся в Варшаву ( Юзефу сначала н
адо было уладить какие-то дела в столице), я еще не была ни в чем уверена, пр
осто мучилась тошнотой, слушая, как перекатывается над нашими головами ф
арфоровая вазочка с пеплом Веника. И я все поглядывала на Юзефа Ч слышит
ли он этот кошмарный звук?! Но Юзеф, казалось, дремал, откинувшись в мягком
кресле. Только руки с такой силой впились в подлокотники, что суставы пал
ьцев побелели…
Зато Ольга спала крепким детским сном, прижимая к себе плюшевого бульдог
а Ч того самого, которого Андрей принес ей в больницу.
Польша Ч еще совсем не «заграница».
Конечно, у них все гораздо цивилизованнее, чем у нас.
Все очень вежливые, галантные, много очаровательных мужчин и ослепитель
но-красивых женщин Ч правда, правда, в процентном содержании больше, чем
у нас в России, не знаю уж почему, может, тлетворное влияние Запада сказыва
ется! Ч недаром же в прошлом веке поляков называли «французами севера».

Но все равно: Польша Ч еще не «заграница», и поляки, несмотря на нелюбовь
к русским ( и есть ведь за что Ч за почти двухвековую тиранию и вмешательс
тво в их интересы и в политику ), все равно остаются «братским народом», бр
атьями-славянами. Их речь похожа на нашу…
Я не чувствовала себя чужой в этой стране. Я не была здесь одинока Ч так, к
ак бывают одиноки наши девушки, вышедшие замуж в Италию, в Америку, в Герма
нию ( вот уж чего совсем не понимаю Ч как русская может выйти замуж за нем
ца, неужели пепел деда, погибшего на той великой войне, пепел сожженной ха
ты не застучит в ее сердце?!! ), в Японию или на Ближний Восток.
Я не была здесь одинока, несмотря на то даже, что Юзеф с момента приезда не
слишком-то много уделал мне внимания.
Он решал какие-то свои творческие проблемы… Что-то связанное с его фильм
ом, который вот-вот должен был выйти на экраны… И с другим проектом, под ко
торый он хотел получить деньги… К тому же Ч Юзеф много писал… Он лишь ноч
ами иногда приходил ко мне, но уже не устраивал таких спектаклей, как в Мос
кве. Все было просто и скучно. Но он хотя бы не был так груб, как покойный Анд
рей…
Ольгу Юзеф собирался отдать в пансион, чтобы домой она возвращалась толь
ко на выходные. В чем-то Андрей оказался прав… Юзефу мешал ребенок в доме.

А пока Юзеф нанял для Ольги очень милую девушку, студентку педагогическо
го ( коллега! ), которая обучала Ольгу русскому языку.
Мне казалось, что Юзеф слишком много уделяет внимания этой девушке…
А я была предоставлена сама себе.
Я много гуляла по городу… Костелы, музеи, магазины…
В магазинах я особое внимание уделяла отделам, где продавались товары дл
я будущих мам и для младенцев. Сколько всего эти капиталисты напридумыва
ли! Все на благо человека! Даже Ч совсем еще крохотного, едва появившегос
я на свет…
Впрочем, я прожила в Кракове всего-то полторы недели.
А потом наступило Рождество.
Рождественская ночь, которую так ждал Веник!
А потом должен был наступить новый 1997 год.
А потом Ч день рождения Веника: 14 января ему исполнилось бы девятнадцать
лет!
Ужасно…
Голубую звезду с духами «Ангел» я решила подарить Юзефу. Потому что так и
не выбрала для него подарок. Я понадеялась, что он оценит мой вкус и не обр
атит внимание на то, что эти духи все-таки женские! Тем более, что теперь мо
дно мужчинам пользоваться женскими ароматами, а многие духи и туалетные
воды выпускают сразу и для мужчин, и для женщин!
