ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Маргарита Южина
Муж на выпасе

Глава 1
Сон вещий,
или C вещами на выход

Запах свежего сена… светлая, лунная ночь… прекрасная девушка тепло дышит ему прямо в шею… и тело у нее горячее… и ее сбивчивый шепот… Вот только какая-то идиотская соломина портит жизнь! Ну просто уже неудобно ежиться и царапать то место, куда она впилась!
– Тимочка, ты о чем-то думаешь? – прямо шеей чувствует Тимофей ее голос.
– Думаю… о тебе… – пыхтит он, стремясь незаметно выудить соломину из седалища. – О тебе, Оленька… о том… черт! О том, что мы…
– Не надо об этом, любимый… – тихонько всхлипывает она и еще крепче прижимается к крепкому плечу Тимофея. – Все потом, а сейчас… Да что тебя тревожит? Давай я помогу.
– Нет!!! – испуганно кричит Тимофей. – Я сам!
Он в панике подскакивает, и… к горлу подкатывает ком. Нет здесь никакой волшебной ночи… и никакого пьяного, дурманящего сеновала тоже нет. Вернее, ночь-то только и осталась, но… какое тут, к черту, волшебство! Обычная спальня, кровать, луна вон за окном торчит, светит, старается, а рядом… нет, рядом не та прекрасная, молодая Ольга, а… собственная жена, с которой в этой постели уже… да кто б знал, сколько уже. У них вон дочке Аньке двадцать три в этом году исполняется.
Черт! И сколько же может этот сон сниться? Хотя… пусть бы снился, только вот просыпаться после него ну совсем не хочется! Зачем? Там Тимофей Огрёв еще зеленый, молодой, вся жизнь впереди… Эх!!!
Ему уже стукнуло сорок пять в этом году… нет, сам-то возраст еще ничего, но только и жене ведь столько же примерно… кстати, а сколько ей? Да ладно, сейчас об этом как-то совсем не думается… а вот вспоминается, как ездил к бабушке в деревню и был там первым парнем! Деревушка совсем дремучая, и Тимка приезжал из далекого города, точно киноартист! Родители на дитятю денег не жалели, да и сам уже зарабатывал, оттого и одевался по последней моде. Да еще и внешностью бог не обидел – на Тимофея и по сей день дамы заглядываются, а уж тогда-то! И ямочки на щеках еще морщинами не стали, и улыбка – белоснежная, вся из собственных зубов, и волосы, будто после стилиста, без примеси седины, и торс – накачанный, прямо тебе картинка! То лето было последним перед армией, и Тимка отрывался вовсю. Его даже деревенские парни били, несмотря на то что половина из них была кровной родней. А все из-за нее, из-за Ольги.
Ольга в ту деревню попала и вовсе случайно – приехала из далекого города к какой-то подруге, которая, в свою очередь, навещала там двоюродную тетку. В общем, они встретились совсем случайно, а назавтра она уезжала. И оба понимали, что больше никогда не увидятся. Ни-ког-да! И никаких тебе сотовых телефонов – откуда? Если и за обычными-то люди десятилетиями стояли в очереди, и никаких тебе адресов – куда? Если его вот-вот заберут. И она адрес не давала – стеснялась, и он… Он понимал, что все это на один вечер – мало ли у него таких девчонок было! Понимали оба, оттого и встреча их оказалась пылкой и страстной! Больше никогда! И все было неземным, все было… волшебным – юная колдунья с распущенными кудрями, он, крепкий и сильный, и ночь, которая переходила в нежный рассвет. И никаких тебе кризисов! Никаких тебе осточертевших работ и начальников! Никакой тебе ответственности за семью! Ничего! Одна только неприятность – проклятущая соломина в… которая даже во сне привиделась.
А проснешься, и чего? Опять тащиться на работу, а там ты на фиг никому не нужен, потому что получают с выработки, а работы нет. Мужики держатся, конечно, а денег не платят. Не нравится – увольняйся! И как жить?
Тимофей шумно вздохнул, взбил подушку и повернулся на другой бок.
– Тима, ты чего возишься-то? – раздался возле уха сонный голос жены.
И никакого тебе таинственного шепота! Ну, блин! Куда все деется?!
– Чего не спишь-то? Живот, что ли, крутит? – не отставала трепетная супруга. – Это у тебя от молока, точно тебе говорю. Ты ж…
– Да не крутит у меня ничего, – с досадой отозвался Тимофей. – Ты вот скажи – отчего один и тот же сон несколько раз снится? Знаешь?
