ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он вездесущ, ибо появляется перед людьми всегда, когда они даже и
не подозревают об этом, в образе мух. Представь, Мелкий. в каждой мухе, что т
ы имел честь лицезреть, была крупица сущности нашего Бога, он видел тебя п
остоянно и следил за тобой. За тобой и за каждым. А где появляются мухи? Там,
где падаль, где гниет живая плоть.
И если твоя собственная плоть гниет, то мухи селятся на ней, выводят личин
ки…
Кривой коснулся кончиками пальцев моей обнаженной руки, и я вздрогнул от
неожиданности.
Ч Представь, Мелкий, что Бог всегда с тобой, что он живет в тебе…
Я не знал, что и сказать.
Ч Вот повезло Уроду, правда? Ч продолжал Кривой, Ч Ему и стараться не на
до Ч мухи стадами за ним летают…
Ч Так не протянешь долго, Ч решился я высказаться, чтобы немного оправд
аться в его глазах, Ч Сгниешь и все. Хотя мужики наши и Урод тот же водку жр
ут, а она гниению не способствует.
Ч Ну, не скажи. Гниение ведь разное бывает. Бывает гниение тела, а бывает г
ниение души. Кто-то гниет снаружи, а кто-то изнутри. Урод , к примеру, отмече
н особым благословением, он гниет сразу со всех сторон. А возьми того же Хр
яка Ч в теле его силищи немеряно, и проживет он лет сто, если не убьют, коне
чно, крепкий и розовенький, зато душа его гнилая и червями изъеденная. Так
что он тоже верный слуга нашего господина… А, Мелкий?
Ч Я пришел сюда ради него.
Ч А в чем заключается твое служение ему?
Тут я понял, что Урод был точно прав Ч этот тип действительно якшается с п
роповедниками и, если так, то я пропал, потому что на его вопрос мне нечего
ответить.
Ч Ты просто мальчик, так ведь? Ты не исповедуешь культа.
Да! Урод был прав! Кривой и говорит точно, как проповедник, случалось мне и
х слышать Ч они точно так же выражаются.
Эх, плыть мне по коллектору с такой же перекошенной физиономией, как у сег
одняшнего найденного мною трупа!
Ч Я не просто мальчик, ты что не слышал, что обо мне Урод говорил?.. Что мне д
елать-то надо?!
Ч Вот! Ч провозгласил Кривой, Ч С этого и следовало начинать!
Все. Я попался. Прощай свободная и беззаботная жизнь, прощайте старые кир
пичные своды, лабиринты ходов, тоннели метро! Теперь остаток жизни мне пр
идется делать то, что хочет Кривой! А то, что он будет заставлять делать ме
ня, я примерно знаю… Это я притворяюсь всегда, что глупый, наивный и ничего
не вижу никогда.
Я ведь вам правду сказал, что почти все подземные ходы изучил, и я знаю, что
под нашим миром Ч под нашим подземным миром Ч существует еще один, мир, г
де живут истинные слуги Баал-Зеббула… избранные, проповедники и сам Вел
икий Жрец.
Я знаю, по меньшей мере, три дороги туда, но никогда, никогда у меня не возни
кало желания туда проникнуть. Потому что я точно знаю, у проникшего туда о
днажды, обратной дороги нет и никогда не будет.
Кривой один из тех. Кривой бывает там. Теперь я знаю это точно.
Ч Я научу тебя служить повелителю так, чтобы он был тобой доволен, Мелкий
. Урод говорил правильно Ч ты действительно избранный. Ты избран повели
телем для особенного служения.
Кривой посмотрел на меня пристально.
Ч Понимаешь ли ты это?
Я кивнул.
Ч Готов ли ты?
Я снова кивнул.
Ч Ты особенный еще и потому, что мир людей не отвергал тебя, как отверг бо
льшинство из здесь живущих. Ни для кого не секрет, что многие с радостью ве
рнутся наверх, если кто позовет их вдруг. Не зовут только, и никогда не поз
овут. Все это знают, а потому предпочитают гордиться своим нынешним обра
зом жизни. Ради того, чтобы уважение к себе сохранить.
Вроде как Ч не вышвырнули меня, я сам выбрал образ жизни.
Ты не такой. Я тоже не такой. И есть еще много людей, которые сделали выбор д
ействительно сознательно и отдали всех себя нашему Богу… Только они не з
десь, Мелкий. Они там.
Кривой многозначительно указал пальцем себе под ноги.
Ч Еще глубже под землей. Хочешь пойти туда вместе со мной?
