ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Ты не ответил, Харви. Я спрашиваю, если бы ты был этот муж и узнал,
что твоя жена тебе изменяет, что бы ты сделал?
Харви глубоко вздохнул и сказал:
- Я постарался бы выяснить, кто в этом виноват, Джордж. Это первое,
что бы я сделал. А вдруг это я сам?
Джордж уставился на Харви и открыл рот.
- Ты?
- Конечно. Свалить все на женщину в подобной ситуации легче легкого.
Я бы прежде всего спросил себя, как же я довел ее до такого поступка? А
вдруг я сделал что-то не так, сам того не подозревая.
Он включил мотор, помолчал немного с задумчивым видом, а потом
добавил:
- Я бы сел рядом с ней и долго разговаривал. Постарался бы выяснить,
в чем я обманул ее ожидания, а затем разбился бы в лепешку, но, сделал
все, чтобы заслужить ее прощение.
Джордж дважды сглотнул и недоверчиво покачал головой.
- Ты... ты бы с ней ничего не сделал? Не огрел бы ее хлыстом или
что-нибудь в этом роде? И ничего не сделал бы с тем другим?
- Нет, Джордж, - спокойно сказал Харви. - Я бы знал, что это моя
вина. С какой стати я буду наказывать кого-то за свои ошибки?
- Мой бог, - прошептал Джордж. - Ушам не верится! Будь я проклят.
Харви улыбнулся.
- Иди домой, Джордж, - сказал он и захлопнул дверцу.
Когда вошел Харви, Дорис и Кэл Ламберт танцевали. Оба они были пьяны,
очевидно, выпили все, что оставалось на кухне. Они танцевали так тесно
прижавшись друг к другу, что едва передвигали ногами. Увидев Харви, Дорис
выхватила у него из рук бутылки и, не сказав ни слова, бросилась на кухню.
Харви заметил, что волосы у нее были растрепаны, а на юбке виднелось
несколько продольных складок. Физиономия Ламберта лоснилась от
самодовольства, а ворот белой рубашки был смят, как будто Кэл обильно
пропотел.
- Харв, - воскликнул он. - А мы уже подумали, что вы заблудились, мой
мальчик.
- Меня немного задержали, - улыбнулся Харви.
Ламберт усмехнулся, осторожно взглянул на дверь в кухню понимающе
подмигнул.
- А не вляпался ли ты в что-нибудь эдакое, типа "О, мой дорогой", а,
Харв?
Ламберт был очень пьян. Харви видел это. Тяжелое опьянение уже
настигло его. Конечно, не так пьян, как Дорис, но это вопрос времени.
- Ты, может, перемигнулся с какой-нибудь крошкой у стойки бара, а,
Харв?
Харв рассмеялся.
- Ничего подобного, м-р Ламберт.
- Кэл.
- Ну хорошо, Кэл. Так вот ничего похожего на то, что вы сказали.
Ламберт печально покачал головой.
- Жаль, старина. Ну ничего. Может, повезет в другой раз.
Вернулась Дорис с выпивкой для себя и для Ламберта. Харви она подала
имбирного пива.
- Тебе скоро на службу, Харви, - хрипло сказала она. - Поэтому тебе
бы лучше больше ничего не пить.
- Согласен, я и так хорош.
- Пей все, что хочешь, - заявил Ламберт. - Хозяин я, черт побери, или
нет? Если хочешь, Харв, ради бога, пей!
Харви улыбнулся.
- Отличное пиво, Кэл. Просто отличное.
Дорис подняла стакан и не сводя глаз с Харви, залпом осушила его.
- Вот так, Харви! Видал, как это делается? - и повернулась с улыбкой
к Ламберту. - Покажи ему, Кэл.
Ламберт поколебался было, затем пожал плечами и осушил стакан. На
глазах у него выступили слезы, и рассмеявшись, он смахнул их тыльной
стороной ладони.
- Да, парень, я не делал так со школьных времен.
- А я и те времена так бы не смог, - сказал Харви.
- Ладно, Харви. Тебе, пожалуй, пора на службу.
Харвей посмотрел на часы. Было гораздо позже, чем он думал. Почти
четверть двенадцатого.
- Пожалуй, ты права.
