ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это открытое и пронзенное сердце
так удивило и напугало Рыбку, что она снова расплакалась и, плача, потянул
ась к гипсовой статуэтке, чтобы потрогать, убедиться, что ей не чудится ве
сь этот кошмар!
Ч Не надо трогать! Зачем ты трогаешь? Отойди оттуда, девочка, не надо трог
ать, Ч прозвенел позади нее женский голос с нотками иностранного акцен
та.
Рыбка так испугалась, что дернулась и едва не свалила ту странную высоку
ю скамеечку…
Женщина подхватила скамеечку и поставила назад.
Она была молода, румяна и крепка, как налитое яблочко, очень странно и очен
ь скромно одета, в простое серое платье и черный же Ч платок? нет, не плато
к это Ч с белым кантом.
Волосы скрыты. Ни капли макияжа на лице. Из украшений только длинные дере
вянные бусы и деревянное же распятие.
Рыбка догадалась, что эта женщина Ч монашка, хотя она и не походила на пра
вославных монашек, «ворон», как называли их нищие, кормившиеся в хлебода
рнях монастырей.
Ч Я не хотела ничего украсть! Правда! Только эта женщина… У нее же сердце
проколото! Ч захлебываясь, заговорила Рыбка. Ч Это Богоматерь, да? Я вот
пятьдесят долларов принесла, мне надо заказать молитву за одного челове
ка, его звали Веник, то есть Ч «Вениамин», по-еврейски это значит «самый л
юбимый сын», но он не был евреем, он был поляк, поэтому я думаю, что молитву н
адо заказывать в вашей церкви, ведь поляки вашему Богу молятся, да?
Монашка выслушала ее, нахмурившись, а потом вдруг улыбнулась и глаза ее п
росияли золотисто, и она коснулась своей рукой руки Рыбки.
Ч Мы все молимся одному Богу и Святой Матери Его. Но, если твой друг, детка
, был поляком, то он, скорее всего, католик. Давно ли он умер?
Ч Его убили… Не так давно.
Ч Он умер насильственной смертью? Не успев исповедаться?!
Ч Это очень плохо, да? Ч испугалась Рыбка. Ч Но он не виноват, он просто н
е мог успеть сразу и Настю спасти, и исповедаться! Но он был очень-очень хо
роший, очень красивый и ему было восемнадцать лет!
Ч Восемнадцать лет… Бедный мальчик.
Ч Вы помолитесь за него? Вы ему грехи отпустите?
Ч Я могу помолиться. И ты Ч тоже… Что до грехов, то теперь он во власти Гос
пода вместе со всеми своими грехами.
Но ты не плачь, Пресвятая Дева сможет умилостивить Сына Своего, надо толь
ко помолиться ей об этом.
Ч Вот, пятьдесят долларов! Вы не бойтесь, они настоящие! Только на скольк
о молитв их хватит, пятидесяти-то? По нынешнему курсу это где-то двести се
мьдесят тысяч рублей…
Ч Убери свои деньги, девочка, Здесь Ч храм! Ч сурово сказала монашка. Ч
А тем более Ч сегодня святой праздник…
Если ты хочешь помочь церкви Ч у нас есть счет в банке, можешь перевести д
еньги на него, на ремонт храма… Но мне кажется, что ты сама в них нуждаешьс
я.
Ч А как же молитва?
Ч Мы сейчас помолимся с тобою. Вдвоем. Пока еще храм пуст, нам не помешают
… Как тебя зовут?
Ч Рыбка. То есть Ч Света. А вас?
Ч Сестра Малгожата. Ты Ч католичка?
Ч Не знаю…
Ч Ну, все равно… Стань на колени вот сюда… А сюда положи сложенные руки…
И повторяй за мной… Аве, Мария…
…Рыбка стала коленями на нижнюю ступень скамейки, а сложенные лодочкой р
уки положила на верхнюю ступень, и они с сестрой Малгожатой замечательно
уместились здесь вдвоем, и Рыбка повторяла непонятные, но такие чудесны
е, звучные слова, и вспоминала Веника…
…Она так задумалась, что не заметила, как на месте сестры Малгожаты оказа
лся какой-то пожилой человек с длинными седыми усами. Он чередовал те мол
итвы, которые читала сестра Малгожата, с бормотанием на каком-то другом и
ностранном языке, и часто повторял одно и то же слово: «Проше! Проше!»
