ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Текст предоставлен изд-вом
«Убийство в балларатском поезде»: Книжный Клуб «36.6»; Москва; 2007
ISBN 978-5-98697-055-4
Аннотация
Досточтимая Фрина Фишер планировала погостить несколько дней у своих родственников в Балларате, куда и направилась поездом вместе со своей верной служанкой и компаньонкой Дот. Но не тут-то было. Уже в пути она сталкивается с целой вереницей тайн. К счастью, расследуя дело об убийстве пожилой дамы и участвуя в поимке белых работорговцев, изящная аристократка по-прежнему находит время для любовных утех.

Керри Гринвуд
Убийство в балларатском поезде
Стивену Д’Арси
Благодарности
Джин Гринвуд – за исследования, любовь и кожу для туфель.
И Сью Роджер-Уитерс – за джазовые песни.
Глава первая
Рядом с Козлом сидел Жук (это был очень странный вагон, битком набитый пассажирами).
Льюис Кэрролл «Алиса в Зазеркалье»
К счастью, у досточтимой Фрины Фишер был чуткий сон. Она дремала почти всю дорогу, но когда ей в нос ударил тошнотворный запах хлороформа, у нее хватило рассудка понять: что-то стряслось, и присутствия духа, чтобы немедленно отреагировать.
Фрина перегнулась через тело спящей служанки и компаньонки Дот и нашарила свою сумку. Чтобы ее открыть, ей пришлось потянуть изо всех сил – движения давались ей с трудом, словно она находилась под водой на глубине пяти морских саженей. Замок сумочки показался ей слишком замысловатым, и в конце концов она, ругаясь вполголоса и хватая ртом воздух, разорвала ее зубами и извлекла пистолет «Беретта» калибра.32, с которым путешествовала всегда, неверной рукой навела его на цель и выстрелом разбила окно.
Оно разлетелось вдребезги, засыпав Фрину и Дот осколками стекла и впустив поток холодного воздуха.
Фрина закашлялась и, шатаясь, поднялась на ноги. Она высунулась из окна и подождала, пока придет в чувство, а потом разбила еще одно окно. Поезд по-прежнему мчался вперед. В лицо ей летел дым. Что происходит? Фрина дотянулась до корзинки для пикников, нашла бутылку с холодным чаем и сделала освежающий глоток. Дот без сознания лежала на дорожной сумке, ее длинные косы растрепались. Фрина внимательно, с замиранием сердца, прислушалась к дыханию компаньонки. Но та дышала ровно, и казалось, просто крепко спала.
Фрина намочила носовой платок остатками холодного чая и открыла дверь купе. В нос ударила волна хлороформа, так что ей пришлось отпрянуть. Она набрала побольше воздуха в легкие и задержала дыхание, а затем выбежала в коридор, потянула вниз окно и высунулась наружу. В поезде не было слышно ни шума, ни людских голосов. Фрина снова сделала глубокий вдох и кинулась к следующему окну – и так до тех пор, пока все окна не были раскрыты настолько широко, насколько это позволялось в поезде.
В вагоне первого класса было четыре купе. Пока Фрина фланировала по коридору перед ужином, она успела разглядеть всех пассажиров: в первом купе – пожилая леди и ее компаньонка, издерганная дама с тремя сорванцами во втором и молодая пара в третьем. Фрина и Дот занимали четвертое купе, и это, возможно, объясняло, почему они пострадали меньше других, поскольку у первого купе запах казался еще сильнее и насыщеннее.
Поезд остановился. Фрина услышала свисток и странный звук в начале вагона первого класса. Но вот взметнулись клубы пара, и поезд снова тронулся, причем так резко, что Фрина, еще нетвердо державшаяся на ногах, едва не упала на колени. Все еще кашляя и испытывая тошноту, она открыла окно в купе, где ехала молодая пара, потом в том, где расположилась дама с детьми. Наконец она добралась до первого купе, там запах был таким сильным, что резало глаза. Фрина снова закрыла нос мокрым платком, отчего на лице остались пятна чая, проскользнула внутрь и огляделась.
Компаньонка лежала, распростертая на полу, сжимая в руке разбитую чашку, окно было уже раскрыто, а старая дама исчезла.
И тогда Фрина сделала то, о чем давно мечтала. Она изо всех сил потянула за шнур стоп-крана. Поезд со скрипом остановился. Тут же из вагона-ресторана прибежал проводник и сразу закашлялся.
