ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В довершение всего «добрые люди» подсказали, что жена изменяет ему с лучшим другом, клятвенно заверявшим его в своей преданности. В ярости Колян, несколько лет занимавшийся восточными единоборствами, поломал «другу» пару ребер и руку.
Все мечты и планы рухнули в одночасье. В свои тридцать с небольшим Колян понял, что жизнь не удалась и потеряла всякий смысл, и он, впав в жуткую депрессию, запил. Окруженный толпой очередных «верных друзей», он швырялся деньгами налево и направо, пока однажды не проснулся в чужой квартире в помятом спортивном костюме без копейки в кармане. Промучившись пару дней от глубокого похмелья, он понял, что не может больше оставаться в этом городе и ловить на себе сочувственные или брезгливые взгляды своих прежних знакомых. Стараясь позабыть прошлое, он переехал в соседний городок, устроился сантехником в ЖЭУ и понемногу успокоился, твердо решив именно так и прожить оставшуюся жизнь.
Ранним утром он не спеша шагал по улице, направляясь к мастерской, и натолкнулся на бледного взъерошенного гражданина в очках, с обиженным выражением лица растерянно оглядывавшегося вокруг. И он повел Смирнова к себе домой, совершенно не предполагая, что этот невинный на первый взгляд поступок круто перевернет всю его жизнь.
Колян остолбенел: перед ним, самым невероятным образом, стоял Вадик Смирнов, его подчиненный по прежней работе.
— Смирнов? — осторожно поинтересовался Колян.
— Николай Иванович! Слава богу, хоть одно знакомое лицо! — обрадованно кинулся к нему навстречу бывший сослуживец.
— Какими судьбами? — сухо поинтересовался Колян, вспомнив рассказы знакомых, как тот в свое время пытался его подсидеть.
— Сам не знаю, — удрученно вздохнул Вадим. — Вечно мне не везет, завистники всяческие пакости строят. Вчера отмечали мое назначение, понятное дело, назюзюкались, и какая-то холера меня в этот автобус запихала.
— Новая работа?
— Да так, — замялся Смирнов. — Замдиректора по общим вопросам.
— О, поздравляю, Вадим Владимирович.
— А, ерунда, сами помните, какой у нас народец, так и норовят ножку подставить. А вы?
— Гегемоню потихоньку. Сантехником. Голову лишними мыслями не забиваю.
— Ясно, — снисходительно сморщил нос Смирнов, но тут же, спохватившись, изобразил широкую улыбку. — Слушай, нельзя у тебя на полчасика остановиться? Поесть, помыться, а то ближайший автобус только после обеда, а я, сам понимаешь, здесь никого не знаю.
«Во, дает»! — оторопел от такого заявления Колян.
Былая неприязнь и обида вновь накатили, ему захотелось послать старого знакомого куда подальше.
«А чего я дергаюсь? — Он с силой потер щеки, стараясь успокоиться. — Прошлое не вернуть, жизнь по-новому не проживешь и нечего голову забивать».
Вадим, по-своему поняв этот жест, принялся искать по карманам:
— Давай я на всякий пожарный твоему начальнику звякну. От, черт, куда-то мобильник запропастился. Слушай, а у тебя случайно с собой нет телефона?
— Не обзавелся, — ответил Колян. — Мне звонить некому, меня тоже никто не ищет, разве только Макарыч, но он меня и так достанет. Ладно, пока планерка, пока наряды раздадут, время есть. Пошли.
Жил он на последнем этаже обшарпанной пятиэтажки в обычной двухкомнатной хрущевке. Поездка, не успев толком начаться, грозила закончиться, но Толян, оценив обстановку, завернул за угол стоящего рядом пивного ларька. Влившись в тамошнюю компанию, он через пару минут выудил оттуда страшно больного водителя полуторки. Вообще-то тот направлялся в другую сторону, но его пообещали подлечить, и, закупив литр «лекарства», они забрались в кузов. Колымага оказалась под стать хозяину: отчаянно дребезжа по пыльной дороге, она отказывалась ехать быстрее тридцати километров в час, и до деревни они добрались только к вечеру.
— Это твои палаты царские? — слегка скривившись, поинтересовался гость, снимая пальто и проходя на кухню.
— Меня устраивают. Не дует, светло, тепло, и мухи не кусают.
— Да с твоей головой мог бы и получше устроиться.