Должно быть, ужас все-таки отразился на моем лице, потому что Кривой добав
ил:
Ч Да, там настоящий Ад. И любой обычный человек погибнет, если спустится
туда. Хряк, Михалыч, Урод даже . Они погибнут… Но в этом месте Повелитель да
рует огромные силы таким, как мы. Силы достаточные для того, чтобы быть вла
стителями мира. Всего мира, Мелкий. И этого, и того, который наверху.
Ч Но никто не погибает в День Жертвоприношения, а ведь спускаются туда т
олпы народа. Урод все время ходит и Хряк тоже… ему нравится.
Ч Это особенный день, Мелкий. В этот день сам Великий Жрец впускает свой
народ в святилище… Ты никогда еще не был на жертвоприношении?
Ч Не был. Меня еще не было здесь тогда…
На самом деле, я уже был здесь. Только Михалыч меня не пустил, сказал, что не
чего мне там делать.
Ч Это и хорошо. Нечего тебе смотреть из толпы. Ты пойдешь туда вместе со м
ной. Как один из избранных… Хочешь?
Ч Хочу.
У меня вдруг сильнее забилось сердце и даже голова закружилась от внезап
но пришедшей в голову мысли, что ведь это сам Баал-Зеббул прислал за мной
Кривого!.. Прислал, чтобы наконец призвать меня к себе! Так чего же я боюсь? З
а свою свободу? Да что такое свобода по сравнению с возможностью служить
ЕМУ… Лично! ОН зовет меня, ОН, который признал меня своим сыном в тот день, к
огда я заблудился. Разве я не говорил ему тогда, что сделаю для него все?!
Да, мне нравилось быть одиночкой, я не хотел даже пытаться стать одним из т
ех, кто служит нашему Богу по-настоящему… Но я должен, потому что я избран.
Я предназначен. А предназначение свое не выбирают. Ему просто следуют.
Ч А кто ты там, Кривой? Ч спросил я осторожно.
Кривой только улыбнулся.
Ч Узнаешь. Здесь не произносится ни имен, ни званий. Я просто слуга Его. Эт
о единственное, что ты должен знать… пока.
Хотя костер еще горел, и было жарко, у меня почему-то мороз пробежал по кож
е, и мне захотелось завернуться в телогрейку. Это от волнения.
Ч А сейчас иди спи, Ч Кривой столкнул меня со своего матраса, Ч У тебя е
сть еще несколько дней. Подумай обо всем хорошенько.
Я поплелся к своей лежанке. Спать уже совершенно не хотелось, но мне дейст
вительно просто необходимо было полежать в тишине и подумать. О многом.
Ч Да, Мелкий! Ч догнал меня голос Кривого, Ч И о нашем разговоре никому
ни слова.
Ч Само собой.
Но ни о чем подумать в этот раз мне не удалось. Я уснул. Вырубился сразу же, к
ак оказался в горизонтальном положении. Наверное, сказались усталость, с
ытный завтрак, ну и водка, конечно.
А когда я проснулся, уже день клонился к вечеру. Я был один. Те, кто работали
, еще не возвращались, а Кривой уже сгинул , по своему обыкновению. Я, честно
говоря, испытал по этому поводу большое облегчение.
Котел все еще висел над потухшими углями. Там еще было чего пожрать. Я могу
поесть и холодного, я не привереда, но, согласитесь, горячая пища все-таки
приятнее. К тому же я не тороплюсь никуда. Мои тоннели подождут меня еще па
ру часов.
Мне Михалыча надо дождаться, убедиться, что с ним все в порядке, а то всю но
чь буду думать только о том, замерз он до смерти на этот раз или еще не заме
рз.
Михалыч пришел. Закостеневший от холода, но довольный.
Сегодня подфартило так, как очень редко случается, поведал он мне, какой-т
о новый русский кинул купюру в пятьдесят баксов.
Михалыч вертел ее в руках и не знал, куда спрятать. Еще бы! Попадется на гла
за Хряку Ч отнимет.
Ч Давай я спрячу, Ч предложил я ему.
Ч А где?
Ч У меня тайных мест до фига. Никто не найдет.
Ч А что за место-то?
Ч Я тебе покажу.
Ч Да нет, можешь не показывать. Тебе я верю.
Ч Я не к тому. Просто… ну, меня скоро здесь уже может не быть…
Михалыч встрепенулся.
Ч Да ну? никак домой возвращаешься?!