Рыбка оглянулась на зал Ч скамейки постепенно заполнялись. И еще она ув
идела несколько человек, терпеливо ожидающих своей очереди помолиться
… Она вскочила и смущенно отошла в сторону. Она хотела вообще уйти… Но зде
сь было так тепло! Так славно! Рыбка села на скамеечку, на самый край… Раз у
них сегодня праздник, значит Ч они должны быть добрые, и не прогонят ее, б
ыть может… А если окажется, что она занимает чье-то место, то она ведь може
т и у стеночки постоять!
Но никто не спешил ее гнать…
Сестра Малгожата сменила кассету в магнитофоне, прибавила звук, и новые
хоралы, торжествующе загремевшие под сводами храма, показались Рыбке ещ
е прекраснее предыдущих! Рыбка закрыла глаза, погружаясь в волны прекрас
ной музыки… И задремала.
Она очнулась, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд. Годы жизни
среди нищих, воров и убийц научили ее даже во сне ЧУВСТВОВАТЬ такие вещи! О
на проснулась и не сразу поняла, где находится. Вздрогнула, вскочила, едва
не бросилась бежать… Но вовремя одумалась.
Храм Ч уже не темный, потому что свечи зажжены! Ч музыка, еловые ветви, мн
ого нарядных людей, и все они смотрят на нее: на девушку в грязной искусств
енной шубе и убогой детской шапочке, так странно ведущую себя в храме! Рыб
ка покраснела до корней волос и готова была удрать, но…
На нее больше не смотрели. Видимо, к ней обернулись, когда она вскочила. А т
еперь Ч потеряли интерес или просто считали неприличным слишком долго
ее разглядывать, они ведь все здесь воспитанные, богатые и красивые, как В
еник… Потому что только такие люди могут ходить в такой прекрасный храм!

Только один человек продолжал смотреть на нее, не отрываясь… Наверное, э
то его взгляд и пробудил Рыбку от дремоты! Он сидел в ряду перед ней Ч мол
одой парень в кремовой «обливной» дубленке ( Рыбка оценила ее с первого в
згляда такая дубленка, теплая, легкая и красивая, была бы пределом ее, Рыбк
иных, мечтаний, если бы только Рыбка осмелилась мечтать о такой замечате
льной вещи! ), с ярким и пушистым шарфом на шее, с меховой шапкой на коленях,
в гладко зализанными назад волосами, в массивных очках Ч этот парень яв
но не принадлежал к тем, кого Рыбка называла «своим контингентом», во вся
ком случае, «снять» его или ему подобного Рыбке не удалось бы, даже если бы
она предложила ему все сделать бесплатно! Однако Ч он смотрел на нее так
пристально…
Словно ощупывая глазами ее лицо, рассыпавшиеся по плечам золотые волосы
и фигурку под распахнувшейся шубкой… Двое приятелей, таких же молодых и
так же хорошо одетых, пихали его локтями с разных сторон и что-то шипели с
квозь зубы: должно быть, увещевали его и укоряли в непристойном поведени
и. Но он не обращал на них ни малейшего внимания… Он смотрел на Рыбку.
И тогда Рыбка улыбнулась ему. Не той «профессиональной» зазывной улыбко
й, больше похожей на хищный оскал, а настоящей, детской, так, что ямочки заи
грали на щеках, а верхняя губка приподнялась, как у котенка.
Ч Боже! Ч истерически выдохнул «созерцатель». Ч Клаудия Шиффер Ч нич
то! И никто…
Ч Влад, не будь идиотом! Отстань от ребенка. Ты ее напугал…
Ч Я… Я не хотел вас пугать, правда! Ч залепетал Влад, вскакивая.
Тут уже на него зашипели со всех сторон Ч ведь он повернулся спиной к изо
бражению Пресвятой Девы и к кафедре, возле которой происходили последни
е приготовления к торжественной мессе! Оба приятеля дружно рванули его з
а рукава и Влад рухнул на скамейку, не отрывая от Рыбки восторженного взг
ляда.
Ч Скажите мне! Скажите мне правду, умоляю вас! Ч простонал он, молитвенн
о складывая руки. Ч Вы Ч натуральная блондинка?
Рыбка вспыхнула и задохнулась от возмущения: каждый второй клиент, стяги
вая с нее трусики, вслух выражал желание проверить, натуральная ли она бл
ондинка!
Ч Натуральная, Ч угрюмо буркнула она и зашагала по проходу к дверям.
Ч Нет! Постойте! Чем я вас обидел? Ч громким шепотом «возопил» Вадим и пр
инялся продираться к проходу мимо сидящих людей, спотыкаясь об их колени
.