– А кто снился? – уже окончательно проснулась Софья, поднялась на локте и внимательно уставилась на мужа. – Кто снится? Если собака…
– Да что мне, кроме собаки, и присниться некому?! Снится… Да ну, какая разница? – поморщился Тимофей. – Ну… мужик у нас с работы уволился – Мишка. Я ж тебе рассказывал. Устроился охранником и вот теперь… снится каждую ночь, зараза.
– Так это ко встрече, – уверенно выдала Соня. – А ты у него денег случайно не занимал?
– Да ничего я не занимал… Хм… ко встрече, говоришь… – мечтательно повел бровью Тимофей и с сожалением покачал головой: – Да ну, какая встреча, я ж теперь и не узнаю, даже если встречу…
– А чего? – всполошилась жена. – Он так сильно изменился, да? Поправился? Это от хорошей жизни, он же всегда худой был, а вот на правильную работу устроился, и пожалуйста, поперло мужика. Тим, а ты у него спроси – может, он и тебя куда-нибудь приткнет?
– Куда меня устраивать? Нет там у него ничего, спи.
– Ну ладно, ты не переживай, я ему завтра сама позвоню.
– Еще чего!!! Не вздумай даже! – рыкнул Тимофей. – Будет она мои проблемы решать.
– Хорошо, я не Мишке. Я Леночке, его жене.
– Да спи ты!!! Леночке!.. Если с Мишкой встречусь… сам спрошу…
Софья, успокоившись, повернулась к мужу спиной и засопела. А Тимофей притих – от этой супружеской заботы ни днем ни ночью покою нет… С Мишкой он встретится! При чем здесь Мишка? И вообще – знает он, отчего тот сон снится. Просто месяц назад Тимофей ездил в ту деревню, к дядьке, тот на юбилей звал. Дядька собрал всех деревенских, и среди гостей оказалась та самая подруга, к которой Ольга приезжала. Как уж она туда попала, совсем непонятно, но… Тимофей будто назад в молодость нырнул! Они так все дни и провели вместе – ходили, сидели, вспоминали молодость, про Ольгу говорили… ну и… Оказывается, Ольга тоже не в сливках купается! Жизнь у нее не сложилась, с работой тоже не получается, но… Почти совсем не изменилась. Такая же красавица, модная всегда, за собой уж так следит! И его, Тимофея, помнит.
И вот как тут Ольга сниться не будет?
Телефон заржал встревоженным жеребцом – это доченька, перед тем как в Питер уехать, папочке такой будильник поставила. И надо бы переставить звук, да у Тимофея не получается. Не силен он в этих модных наворотах!
– Тим, я тебе кашу овсяную на завтрак сварила, – тут же выглянула из кухни Софья. – Только на воде, а то у тебя же всю ночь живот крутило.
– Да ничего у меня не крутило! Овсяную… – недовольно бурчал Тимофей, отправляясь в ванную. – Ты сама-то хоть пробовала эту овсянку без молока? Еще и без масла небось?
– Ну а масло-то зачем? – выпучила глаза супруга. – Ты ж тогда до обеда не доработаешь! Таблеточку имодиума я тебе в кармашек сунула.
Тимофей только протяжно завыл – ему бы сейчас два бутербродика с колбасой да с сыром, да кофе с молоком, а тут… таблеточка и овсянка! Преснятина, как вся его жизнь!
Вечером Тимофей домой не торопился. Он стоял на остановке в своей иномарочке и терпеливо ждал, когда же кому-нибудь срочно понадобится такси. Не то чтобы денег уж совсем не было, но почему бы и не подзаработать, если есть время и возможность? К тому же – чего дома-то делать? В телевизор пялиться на очередную разбитую судьбину? Или лицезреть, как развлекаются олигархи? А здесь все же… люди разные, музыка вот тихонько звучит, ночной город в огнях… какое-никакое разнообразие…
– Простите, до вокзала довезете? – прервал мысли Тимофея приятный женский голос.
– Триста рублей, – не поворачивая головы, загнул Тимофей.
Отсюда до вокзала было не больше двухсот, ну да ведь сказать-то можно все что угодно, потом и скинуть, если что, но а вдруг пролезет? Пролезло.
– Хорошо, – спокойно согласилась дамочка и легко прыгнула к нему в машину.
За такую цену Тимофей стал любезен, приветлив и даже поинтересовался, не слишком ли беспокоит пассажирку ретромузыка.