Михалыч постоянно уговаривал меня вернуться домой. С первого дня нашего
с ним знакомства. Как только узнал, что я из благополучной семьи, то обруга
л меня по страшному.
И всякий раз ругался, пока не понял наконец, что я не просто глупый подрост
ок, сбежавший из дома в поисках приключений, что я навсегда здесь останус
ь.
Мне, наверное, следовало бы сказать, что да, мол, я возвращаюсь к родителям.
И Михалыч был бы доволен и вопросов не последовало бы. Но не мог я так сказ
ать, просто потому, что столько раз твердил старику, что мой дом Ч здесь! Ч
то я сделал свой выбор, и он окончателен! Что он подумает, что я сломался? Чт
о мне слишком трудно самому заботиться о себе и жить так, как мне в кайф? Не
т, я не могу допустить, чтобы он так подумал обо мне!
Ч Я не домой, Михалыч.
Я принес ему в миске горячего супа и сел рядом.
Михалыч жадно набросился на еду, и я уже начал думать, что он не спросит… Н
о он спросил.
Ч А куда же?
Ч Я не могу тебе сказать.
Ч Что значит Ч не можешь?
Михалыч поставил тарелку на пол и посмотрел на меня подозрительно.
И мне пришлось рассказать. Взяв, конечно, с Михалыча предварительно слов
о, что наш разговор останется между нами.
Старик выслушал все, что я сказал ему, и я заметил, как он поник.
Ч Вот до чего дело дошло, Ч сказал он после того, как я давно уже сидел мо
лча и ждал его слов, Ч Я знал, что так все и будет, я знал, что этим кончится.

Внезапно Михалыч съездил мне ладонью по лбу. Довольно сильно.
Ч Ты понимаешь, идиотина, что подписал себе смертный приговор?! Ч закри
чал он шепотом, Ч Довыступался со своей избранностью! Сколько раз я тебе
говорил!.. Эти жертвоприношения… Ты знаешь, кого они в жертву приносят?.. Лю
дей!!!
Честно говоря, я об этом догадывался. Жертвовать Баал-Зеббулу что-то мень
шее, было бы святотатством.
Ч Но ведь это люди сверху, Ч брякнул я, Ч Не наши…
Забыл я что ли с кем говорю? Это Уроду можно сказать не наши и Кривому, но не
Михалычу же!..
У Михалыча еще сильнее руки затряслись от моих слов, он смотрел на меня та
к, что мне казалось Ч сейчас задушит.
Ч Не наши?! Ч проговорил он, наконец, Ч Да речь идет о твоих родителях, о т
воей сестренке ! Ты и их готов в жертву принести?! Что с тобой?! Ты что, убийца
?! Как Хряк?! Что значит, наши, не наши?! Все мы люди Ч одинаковые! Всех нас мат
ери рожали… Глупый мальчишка.
Ч Эти люди чуть не убили тебя, выгнали из дома, оставили на произвол судь
бы… а здесь тебя приняли!
Ч Это бандиты были! Не люди Ч бандиты! И те, к кому ты идешь Ч тоже бандит
ы! Еще по-страшнее, чем те, которые наверху… Но у тебя теперь выбора нету,
Ч добавил он внезапно, Ч Если ты откажешься Ч тебя убьют. Даже если дом
ой вернешься, все равно найдут и убьют… Они повсюду. Они где угодно найдут

Ч А я отказываться и не собираюсь! Ч сказал я мрачно, Ч И все, Михалыч, за
будь о нашем разговоре. Если Кривой узнает, что я тебе все рассказал Ч нас
точно убьют. И тебя и меня. Понял?
Михалыч не ответил. Он отвернулся от меня и принялся доедать почти остыв
ший уже суп.
Я отправился уже к выходу, когда он внезапно окликнул меня.
Он заставил меня подойти, вдруг властною рукой притянул к себе и поцелов
ал в лоб.
Ч Я буду молиться за тебя, Ч сказал он, Ч За твое спасение. Не вашему дья
волу, а Богу! Тому, который на небесах, а не под землей!
Он оттолкнул меня и прежде, чем он вновь отвернулся к своей тарелке, я увид
ел слезы в его глазах.
Мне нужно было, наверное, как-то утешить его, но я не знал как. Я забрал его п
ятидесятидолларовую бумажку и рассказал, где спрячу ее. Рассказал Михал
ычевой спине, потому что он так и не повернулся ко мне и не сказал ничего. Т
ак что и не знаю я, понял ли он, где я собираюсь прятать его деньги…
Было еще не поздно, и я отправился в метро.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...