Он нагнал Рыбку уже за дверями Ч в том, первом помещении, со стендами, с «у
мывальником» и с фотографией белокурой женщины Ч догнал и схватил за ру
кав.
Ч Подождите! Куда же вы? Чем я вас обидел? Ч в его добрых карих глазах, уве
личенных стеклами очков, было столько искреннего непонимания и сожален
ия, что Рыбка почти поверила ему, но Ч осторожно высвободила свой рукав и
попятилась к дверям.
Вслед за очкастым Владом выскочил один из его приятелей.
Ч Вы не бойтесь, девушка! Он не насильник, не маньяк, не растлитель малоле
тних, он действительно фотограф, очень хороший и знаменитый, он снимает с
овсем не порнуху, а рекламу, он Ч почтенный человек, у него жена, сын и дочк
и-двойняшки, вы вполне можете доверить ему свою невинность!
Ч Я еще не сказал ей, что я фотограф! Ч огрызнулся Влад и снова обратился
к Рыбке. Ч Я Ч фотограф. Фотохудожник. Не знаю, хороший ли… Но считаюсь уд
ачливым. Я работаю в сфере рекламы. У меня много моделей, они получают хоро
шие деньги, но вы, ваше лицо, эта особенная мимика, и потом волосы, цвет ресн
иц, цвет кожи Ч все указывает на то, что вы Ч натуральная блондинка… То е
сть… Я хочу сказать, в вас заложены большие потенции, я вижу это, как профе
ссионал!
Ч Что во мне заложено?! Ч подозрительно спросила Рыбка. Для нее слово «п
отенция» ассоциировалось с чем-то постыдно-неприличным.
Ч Как бы вам объяснить… Я хочу сказать, что я вижу, уже сейчас могу утверж
дать почти на… На девяносто девять процентов, что на фотографии вы будет
е получаться ЕЩЕ ЛУЧШЕ, чем в жизни! Это Ч особый талант… Как талант актри
сы, балерины… Скульптора, художника, писателя…
Ч …фотографа, Ч дополнил его приятель. Ч Вам следует прислушаться к е
го словам, девушка. Влад не говорит их просто так каждой смазливой мордаш
ке! Я вообще не слышал, чтобы он когда-нибудь говорил такое…
Ч Поверьте мне, я не собираюсь вас обольщать или чего-то там от вас требо
вать, нет, я женат, у меня прекрасная супруга, я ее очень люблю, я верный семь
янин… Но я предлагаю вам попробовать себя, как фотомодель! Ничего неприл
ичного, противозаконного, максимум, что я могу попросить Ч в купальнике
или в кружевной ночной рубашке, но к этому даже ваши родители не придерут
ся… И я буду вам платить за каждый час съемок! А потом, возможно, вы сможете
сделать карьеру! И я сделаю из вас звезду!
Ч Спроси лучше, сколько ей лет!
Ч Пятнадцать, Ч чуть слышно прошептала Золотая Рыбка.
Она не могла поверить в реальность происходящего.
Ч Пятнадцать! Она несовершеннолетняя! Ч трагически воскликнул прияте
ль Влада.
Ч Ну, и что? Ч удивился Влад. Ч Сейчас модели стремительно молодеют! Шиф
фер начинала в семнадцать! Бриджитт Холл Ч в шестнадцать! Елена Ляндрес,
насколько мне известно, в пятнадцать лет! А Наталья Семанова, самая значи
тельная, самая потрясающая изо всех русских моделей, вообще выплыла на «
звездный небосвод» в четырнадцать лет! Так что… Почему вы плачете? Я что, о
пять чем-то огорчил вас?
Ч Нет, нет, нет, Ч шептала Рыбка, запрокидывая голову, словно пытаясь зас
тавить слезы «влиться» обратно, в глаза.
Ч Просто Ч я так давно мечтала! И не верила, что так может быть… Что подой
дет фотограф… Или Ч режиссер… И скажет… Вот как вы… Только Ч я не верила
! И сейчас мне кажется Ч я сплю!
Ч Э, вы только не надейтесь на то, что все будет, как в сказке про Золушку и
добрую фею! Ч угрюмо заметил приятель Влада. Ч Влад заставит вас вкалыв
ать, как ломовую лошадь!
Сидеть на диете Ч на жареных баклажанах и минералке! Вставать в пять утр
а, учиться правильно ходить, ведь, помимо фотографий, будут еще и «дефиле»
в ночных клубах, а то Влад разорится…
Ч Для «дефиле» она еще мала!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...