В Рождественскую ночь шел снег…
И мне было очень грустно. Так уж вышло, что впервые свое одиночество в Крак
ове я ощутила именно в Рождественскую ночь, когда в доме Юзефа собралось
множество людей Ч знакомые Юзефа и ни одного моего знакомого! Ч в гости
ной горел камин и сияла огромная, до потолка елка, увешанная по европейск
ой моде одинаковой величины стеклянными золотыми шариками и гирляндам
и лампочек в виде свечей. Под елкой была навалена груда подарков в обертк
ах из блестящей бумаги…
Ох, бедный Веник! Не дожил ты… Всего пару недель не дожил!
Как обидно! Гости веселились очень бурно, плясали вокруг елки: какой-то ве
селый национальный танец, сопровождаемый выкриками и прыжками. Может бы
ть даже «краковяк» Ч а что еще можно танцевать в Кракове в рождественск
ую ночь? Ч я не знаю, как танцуют «краковяк» и чем он отличается, допустим,
от так же польских национальных «мазурки» и «полонеза». Среди гостей ( та
к же, как и на улицах Кракова, только в еще большей концентрации ) было мног
о восхитительно Ч возмутительно! Ч красивых женщин, в роскошных вечер
них платьях, с обнаженными плечами. Они все ластились к Юзефу, как грациоз
ные юные кошки, а я рядом с ними выглядела этакой неуклюжей серой уточкой,
тем более, что и выглядела я в ту ночь плохо, несмотря на макияж. Женщины ла
стились к Юзефу, и он даже приобнял двоих Ч совсем юных, лет семнадцати, б
лондинку и рыжую Ч их фотографировали вместе, девушки смеялись, Юзеф сн
исходительно улыбался… В столовой был накрыт стол. Блюда подавались тол
ько польские национальные: польский красный борщ с ушками, карп по-польс
ки под серым соусом, отварной судак по-польски, старопольские праздничн
ые пряники, польский маковник Ч кажется, эти поляки с ума сошли от своей в
новь обретенной независимости! И даже Юзеф! Даже Юзеф, родившийся и всю жи
знь проживший в России! Юзеф, конечно, представлял меня Ч гостям, а гостей
Ч мне, но я не могла запомнить столько новых лиц ( кажется, человек тридца
ть собралось! ), а из них Ч никто не интересовался мною! Я была здесь чужая…
И я была одинока… Чудовищно одинока!
Ольга была «царицей бала», ходила важная, в новом сливочно-белом кисейно
м платье, все наперебой ласкали ее, заигрывали с ней, совали конфеты Ч еди
нственная внучка хозяина дома! Сколько молодых актрисок, мечтающих полу
чить роль в фильме Юзефа, надеялись пробиться к его сердцу, завоевав симп
атию Ольги! И мне все казалось, что они с насмешкой поглядывают на меня, не
ловкую, с опухшими ногами, с мешками под глазами, убого Ч по их понятиям!
Ч одетую в свои еще московские тряпки… Оказывается, то, что у нас в Москве
Ч дорого и роскошно, у них в Кракове Ч дешевый ширпотреб! А Андрей был не
настолько богат, чтобы одевать меня в вещи от Диора и Шанель!
Я ушла из гостиной за двадцать минут до пика праздника: в полночь над Вифл
иемом засияет звезда-вестница, и во всех костелах Кракова забьют в колок
ола и вознесется к небесам благодарственный хорал Ч «Благословенна ты,
Мария!»
Я решила пережить этот священный миг в одиночестве… И укрылась в той еди
нственной комнате, в которую уж точно не ворвется ни один, даже самый нагл
ый гость, и в которой меня вряд ли надумают искать ( если вообще хоть кто-ни
будь заметит мое отсутствие и захочет меня вернуть! Очень сомневаюсь, чт
обы кому-то здесь я понадобилась… ) Ч в святая святых дома, в кабинете Юзе
фа.
Я никогда не входила сюда.
Только заглянула один раз украдкой…
Мягкий ковер на полу, огромный письменный стол у окна, левая стена занята
стеллажами с книгами, а на правой стене, над старинным кожаным диваном Ч
фотографии Ланы! Маленькие и большие, любительские и художественные, Лан
а-младенец на руках матери и Лана-женщина с Ольгой на руках…
Ни одной фотографии Веника.
За все эти полторы недели в Кракове, Юзеф ни разу даже не вспомнил о нем!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...