ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Звездный путь -


Гилберт Ралстон, Джин Кун
Кто скорбит по Адонаю

Как только открылась дверь лифта, все на мостике оторвались от работы.
Кирк загадал: сейчас войдет лейтенант Кэролин Пэламас с докладом об осколках похожего на мрамор вещества, которое они втянули с мертвой планеты из группы Кекропа. Да, он оказался прав. Кэролин протянула ему отчет.
– Спасибо, – стараясь не смотреть в ее сияющие серо-синие глаза, сказал он.
Совершенная красота, подумалось ему, может стать тяжелым бременем для женщины. Взгляды, которые она невольно привлекала, сразу ставили ее в особое положение. А ему не хотелось, чтобы Кэролин Пэламас чувствовала себя одинокой. Ее достоинства заключались не только в роскошных золотистых волосах и серо-синих глазах – она, будучи новым членом экипажа, прекрасно разбиралась в археологии. Кирк постоянно боялся обидеть ее своим восхищенным взглядом. Он сказал:
– Займитесь исследованием Поллукса-4, лейтенант.
Доктор Мак-Кой, судя по всему, решил проявить заботу о девушке.
– Кэролин, у вас усталый вид, – заметил он.
– Я всю ночь писала отчет, – ответила она.
– Чашечка кофе взбодрит вас, – вмешался Скотти. – Кэролин, может быть, вы составите мне компанию?
Она улыбнулась.
– Сначала мне надо убрать химикаты.
Когда она ушла, Кирк спросил:
– Боунс, чего это он так разволновался из-за чашки кофе?
– Я влюбился, – коротко ответил Скотти и поспешил за девушкой. Мак-Кой нахмурился.
– Да, Джим, этого я от него не ожидал.
– Скотти – отличный парень, – заметил Кирк.
– Ему кажется, что он именно тот, кто ей нужен, но она, – Мак-Кой покачал головой. – Анализ психического состояния нашей Венеры говорит о ее сильной предрасположенности к супружеской жизни и материнству. Джим, ведь она – женщина до мозга костей. В один прекрасный день она попадется на крючок и вылетит со службы.
– Жаль, Боунс, если мы потеряем ее, – она отличный специалист, но глупо бороться с природой.
Чехов, чье рабочее место находилось рядом с креслом командира, вмешался в разговор.
– Выходим на стандартную орбиту вокруг Поллукса-4, сэр.
Поллукс Четыре уже появился на экране. Он был похож на Землю – континенты, моря, облака.
– Мистер Спок, что нам уже известно об этой планете?
– Что она класса М, капитан, – ответил Спок, не отрываясь от компьютера. Кирк взглянул на экран и увидел, как планета, медленно вращаясь, придвинулась ближе. Спок сказал:
– Азотно-кислородная атмосфера, сэр. Живые существа не обнаружены. Примерный возраст – четыре миллиарда лет. Мне кажется, нет смысла высаживаться на ней. – Эта планета ничем не примечательна.
Кирк нажал на кнопку:
– Картографический отдел, приступайте к работе. Перевести сканеры в автоматический режим.
– Капитан, – крикнул Зулу. – Внимание на двенадцатый сканер.
Между ними и планетой внезапно возникло нечто бесформенное и настолько прозрачное, что сквозь него были видны звезды. Это нечто быстро росло.
– Откуда… – Мак-Кой замолчал.
– Мистер Зулу, – спросил Чехов, – у меня что, галлюцинация?
– По-моему, нет. Разве что у нас обоих, – ответил Зулу. – Капитан, да ведь это – гигантская рука.
Кирк промолчал. На экране аморфная масса стала принимать очертания гигантских пальцев, ладони, массивного запястья, которое простиралось вниз и выходило из поля зрения наблюдателей.
– Мистер Спок, что говорят приборы? – голос Кирка прозвучал глухо. – Это действительно рука?
– Нет, капитан. Это не живая материя.
– Но тогда это увеличенное изображение.
– Сэр, это – силовое поле.
– Полный назад, – резко приказал Кирк. – Курс 230, отметка 41.
Между тем ладонь уже занимала весь экран, линии на ней казались глубокими впадинами, а огромные возвышения лишь отдаленно напоминали неровности человеческой ладони. Впадины стали более заметными, и Чехов воскликнул:
– Она сейчас схватит нас!
Впервые Спок наконец-то оторвался от компьютера и взглянул на экран.
– Капитан, если это силовое поле…
– Полный назад! – приказал Кирк.
