ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сидела Дажьбова помощь, вернувшаяся нам, так была земля та русская от Русы. Борусицы тут от Борея, великая непрестанно бывает всякое время. Много времени убудет. Либо то, врагами начиненная, начала сокрушаться до конца.
Также тут либо Иерменрех идет до нее. Налез на нее, так потолчены сами будем, есть и наша от годи, между двух огней тлели. Это палит. Тут была великая беда. Жнива наши палены, опустошила селения она, не ниже дыма и пепелище, тут либо прилетела до нас птица божеская. Говорит:
— Отойдите до полуночи. Не нападайте на них, если они идут в села наши. Пастбища те.
Так поступив, отошли до полуночи. Натащили мосен на них. Распря тайная победная на них. Так шли те до них. Становились станами по реке, ромеи для нас — это враги те же. Пугали, много тут борзых учений было опростоволосить нас. Так сами опростоволосились ими. То тьма была воинов опростоволошенных великими снежными холодами, голодом мучили наши люди, заставляя и тереться. Лишившись, без всего, они тот раз волками настрадались, либо незаглатываемую имели ту тварь и (ели).
6.б-II
Это либо упустили двадцать лет брани, годь на Ираме, сзади егуны. А до полуночи, между Ра и река Дивуна, там тем днем Иерманрех. Гуларех ведал на новой земле, это либо егуны с берендеями говядину свою есть стали на том крае, там было много коней. Говядине трава злачная, вода живая, тут Гуларех привел новые силы свои. Отразил егунов, за управлением многие текут на нас, тут родичи собрались на конях. На ней с Ура сеча была там тридцать дней. Русы пустили годь до земель своих. Оттого обетованной быть, знойно текут времена наставшие, налезли на нее ромеи н…ае…р… на полдне. Годь на полуночи. На полудне та, либо то великое зло есть ляхи. Ромеи будут, (т)а(м) пора та, то бора будет там великая, трава поникнет же угодная Богам.
Людям.
Это либо то, не имеем иного прибежища, как выбирать князя от вождей, тот будет от овсен до весене, которому же платим дань полюдно. В страшное время водим стада свои, обрабатываем землю, жизнь наша такой была сто десять лет, творилась порою, всякий день иегуны а… о… оде.
Ничего берендеи, те либо стали иметь князя Саху. Тот премудр. (В) ладах от Руси. Был наш друг такой же.
6.в-II
Это за Явью отмечено, стали города городить, Хорсуна иначе возделывалась. Русколунь разодрана смутами. Стала твориться на полудне, боруси на полуночи было много на тропах. Поэтому породниться не хотели, хотя русские роды.
Соединение.
Русколунью правило тоже два рода, и раньше Суренж — всеми. Звали Суренжу Руса, борусами правила Борея, так была та Гипербореей. Долго вражда между родами раздирала борусов, не сидели парами наши. Стали «Медведем» на мече, так у Ботева стерли имя, решив изготовить железвена. Брали коней, так как воля течет от Богов до нас, так была Русколунь сильна. Тверда, то либо от Перуни. Одержал нас, многократно извлекая мечи. Отражали на врагов от речей. Свои требования вождей за Орея роды. Сильны, такова же о сури былая старина, то же время не имели единства, оттого былое стало как овощ без Велеса. Тогда рассказывали о нас, как именно ходить прямо и никуда криво. Того не слушаемся. Теперь убрали великое время Русы, Набсуру починя, не стережется либо тайна от врагов.
Налезли на новых, до мору зовут идти клонить головы свои под вражеские ебища, та-то сильна в решете, натечет на внутрие. Те-то ходят с «говядиной» до захода солнца. Там это смывают, наши же люди дали до подола набсур с Ар. Затем те дали. Суре огненное долго было те годы, одеренью терлись. Так пришли дни, русы текут от Набусара и парой, либо
6.г-II
не текли за ними. Так идя и до краев наших. Там сложены песни наши до Интру. Волы на этом былом столе, вера былым стала с Богами. До своих Богов не нуждаясь, наши отцы единились смело, мыто носящее имеем. Никогда сами не ожидали в …ое… если дерень терпели.
Князем был тут Набсур, Кий либо ихний, под себя брали. Те своих юных давали до воинов. Та схожесть до черт и внешности на Лани, та утерпение имела, тот был Кием, то терпя, не мог гостем так. Не можем. Говорим им же:
— Стали ими мы до сердца нашего, так как тот день кругом будет большое трясево. Землевертень. Вверглись оба свои до Сварги там кони. Волы метались.