– Это вы потянули шнур, мисс? – спросил он. – Ради всего святого, что тут стряслось?
– Хлороформ, – объяснила Фрина. – Помогите мне вынести их на свежий воздух.
Проводник позвал подмогу, и в вагон набилось еще несколько людей в форме, но они сразу же принялись кашлять и даже попытались сбежать.
– Идиоты! – с трудом проговорила Фрина. – Закройте ваши дурацкие рожи мокрыми платками и помогите мне.
– Я тут все улажу, мисс, – пообещал высокий симпатичный проводник. – Вы бы лучше сами вышли на воздух, пусть здесь хоть немного проветрится. Дайте мне руку, мисс, я помогу вам спуститься.
Фрина чувствовала себя неважно, так что позволила снести себя по ступенькам и усадить в сторонке. Она в изнеможении опустилась на мокрую траву и была рада оказаться на свежем воздухе. Обстановка здесь казалась более реальной, чем в жаркой удушливой темноте вагона.
Высокий проводник положил рядом с Фриной Дот, а потом и компаньонку старой дамы. Дот, не просыпаясь, повернулась, прижалась лицом к шее Фрины, почувствовала запах «Ночи любви», чихнула и открыла глаза.
– Лежи спокойно, дорогуша, произошло странное событие. С нами все в порядке, а скоро станет еще лучше. Ага! Наконец-то догадались! – Фрина взяла из рук смышленого проводника чашку горячего чаю с сахаром и поднесла ее к губам Дот.
– Вот, моя дорогая, сделай несколько глотков и снова будешь как огурчик.
– О мисс, у меня такая слабость! Я что, лишилась чувств? – Дот отпила немного чая, и ей стало лучше, так что она смогла сесть и сама держать чашку.
– Пожалуй, Дот, это можно сказать о каждом из нас. Кто-то, невесть почему, усыпил нас всех хлороформом. Мы-то с тобой были в последнем купе, и нам досталось меньше других, хотя, думаю, ты согласишься, что и это было сверх меры. Вот я доберусь до тех, кто все это подстроил, – продолжила Фрина, допивая чай и поднимаясь на ноги, – и они пожалеют, что родились на свет! Ну, тебе теперь лучше, Дот? Можно тебя оставить ненадолго? Хочу немного осмотреться.
– Хорошо, мисс, – кивнула Дот и легла на влажную траву в надежде, что голова перестанет кружиться.
Поезд остановился в кромешной тьме где-то на пути в Балларат. Вокруг простирались ровные, холодные и мокрые пастбища, стояла середина зимы. Фрина подошла к вагону, когда охранники выносили последнего пассажира – безжизненное жалкое тельце какого-то ребенка.
– Такой остановки в расписании не было! – крикнула она стоявшему поблизости проводнику. – Что стряслось? Кто все это устроил?
– Я думал, может, вы что заметили, мисс, ведь вы единственная не уснули. Хотя, похоже, и вы порядком наглотались этой гадости, – добавил он. – Вы уверены, что с вами все в порядке, мисс?
Фрина с благодарностью ухватилась за предложенную руку.
– Со мной все в порядке, просто я не очень твердо стою на ногах. Что будем делать?
– Начальник поезда думает, что, когда пассажиры придут в себя, лучше поскорее загрузить всех обратно в вагон и доехать до ближайшего города. Там есть полицейский, и можно будет послать за доктором. Некоторым детишкам здорово досталось.
– Что ж, пожалуй, это самый лучший план. Пойду посмотрю, не нужна ли моя помощь. Не подадите мне руку? Вы умеете делать искусственное дыхание?
– Да, мисс, – ответил человек средних лет, любуясь бледным личиком под шляпкой клоше. – Я учился оказывать первую помощь.
– Тогда пойдемте, нам есть кого спасать. В первую очередь следует позаботиться о детях и беременной женщине.
При ближайшем осмотре Фрина обнаружила, что больше всех пострадал младший ребенок – самый отъявленный чертенок лет трех, которого она кляла весь прошлый день. Лицо мальчугана раскраснелось, казалось, он не дышал. Она взяла малыша на руки и слегка его сжала.
– Дыши же, маленькое чудовище! – умоляла она. – Тогда я позволю тебе протанцевать на всех моих шляпах и выкинуть в окно туфли Дот. Дыши, наказание ты Господне, или я никогда себе этого не прощу! Ну же, малыш, дыши!