Свет замигал. Корабль тряхнуло. Раздался скрежет металла. Все попадали на пол. Зулу, дотянувшись до крышки панели, пытался отбросить ее назад:
– Корабль неуправляем! Он не двигается с места.
Скотти выскочил из лифта, а Кирк, вернувшись на место, обратился к Ухуре:
– Лейтенант, немедленно доложите о происшедшем на Двенадцатую Звездную Базу. Сообщите, что неизвестная сила остановила "Энтерпрайз". – Он повернулся к Зулу. – Мистер Зулу, попытайтесь раскачать корабль: полный вперед, затем назад.
– Капитан, поступили сообщения о полученных повреждениях, – сказала Ухура. – Положение находится под контролем. Корабль пострадал незначительно.
– Мистер Зулу, как дела?
– Сейчас попробую резко сдвинуть его с места, сэр.
Корабль задрожал.
– Бесполезно, капитан. Мы застряли.
Кирк взглянул на экран. Все пространство занимала ладонь. Через нее просвечивали звезды. Кирк отвернулся.
– Данные, мистер Спок, что нам известно?
– Корабль полностью окружен силовым полем. Оно напоминает обычное, но с другой длиной волны. Несмотря на сходство с человеческой рукой. Это не живая материя. Это – поле.
– Спасибо, мистер Спок. Мистер Зулу, переключите носовое орудие на отталкивание.
– Есть, сэр.
– Включение!
Корабль дрогнул.
– Бесполезно, сэр, – сказал Зулу. – Похоже, нам нечего отталкивать.
Вмешался Спок.
– Капитан, предлагаю вывести показания двенадцатого сканера на обзорный экран.
– Выполняйте, мистер Спок.
Теперь ладонь скользнула в сторону, а на ее месте на экране стали вырисовываться полупрозрачные черты огромного лица. На мостике "Энтерпрайза" воцарилась мертвая тишина. Наконец огромное лицо появилось целиком, но Кирка поразила не его величина. Никогда раньше он не встречал такого прекрасного мужского лица, а в том, что оно принадлежало именно мужчине, не было никакого сомнения. Увенчанное диадемой из звезд, лицо сияло классической красотой, вечной, как звезды. Темные глаза смотрели прямо на корабль.
Голос, раздавшийся с экрана, вполне соответствовал внешности говорившего.
– Зоны минули, и предначертанное сбылось. Приветствую вас, о мои возлюбленные дети. Ваш дом ждет вас.
Кирк потряс головой, словно пытаясь избавиться от низких всепроникающих звуков. Он оторвался от экрана и обратился к Ухуре.
– Лейтенант, ответная частота.
– Вычислена, сэр. Канал свободен.
Он подтянул к себе микрофон:
– Говорит капитан космического корабля "Энтерпрайз" Джеймс Т.Кирк. Пожалуйста, назовите себя.
Но его просьба осталась без ответа.
– Вы покинули свои поля и равнины и отправились на поиски приключений, – продолжал голос. – Мы вместе будем вспоминать старые добрые времена. Мы будем пить священное вино. В лесах вновь заиграют свирели. Долгое ожидание закончилось.
Слова звучали, как заклинания. Кирк спросил:
– Я не знаю, кто вы, но ответьте мне, это вы остановили наш корабль?
– Я просто велел ветру покинуть ваши паруса.
– Так велите ему вернуться, – сказал Кирк. – Тогда и поговорим. Похоже, вы собираетесь сохранить свое имя в тайне, но предупреждаю вас, мы в состоянии постоять за себя. Освободите корабль!
Губы сложились в одобрительную улыбку:
– В вас не угас прежний огонь. Как вы похожи на своих отцов. Агамемнон… Ахилл… Гектор… троянский.
– К черту историю. Освободите корабль или я…
Улыбка исчезла.
– Вы покоритесь мне. Ведь стоит мне сжать руку в кулак вот так…
Корабль затрясся, как погремушка в руках рассерженного ребенка.
– Капитан, внешнее давление растет, – крикнул Скотти со своего места. – Восемьсот… оно продолжает расти!
– Мистер Скотти, сделайте все возможное.
– Давление критическое, сэр. Тысяча… Корабль не выдержит.
Кирк в ярости повернулся к экрану.
– Хорошо, вы выиграли. Перестаньте.
– Вы получили хороший урок. Помните о нем, – произнес голос. На его суровом лице появилась ослепительная улыбка.
– Капитан, я приглашаю вас и ваших офицеров к себе. Всех, кроме того – с острыми ушами.
Кирк поспешно заметил Споку:
– Не обращайте внимания, мистер Спок. Мы не знаем, с кем имеем дело.