— Было время, — согласился Колян, зажигая газовую конфорку. — Все выше и выше… А чем кончилось? То-то. Я в эти игры больше не играю. Живу тихо, спокойно, никого не трогаю, ко мне никто не пристает. Отпахал свои восемь часов, и голова не болит. За вечерние вызовы — дополнительная плата и, кроме того, естественно, магарыч. Детективчик почитал, пивка или еще чего покрепче принял, и на боковую. Чего еще надо?
— Каждому свое, — снисходительно усмехнулся Смирнов. — Лично у меня все в лучшем виде. И бизнес, и дом, и машина. И езжу куда хочу. И когда хочу. И с кем хочу. Жена молодая, вот такие ноги. Прошлым летом на Багамы возил.
— А физиономия кислая…
— Да, — раздраженно бросил Вадим. — Имеются, конечно, кое-какие проблемы. Завистников много.
Он хотел еще что-то добавить, но раздался стук в дверь — и на пороге появился Толян. Увидев незнакомого человека, он в нерешительности замялся у порога.
— Я, это, меня того, Макарыч узнать послал, ты часом не заболел?
— Здоров. Знакомьтесь: Вадим Владимирович Смирнов, мой бывший коллега, а это Анатолий Владимирович Петров, мой нынешний напарник.
Петров, сухонький мужичок лет тридцати пяти, смущенно кивнул и прислонился к дверному косяку. Робкий и суетливо-услужливый, он постоянно старался всем помочь, но, к сожалению, это получалось у него большей частью нелепо: то во избежание возможного падения уличных зевак заботливо прикроет канализационный люк с находящимся там внутри слесарем; то по просьбе не успевшей запастись водой дамочки с первого этажа откроет задвижку в самый неподходящий момент, когда ремонтная бригада в подвале разъединит трубу, то совершит еще какое-нибудь подобное «доброе» дело. Постоянно попадая впросак, ломая или теряя любую вещь, попавшую ему в руки, он в основном использовался на подхвате: таскал за бригадой сумку с инструментом, убирал мусор, бегал за пивом и молча сносил шутки и подначки товарищей по работе. Колян пару дней терпел, глядя на это безобразие, а затем встал на его защиту, и вскоре они ходили по квартирам на пару. Толян, впервые в жизни почувствовав к себе доброе отношение, привязался к напарнику и ради него был готов пойти в огонь и воду.
— Давай проходи, — махнул ему нетерпеливо хозяин, занятый чайником. — Не стой как столб. Завтракать будешь?
Этого вопроса он мог и не задавать. От предложения «перекусить» Толян никогда не отказывался и без лишних разговоров садился за стол в любое время дня и ночи. Однако это никоим образом не сказывалось на его комплекции, и всем своим видом он подтверждал известную поговорку: «Худому коню корм не впрок».
— Чем богаты, тем и рады, — проговорил Колян, открывая холодильник и выкладывая свои припасы. — Чай, белый хлеб, колбаса «Детская». — Он повернулся к гостю: — У вас небось колбасы сортов двадцать?
— Хватает, — подтвердил тот, густо намазывая булку маслом.
— Зато у нас натуральная.
— А ты проверял? Кстати, слышал: инопланетяне прилетели. Про них вчера весь вечер по всем каналам показывали.
— У меня телевизор не работает.
— Скучно живете, без огонька. Сплошные серые будни.
— Подумаешь, эка невидаль, у нас своих новостей хватает, — обидевшись за друга, промычал Толян, стараясь прожевать засунутый в рот здоровенный кусок бутерброда. — Мне тетка письмо прислала из деревни.
— Яровые взошли? — благодушно поинтересовался гость. — Или председателю в избу свет провели?
— Погостить зовет. У нее двадцать четвертого день рождения. Кабанчика собираются заколоть. Буженина, сало, кровяные колбаски.
— Везет людям, — мечтательно закатил глаза под потолок Смирнов. — Лично я триста лет не ел домашней буженинки.
— Гулять будут. — Колян машинально посмотрел на календарь. — Кстати, двадцать четвертое сегодня.
— Давайте съездим, навестим старушку? — заулыбался Толян.
— А на работу кто пойдет, инопланетяне? — покачал головой Колян. — Да и денег нет.
— Тетка-то далеко живет? — встрепенулся Смирнов.
— Почти рядом — минут сорок на электричке до поселка, да оттуда полчаса на автобусе.