Грудь слегка приподнялась и опустилась. Ребенок втянул воздух, закашлялся и снова примолк. Фрина еще раз надавила ему на грудь, и мальчик еще раз вдохнул. Между каждым вдохом повисала тревожная пауза, во время которой до мисс Фишер доносились стоны других пассажиров, приходивших в себя. Беременная женщина не могла унять рвоту и тщетно пыталась добудиться своего мужа. Маленькая ручка больно сжала Фрине нос, а сильные ножки задергались из стороны в сторону, то и дело лягая ее. Ребенок словно весь собрался для последнего усилия. Фрина затаила дыхание. Не предсмертная ли это судорога? Джонни сделал первый самостоятельный вдох.
– А-а-а-а-а-а-а-а! – заорал он.
Фрина рассмеялась.
– Вот, возьмите его, – сказала она ближайшему проводнику. – Но будьте осторожны – его вот-вот вырвет.
Проводник оказался человеком семейным и отреагировал на воспоследовавшее философски. Теперь все проснулись: женщина с детьми, беременная дама, ее муж и Дот. Все, кроме компаньонки пожилой дамы: у той была обожжена кожа вокруг носа и рта, и она, видимо, надышалась больше других, но ее сердце уверенно билось под рукой Фрины.
– Прошу всех вернуться в вагон, – объявил проводник. – Сюда, дамы и господа, скоро мы вас всех устроим наилучшим образом. Это какая-то дурацкая шутка, и железная дорога берет на себя ответственность за все неприятные последствия. Позвольте предложить вам руку, мисс э-э…
– Фишер. Досточтимая Фрина Фишер, – подсказала Фрина, опираясь на предложенную руку. – Я и в самом деле неважно себя чувствую. А как далеко до Баллана?
– Минут десять, мисс, извините, что придется разместить вас в служебном вагоне, но во всем поезде не оказалось свободных мест.
Фрина и Дот уселись рядышком прямо на полу возле пса на цепи и клетки со спящими цыплятами. Около них положили компаньонку старой дамы, остальные пассажиры вагона первого класса, смущенно поглядывая друг на друга, расселись вдоль стен.
– Знаешь, старушка, ты выглядишь так, словно тебя за ноги протащили сквозь живую изгородь, – попробовал было пошутить молодой муж, но его попытка вызвала у жены настоящую истерику.
Все десять минут, пока они ехали до Баллана, Фрина пыталась как-то урезонить дамочку, но в конце концов сама вымоталась до предела.
– Если у вас в запасе есть еще подобные шуточки, я попрошу вас держать их при себе! – рявкнула она на мужа и как бы невзначай пнула его по ноге. – Мне есть чем заняться, вместо того чтобы успокаивать всяких психопаток. Ну вот, Дот, мы и добрались до Баллана, надеюсь, нас разместят здесь на ночлег, поскольку нам всем необходимо принять горячую ванну и переодеться, иначе мы долго не протянем.
– В Баллане есть гостиница, – сказала мать сорванцов, ловя малыша Джонни, который вполне поправился и теперь тыкал пальцами в клетку с цыплятами. – Пойдем же, Джонни!
– Пусть железная дорога за нас заплатит, – заявил молодой человек, покосившись на Фрину. – У меня нет наличных, чтобы расплатиться за ночлег.
– Я могу вам ссудить, – предложила Фрина. – Не волнуйтесь. Вот идет наш замечательный проводник, чтобы освободить нас из заточения.
Проводник и впрямь умел совершать чудеса за удивительно короткое время.
– Если дамы и господа согласятся на время прервать свое путешествие, то смогут принять ванну и переодеться в гостинице, – возвестил он. – Проводники доставят багаж. Гостиница всего в сотне метров отсюда, мы отнесем туда больную даму.
Фрина взяла одного ребенка, Дот другого, и они побрели по дороге к отелю «Баллан» – несколько претенциозной гостинице. На пороге их встретила дородная взволнованная хозяйка. Увидев, в каком состоянии пассажиры, она запричитала и сразу же приняла на себя заботу о детях.
– Вторая комната, дамы, ванна для вас уже готова. Я велю посыльному отнести багаж в ваш номер, как только его доставят. Чай поспеет вскорости. За доктором я уже послала, он будет с минуты на минуту.
Дот и Фрина заняли свою комнату, и мисс Фишер сразу же принялась стаскивать с себя влажную одежду. Дот отыскала ванну и указала на нее хозяйке.
– Ты первая, тебе больше досталось, – распорядилась Фрина, и девушка поняла, что спорить бесполезно.
1 2 3 4

загрузка...