Дорис улыбнулась Ламберту, взяла пустые стаканы и снова ушла в кухню.
- Жаль, что вы уходите, Харв, - сказал Ламберт. Харви улыбнулся и
пожал плечами.
Ламберт продолжал бормотать что-то о том, как ему жаль, когда
вернулась Дорис с новой порцией виски. Она, пошатываясь, подошла к дивану,
тяжело плюхнулась на него и закинула ногу на ногу так, что юбка задралась
почти на четыре дюйма, открыв на всеобщее обозрение аккуратные круглые
подвязки.
- Идите сюда, Кэл, - сказала она.
Ламберт уставился на нее, потом облизнул губы и косился на Харви.
- Пожалуй, я лучше пойду, Харв.
- Не говорите глупостей, Кэл. Зачем разрушать компанию только из-за
того, что мне надо идти на работу?
Ламберт неопределенно улыбнулся, стараясь не глядеть на Дорис.
- Ну, если вы так думаете, Харв. Честно говоря, мне просто не
хотелось, чтобы...
Харви рассмеялся.
- Бросьте, Кэл. Я знаю свою жену и знаю вас. Что это был бы за чертов
мир, если бы человек не мог доверять своей жене и своему боссу, вместе
взятым?
Ламберт усмехнулся и похлопал Харви по плечу.
- Ей-богу, ты прав, Харви. Действительно, что это был бы за мир, а?
- Вот именно, - снова улыбнулся Харви. - Черт подери, уже половина
двенадцатого. Мне пора.
Он пошел к выходу. Дорис мрачно посмотрела ему вслед, пожала плечами
и снова глотнула виски. Харви открыл дверь, постоял немного, держась за
ручку.
- Спокойной ночи. Жаль, что я не могу остаться и...
- Ради бога, - раздраженно крикнула Дорис, - или туда или сюда. Здесь
и так холодно, а ты еще впускаешь холодный воздух.
Харви быстро вышел, не сказав больше ни слова.
Ровно в четыре часа утра Харви в последний раз сверился с пультом
управления в своей комнате на нижнем этаже пластмассовой фабрики Ламберта,
снял с вешалки плащ и быстро пошел по слабо освещенному коридору к стоянке
машин с задней стороны здания. Эта ночь была так похожа на ту, что он
рисовал в своем воображении. Если бы случилось так, что на этот раз
маленький участок дороги между фабрикой и его домом оказался безлюдным,
тогда бы эта ночь стала той самой ночью. Ведь это уже четвертая попытка. И
она, он чувствовал это, будет последней.
Харви оставил свою машину не на стоянке, а за ней, в конце длинной
подъездной аллеи. Он знал, что эта аллея идет под уклон и машина может
съехать с отключенным мотором. Он все предусмотрел. Старик-сторож со
своего верхнего этажа мог бы услышать шум двигателя, но увидеть его машину
он не имел возможности, поскольку на задней стене здания не было окон.
Нет, дело не в стороже. Все дело в этом маленьком отрезке дороги.
Конечно, в четыре часа утра вряд ли встретишь какую-нибудь машину,
особенно в такую холодную темную ночь, как эта. Но раньше то были! Правда
номера машин и их водители были ему незнакомы, но он предпочитал отсрочить
задуманное, чем идти хоть на малейший риск. Зачем спешить? В конце концов,
что значит лишний день или неделя? Или даже месяц. Если и этой ночью
окажется что-нибудь не так, значит, будет еще одна, а потом еще... Он
чувствовал, что именно сегодня ночью все свершится. Харви был почти уверен
в этом.
Он сел в машину, включил зажигание и отпустил тормоз. Сначала машина
катилась медленно, потом все быстрее и быстрее и когда наконец достигла
конца уклона, он включил передачу, послушал легкую вибрацию мотора и
поехал. Кругом стояла удивительная тишина. Как и четыре часа назад, когда
Харвей ехал на службу, дорога была совершенно пустынной. Конечно,
кто-нибудь мог встретиться на обратном пути на фабрику, и это беспокоило
его больше всего. Тогда он должен будет вернуться назад и исправить то,
что сделал.
Наконец, он свернул с дороги, подъехал к задней части дома и
остановил машину.