Между тем голос потребовал:
– Поторапливайтесь, дети мои. Да возликуют ваши сердца!
– Ну как, Боунс, вы готовы?
– Джим, вы считаете это целесообразным?
– Не хотите же вы, чтобы наш корабль раздавили, как орех.
Кирк встал, и подошел к сидевшему за компьютером Первому помощнику.
– Мистер Спок, вы остаетесь за старшего. Попытайтесь определить природу удерживающей нас силы, привлеките к этой работе всех научных сотрудников. Попытайтесь высвободить корабль.
– Есть, сэр, вы… вниз?
– Да, мистер Спок.
Кирк и сопровождавшие его офицеры оказались среди оливковых деревьев. Перед ними на поросшем травой холме стояло небольшое сооружение из белоснежного мрамора. Оно было украшено шестью колоннами с каннелюрами и изящными резными завитками. От храма явно веяло классической древностью. И все же в нем было что-то удивительно знакомое.
Полукруглая лестница вела наверх, внутрь здания.
Чехов и Скотти прикрывали Кирка сзади. Он сказал:
– Следите за показаниями трикодеров.
Кэролин Пэламас побледнела и подошла к Мак-Кою.
– Доктор, а зачем капитан взял меня сюда?
Мак-Кой ответил:
– Вы специалист по древним цивилизациям. Похоже, мы столкнулись с одной из них. Нам пригодится все, что вы сумеете вспомнить. – Он двинулся вслед за Кирком. – Идите. Лучше, если мы все будем рядом с капитаном, когда он подойдет к дверям.
Однако дверей не было. Они сразу оказались в окруженном колоннами помещении. Напротив них на пьедестале стоял резной беломраморный трон. Невдалеке от него, на столе окруженном скамьями, лежали фрукты и мех с вином. Звучали флейты, и мелодия, которую они выводили, была призывной, дикой, языческой. На скамье возле стола сидел тот самый красивый мужчина, лицо которого они видели на экране "Энтерпрайза". Наброшенное на мускулистые смуглые плечи одеяние едва прикрывало бедра. Рядом лежала лира. Он встал и пошел им навстречу.
– Приветствую вас, дети мои! Как долго я ждал вас!
Он был так молод, что, если бы не величие, которым было проникнуто все его существо, слово "дети" могло бы показаться нелепым.
Кирк сказал шепотом:
– Боунс, направьте на него свой трикодер.
– О, мы будем вместе вспоминать о нашей цветущей прекрасной Земле! – мужчина воздел руки, словно призывая воспоминания. – Ее зеленые луга, синее небо, простых пастухов, пасущих свои стада.
– Вы знаете о Земле? – спросил Кирк. – Вы там бывали?
Мужчина улыбнулся, сверкнув ослепительными зубами.
– Когда-то Земля дрожала, стоило мне лишь взмахнуть рукой, и весна возвращалась по моему повелению.
– Вы говорили об Ахилле, – сказал Кирк. – Откуда вам о нем известно?
– Обратите свой взор в минувшие века, я живу в ваших воспоминаниях. Ваши отцы поклонялись мне и отцы ваших отцов. Я – Аполлон.
– Это было правдоподобно до безумия. Храм… лира. Аполлон считался не только богом Солнца, но и покровителем музыки. А этот сидящий напротив них мужчина был действительно красив, как бог, и говорил, как герои античных трагедий…
Чехов рассеял чары.
– В таком случае я царь всея Руси!
– Мистер Чехов!
– Простите, капитан, мне раньше не приходилось встречаться с богами.
– А кто вам сказал, что это бог? – возразил Кирк. – Боунс, что подсказывает ваш трикодер?
– Это самый обычный гуманоид.
– Вы так же невоспитанны, как сатиры. Придется научить вас хорошим манерам, – При этом существо не сводило глаз с Кэролин Пэламас. Оно подошло к ней и потрепало ее за подбородок. Скотти рассвирепел, но Кирк остановил его.
– Спокойно, Скотти.
– Земля всегда рождала красивых женщин. Что ж, хоть это не изменилось. Я рад. Да, мы, боги, были на Земле, как дома, – Зевс, Афина, моя сестра Артемида. Пять тысяч лет тому назад мы были на ней, как дома.
– Ладно, – сказал Кирк. – Мы пришли. Теперь давайте поговорим. Судя по всему, вы один. Может, вам чем-нибудь помочь?
– Помочь мне? Не в ваших силах помочь мне. Вы останетесь здесь. – Это прозвучало, как приговор.
1 2 3 4

загрузка...