Ворча, заберем свои стада. Вернемся до полуночи. Спасем души наши. Так Богами сохраненные будем, нежели споцемо тратим сынов своих, дочерей.
Такое же нам:
— Будем просто свои уже и свои с теми. Не будем сметены, ежели шли во главе рати. Побережемся, это до того были свои. Ходим, посеяв потомство сами. Гордыми сами быть можем. Не бережем естества.
То Магура спевал песни свои до сечи.
Тайна птиц.
От Ини Тора идет, либо не Торо была. Прибудет до веков иная Тора самостоятельно, которая да пору, не все бранит. Были теми, да гадает Иуда, приведя яров наших до Лунче, лепили мы мосен с Гмизе, те Николи либо своими были одеренью. Жертвуете Богам ихним.
6.д-II
То либо жрецы о Веде, всем растрепавшись, говорят. Ту украли у нас. Не имеем нынче кол, не имеем берендеев, наша «Бояни» так была вместе до конца, пока сами. То боляр гордыня, которые были, и годы Триедорея десять ста третьего от Карпатского исхода. Тень так как Триедора идет без страха на нее. Боляр Сегеня, который убил сына Иерменреха. Отречет Гулареха от Вороненца, там были, осталась Русью, либо русская. Русколунь так еще имела стен десять от врагов наших, слово «коло» и тайну имели мы везде. Не можем, если верить десяти огульно, всякое слово сказано до нас.
А то заря светит до них. Утро идет до них. Так имеем вестника скачущего Сваргой. Речем хвалу. Славу Богам. Та либо Суренж огречена, его. Не будет до своего, русская. Там Боги грецкие ступали. Наши блага достанем о Дона твердости. Крепости, чтобы враги сами отведали как истину. Гуларех ведает на новой земле,
6.е-II
время ведь велением прочитано, Ботен день же сам такой ясный. Сушь была на нас суровая, такая жатва — это не урожай.
Порой тоже идем на землю иную. Там сами удержим, потолчена была Русь греками. Ремеи той шли по берегам морским до Суренжа. Там сотворили Суренжский край, Ботен есть Сурен, да те Киеву — это утвора неудобная. Зеле либо испорчено было, так тут первые ворензенцы пришли до Руси, Аскольд силою погрозил князю нашему. Потолок его Аскольд. Позже Дир уселся на ней как непрошеный князь. Те-то княжить пошли над нами, до Истра будут вождями. Семего, костры хранящего Огнебога.
Дому тому доверили лик свой от них, так как были они князьями от грецких корней. Аскольд есть темный воин. Текло донесение от греков освещенных же:
— Никаких русов, не вместе. Всем те варвары.
Тому можем смеяться, так как были кимры, также отцов наших. Те то Ромы трясли. Греков разметали как поросят устрашенно,
6.э-II
тот вождь определяет каждому по потребности. Тут была Инь ведь. Инда тварга. То и Аскольд пожертвует Богом чужим, не Богом нашим, так будет отец новым нашим.
— Не смеет быть иначе.
Греки хотели нас. Скрежетали, чтобы сами забыли Богов наших. Так все обратимся до них, как вместе одерень будет, поостережемся того, так как пастыри уже пристрастились в Скуфи. Свои.
Не дайте волкам хищничать среди ягнят, которые ведь дети. От сури уму трава зеленая есть знак божеский. Имеем ту, берите до кувшинов, усуряйте ее на сны наши, дабы пьете в Богах во Сварге модеря. Отца нашего Дажьбо жертву творите. То либо на Ирии так уже священная есть в той множественности.

Веда 7
О духовности Руси.
Сибирь, Скуфь, Антия, Турусса, Борея, Русколань, Борусия, Баты, Елица, Ясунь, Хорсунь. Рим.
7.а-II
Слава Богам нашим!
Имеем истинную веру, которая не потребует человеческих жертв. Тайна сидит в варягах, не убавляли до жертвенника, именуя Перуна — Перкуна.
Тому жертвуя, мы же сами полно жатвы даем. От трудов наших просо, молока, туци, то либо подкрепляем Коляди и огнищем. О Русалиях, в день Яров, также. Красна гура, то либо то, даем воспоминание горы Карпатской. В то время это именовали род наш «карпени», когда же страхом сами были в лесах, то именовались на зов «древичи». На поле сами будем именоваться «полянами».