— Я плачу! — сделал широкий жест гость и, заметив удивленные взгляды, пояснил: — Нам премиюшку подкинули, можем и гульнуть. Времени навалом, на работу я сегодня все равно уже не попаду. Да и хрен с ними, переживут, скажу, ездил к смежникам, договариваться насчет поставок.
— Может, поедем, Иваныч? — с умоляющим видом повернулся к напарнику Толян. — Триста лет тетку не видел. Скоро обед, считай, день прошел. Заявок на сегодня, кажись, не много. Завтра по утрянке вернемся, а ежели случайно чуток запоздаем, у Макарыча еще две бригады осталось.
— Успокойся, неудобно к незнакомым людям такой оравой вваливаться. Думаешь, нас там сильно ждут?
— Да ты что! В деревне гостям завсегда рады.
— Ты часом себе новой Верки не завел? — ехидно ухмыльнулся Смирнов. — И она тебе расслабляться не дает.
От этих слов Колян побелел. Появление Смирнова все-таки выбило его из колеи, а упоминание о бывшей жене разом всколыхнуло все воспоминания, загнанные в самый дальний угол подсознания, и ему захотелось тут же, немедленно, напиться до умопомрачения.
— Пропади оно пропадом, поехали.
Однако с самого начала дела пошли наперекосяк. Пока они искали тетке подарок — не являться же в гости с пустыми руками, — билеты в мягкие и плацкартные вагоны распродали, остался один дополнительный общий вагон. Не обремененные багажом, они успели забраться туда одними из первых, но уже через пару минут в купе, плотно заставленное сумками, коробками и мешками, было некуда ступить. На нижних полках, тесно прижавшись друг к другу, разместилось сразу по пять-шесть человек, со вторых полок свисали гроздья детских голов. В довершение всего окна не открывались, и ехать пришлось в сплошной духоте, пропитанной запахом пота и перегара, смешанного с табаком.
Мужики принялись обсуждать последнюю новость об инопланетянине, разделившись на два противоположных лагеря. Одна, большая часть, безоговорочно приветствовала свершившийся контакт, надеясь на бурное развитие науки и техники, другая, оставаясь в меньшинстве, с не меньшим упорством утверждала, что более развитая цивилизация наверняка захочет поруководить, и приводила массу примеров из истории.
В спор ввязался какой-то встрепанный лохматый бородач и, подняв вверх палец, принялся вещать:
— Прибыл посланец Тьмы! Его появление — первый сигнал погрязшему в грехе человечеству. Посмотрите, что в мире делается. Народ-то каков пошел: больше о наживе думает, шикарней соседа выглядеть мечтает. Довели Землю-матушку — трясет ее бедняжку со страшной силой, тайфуны, ураганы туда сюда проносятся, цунами целые города смывает. Небо в сплошных дырках, словно швейцарский сыр. Население голодает и продолжает увеличиваться. Зло кругом, и мир в тартарары катится. О душе никто не думает.
Началась оживленная дискуссия, есть ли душа у инопланетян. Постепенно все сошлись во мнении, что пришельцам на Земле придется несладко: погода не пойми какая, на огороде ничего не растет, зато цены, словно сумасшедшие, лезут вверх; а уж правительство о народе и вовсе не думает. Все сразу перекинулись на обсуждение простых, насущных забот, совершенно позабыв о гуманоидах.
Поезд опоздал ненамного, минут на десять, однако пока наши путешественники выбирались из переполненного вагона, то, выскочив на свободу, увидели лишь задний номер отъехавшего автобуса. Вечером в одной из соседних деревень намечалась свадьба, и гости, битком набившись в салон, с жаром принялись доказывать водителю, что больше никого не будет. «А если и будут, то вряд ли влезут», — уточнил огромный дядька и достал две бутылки водки. Водитель, сраженный таким веским аргументом, тотчас завел мотор.
Троица стояла возле пустого перрона и потерянно оглядывалась по сторонам. Согласно «Графику движения автобуса», пришпиленного к осветительному столбу, следующий рейс ожидался только на другой день.
— Да уж, романтика, — скривился Вадим, разглядывая несколько обветшалых домов, примостившихся на берегу тихой речки. — И как здесь люди живут? Хотя дышится неплохо. Проскользнув незаметно в мастерскую, они приняли рабочий вид, однако их сразу вызвали к начальству.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...