– Да нет, что вы, я сама ее очень люблю, – усмехнулась женщина на заднем сиденье и откинула волосы со лба. И даже кокетливо изогнула стан. Может быть, хотела познакомиться, ну да Тимофею некогда было разглядывать ее прелести, за триста рублей он должен был ее довезти в самый кратчайший срок! И чтобы без всяких приключений!
Из динамика полился известный ретрохит «Отель Калифорния», когда на его первых нотах пассажирка вдруг сдавленно охнула и…
– Тим… – услышал Тимофей отчетливый шепот. – Тимка!!!
Он даже не понял сначала.
– Чего? Не туда еду, что ли? Так здесь короче, – пожал плечами он и только потом нахмурился – откуда это дамочка знает его имя? Он обернулся…
– Тимка… неужели я так сильно изменилась?
Он, наверное, не узнал бы ее, если бы она так часто не приходила к нему в снах. Она… нет, нельзя сказать, что не изменилась вовсе, но… Из той молодой, длинноногой, тоненькой девушки Ольга превратилась в роскошную блондинку с ухоженным лицом, холеными руками, тщательно продуманной прической. Ее прекрасную фигуру обтягивал стильный костюмчик, а по всему салону расплывался аромат неведомых духов. Она изменилась. Да. И из нелепого, милого котенка превратилась в великолепную кошку!
– Оля? – просипел Тимофей. – Погоди!
Он ловко вильнул к обочине, остановил машину и… наконец обернулся всем телом.
– Оля…
– Тимочка, господи!.. Не может быть… неужели вот так… а я ведь о тебе так часто вспоминала, – ухватилась за щеки Ольга и в растерянности таращила свои божественно прекрасные глаза, боясь поверить. – Не может быть… Только… Столько о тебе думала, но… только совсем не верила, что когда-нибудь встретимся. А тут такой подарок судьбы! Я столько лет ждала и… и глазам своим не верю!
А уж он-то как не верил!!! Мечтал и понимал, что – никогда!
– М-м-м… И я… – только мотал головой Тимофей, не в силах произнести что-нибудь умное, искрометное, зажигательное. Он находился в таком трансе, что искренне боялся – не отнялась ли у него речь вовсе. – Оля… ну-у… м-м-м…
– Как ты живешь, Тим? – ее глаза так горели! А улыбка!
– Я? Да как… так… вот, выехал… прогуляться. А ты как? Нет, я-то нормально, у меня… у меня все хорошо… работаю… А ты-то как? Замуж не вышла?
– Я? Замуж? – и тут взгляд ее затуманился. – Тим… нам надо… понимаешь, эта встреча… ну неспроста она. Я сначала не хотела, а теперь… Нам надо встретиться! Обязательно!
– Ну так и… вот же! Встретились! – нес откровенную чушь Тимофей и сам себя ненавидел за неловкость. С речью вроде бы наладилось, зато резко отказал мозг. – А! Или ты… тебе же на вокзал надо, да? Ты уезжаешь?
– Нет, я там встречаю делегацию, – легко отмахнулась Ольга, сверкнув безупречным маникюром. – У нас в вашем городе конференция, меня специально прислали раньше, чтобы я забронировала места не в гостинице… нам сказали, что частный сектор лучше. Вот я и… А давай… давай завтра встретимся, а? Или ты не можешь?
Она снова смотрела на него почти как тогда, и вечер незаметно окрашивался в волшебные краски.
– Я? Да я могу… Давай… – что-то лепетал он. Потом, окончательно обозлившись на себя, чуть ли не ударил в грудь кулаком. – Да я в любой момент! Скажи – когда и где?
– А работа? – лукаво сощурилась киска. – Ты же вроде как… таксуешь?
– Я? Да за кого ты меня принимаешь? – всерьез обиделся Тимофей. – Это ж я так… сегодня чего-то сдуру вылез… Я ж вообще-то… на хорошо оплачиваемой работе, заработок стабильный, да и так…
Тимофея несло. Но, в конце концов, не станешь ведь объяснять своей первой любви, что ты сейчас на страшной мели, что у тебя невезуха во всем и вообще… может быть, именно с этого вечера и начнется его светлая полоса! Да, в конце концов, он и заработать может! Где? Да хоть где! Например… ну хотя бы… да не важно! Своих однокурсников найдет, напросится к бывшему другу Жорке в работники! Он, говорят, хорошо платит, Софья давно к нему отправляла, да только Тимофей никак не мог через себя переступить – как это, у бывшего другана в услужении?
1 2 3

Загрузка...

загрузка...