Так разное, ежели есть грекам уши, кашляйте на них, которые людоеды. То лживая речь есть, так как не соответствует истина. Имеем иные повадки на то, те, которые же хотят враждовать, иная речь, злая. Тому глупость несет бора. Такое есть. Иные разговоры.
Также долго правим родами. Старейшины венского рода шли обсуждать родичей у Перунова дерева. Также имели в тот день игрища перед очами старших. Силу юную показывали, юноши ходили, борзо спевая, плясали тогда, в тот день огнищане ходили задумчивые, приносили дичину старцам, которые делились тою в первую очередь с людьми; волхвы жертву делали, Богам хваление. Славу провозглашали о времени же года. О Яви, не варягу, избирали всем князя вожди.
Тот и юношей ведет наших до сечи Зуровой, то либо ромиены понаблюдали. Замыслили злое на нас и прошли с возами своими.
— Железная броня. Утечет на нас. Поэтому браниться должны о них. Отречем сами (их)
7.б-II
тайно от земли нашей.
Ром вендов, так как дерзали сами животом нашим. Понесли нас на такое греки, хотели одерени те нашей в Хорсуне. Прячем Зур против рабства нашего. Была Борея и пора великая тридцать лет. Та понесла всех, о нас тем, Греция шла на торжища наши. Говорили нам:
— Обменивайте коров на нашу мазь. Стрибло то потребуется на жен. Детей.
Так сами меняем молодняк на их снедь, посол еды грецкой, сосали да желудок расстраивали.
То искали одерень взять. Тому не ослабимся. Не дадим сами землю нашу, так как землю Троянову сами не даем всем ромиенам. Да не встанет обида, нанесенная Дажьбовым внукам, которые же вооруженных врагов дубасят. Так днями не поруганы также отцы наши, это либо у моря стояли до берегов годь тою. Одержали на них победину, песни хвалебные. Матерь спевает:
— О я, красна птица, которая несет пращурам нашим огонь до домов. Также огнище презирала до того. Билась, на нас одерживая силу. Имеем врагов вырастающих. Гоньбу псиную иметь не хотела, то гляди, народ мой, каково это обеспечено на народах. Тогда не ошибетесь, есть от рани твоей. Не перепутаете тот ряд. Либо вместе сами врагами погоняли. Беду всем поубавили. Жить иначе умейте, сами будем ставить города. Не ода легла оде. Тяжестями поражены будем по нас. Сами по тем тысяча пятьсот лет смешаем многое, Борея и пору имеем. Также сами живем, дико жертвуя юношами.
Воеводы
7.в-II
тогда не было и на кости. Днями пребудет, доставая нас, межами отразились все от врагов. Днями такое это отражение, имеем свои посевы. Вновь первые зовем до стягов вождей наших, которые еще не забаблены. Гордые собираемся, это во истину, на стяги свои. Говорим же:
— Иначе не будет то. Сами можем идти на греков, которые стали больше молвить воинственно.
Иная Тора идет за ними, как шла за отцами наша на Ромею, до Трояновой земли. Ведь немо будем, если бы варензи вели наших воинов, на то и акр, сами можем вести, тысячелетие били от Ромеи годь. С Ури анта, которая будет с нами, нежели упомянем как годь соединилась с егунами на нас. Галаре еще севернее от полуночи. Иегуны на полудне. Тут плакала Руськолань, Борусия, Елица же иегунов, обры разыскивают годь, Турусса выдвинула свои силы. Егунов отразив, сотворили край Онтов. Скуфь Киеву.
Дни эти засекли сердце наше, это кровавые оды Тора, до вечера же ходим. Изроняем слезы в судах, наши животы тоже немы, во времени тонут. Так вехой станем, когда время придет, так как по засеченному сами ходить умеем на врагов. Ищи Боту, греки, ищи либо енгушти. Нас те Бото хомутают. Стережете, чтобы они не стали нашими враз, так как «моргают» перед очами нашими.
Голарех либо заплатил за то. Имам принудил Хорсунь заплатить за слезы дочерей наших.
Уточнение.
Сынов одерень взята, плата та не серебряная. Не золотая, по ним же от всего, то головы на щепоту старше.
7.г-II
Такое будет, морды, как тот боб, говорит псица грецкая — лиса хитрющая, отвернет нас от трав наших.
— То имеем ясность, как еще солнце вредит, поэтому наша метка на учете, считается. Не забирайте все.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

загрузка...