Дом стоял темный и тихий, и Харви довольно улыбнулся. Все шло, как
надо. Он вышел из машины, крадучись подошел к черному ходу и вставил в
замок ключ.
Бесшумно пройдя через кухню, стараясь не наступить на скрипящие
половицы по середине пола, он открыл дверь в гостиную. И здесь все как
надо: никого. Он прошел по короткому коридору к спальне и, легким нажатием
пальцев, тихо приоткрыл дверь.
Они были тут. Как он и ожидал. Как то и было в предыдущие три ночи.
В лунном свете, рядом с Кэлом Ламбертом, Дорис казалась еще меньше,
чем была на самом деле, почти ребенком. Они дышали тихо и глубоко,
забывшись наркотическим сном, пьяные и изнеможденные. Харви даже не
взглянул на стоящий на стуле возле кровати будильник. Знал, что он заведен
на 8 часов утра, как это бывало в предыдущие разы и прекрасно представлял,
как это происходило. Ламберт просыпался по звону будильника, одевался
торопливо и спешил к себе домой, а Дорис набрасывала халат и шла на кухню
готовить завтрак для мужа, который минут через 20 должен был вернуться
домой.
Харви подошел ближе и долго, с минуту, пока глаза его не привыкли к
темноте, смотрел на Дорис, и только сейчас заметил, на ней все те же чулки
и туфли...
Наклонившись, он провел кончиками пальцев от подвязки к бедру и
вдруг, захватив, большим и указательным пальцем небольшую складку кожи,
злобно ущипнул ее. Дорис не пошевельнулась. Тогда Харви положил ладонь
правой руки плашмя на нос Ламберта и надавил с силой. Ламберт только
слегка повернул голову и затих. Харви облегченно вздохнул. Теперь он мог
не волноваться, что кто-нибудь из них вскоре проснется.
Харви отошел от кровати и оглядел маленькую тесную спальню с низким
потолком. Все шло, как надо. Он повернулся, пошел в гостиную и принес
оттуда портативный газовый обогреватель, поставил его между окном и
кроватью, зажег и проверил, плотно ли закрыто окно. В комнате было только
одно окно и одна дверь, которые, будучи закрытыми, вообще не пропускали
воздух. Харви бросил последний взгляд на Дорис, вышел, плотно закрыв за
собой дверь, и покинул дом тем же путем, что и попал в него.
Никто не видел, как он возвращался на фабрику, как припарковал свою
машину позади здания и прошел в свою рабочую комнату. Здесь он еще раз
проверил счетчики на пульте, потом сел поудобнее в кресло и посмотрел на
часы.
Итак, ему потребовалось всего тридцать четыре минуты, чтобы исправить
ошибку, которою совершил, женившись на Дорис и тем самым открыть себе
дверь в новую жизнь. Вернее, вернуться к той жизни, с которой расстался
после своей женитьбы. Он снова будет посещать занятия и через два года
получит специальность, которая поможет ему стать в жизни чем-то большим,
нежели чем сторож при пульте управления. Жаль, конечно, что он не мог
просто развестись с Дорис, но это было невозможно. Она бы потребовала
алиментов и затаскала его по судам. С присущей ей мстительностью, она бы
не выпустила его из этой ловушки и он никогда бы не смог вернуться в
школу, и навсегда остался бы никчемным человечишкой ни никчемной работы.
Зато сейчас, когда Дорис мертва, он снова будет посещать школу.
Страховка на нее, которую они заключили, когда поженились, была невелика.
Всего две тысячи долларов. Но он получит деньги за дом и немалую сумму,
что-то около тринадцати тысяч, и за машину тысячу или даже полторы.
Получается почти пятнадцать тысяч долларов. Он подумал о Ламберте и
улыбнулся. Он вспомнил его шутку насчет стойки бара. Странно все таки, что
убив Ламберта вместе с Дорис, он скорее всего оставил себя без работы. А
впрочем, это не имело значения. Все равно он собирается уходить оттуда.
В восемь часов Харви расписался на контрольном листе, поздоровался со
сменщиком и пошел наверх в кафетерий позавтракать.
- Вы что, со своей поссорились?
1 2 3

загрузка...