ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Оглядываемся назад. Кажется, ничего не забыли. Все предусмотрели. До родов остались сутки. Как бы не прозевать! Не волнуйтесь, не прозеваете. Сучка сама вам все скажет.
Да, а где же рожать? На рогоже? На соломе, на сене? Во дворе? В будке? Лучше всего в помещении. И на чистом полу. Если у вас паркет, его следует застелить. Но не тряпкой и не пленкой, которые сучка скомкает и соскребет лапами. Для этой цели лучше подойдет лист линолеума, достаточно просторный. А лучше всего на линолеумном полу, на кухне.
У моих сучек роды чаще всего приходились на ночное, предрассветное время. Иногда наутро. Значительно реже это случалось в первой половине дня. И ни разу в конце дня или вечером.
Непосредственно перед родами сучку лучше не оставлять без внимания и не терять из поля зрения. Однажды на даче я оставил сучку в ожидании родов без присмотра не более, чем на час, а когда хватился — ее не было и в помине. Стал звать — безрезультатно. Хорошо, что вспомнили — с утра застали ее за тем, что рыла землю под кучей дров и хвороста. Как видно, решила позаботиться о гнезде сама. Кинулся туда — и верно, лежит в ямке, а возле нее уже попискивает один новорожденный щенок.
Пришлось эту самодеятельность прекратить и перевести процесс в цивилизованное русло.
В другой раз та же сучка половину помета успела родить среди цветов, и для этого устроила себе импровизированное гнездо в кусте пионов. «Ну, долго ты еще будешь меня мучить? Ведь уже срок, пора!» Смотрит виновато, тяжело дышит. Сучит хвостиком.
Уже поздний вечер. Устав от бесплодного ожидания, ложитесь на диван, так, слегка отдохнуть. И забываетесь в тревожном сне…
6. Роды
Кажется, только прилегли. А уже будят. А? Началось!
Вас будит ваша красавица-любимица-роженица. Она или зубами стягивает с вас одеяло, или запрыгивает на вас передними лапами, или, сидя возле вашей кровати, иногда громко взлаивает — «ГАВ!». Перемолчка — и снова «ГАВ!» Вы немедленно подхватываетесь, берете в кулак часы, и в потемках, чтобы не тревожить домашних, идете в пижаме и шлепанцах следом за сучкой. Она вас ведет, конечно, на кухню.
Пол на кухне перед этим чисто вымыт с хлоркой, все лишнее с пола убрано. На столе приготовлены лист бумаги и карандаш — вести протокол родов. Смотрите на часы. Половина четвертого утра. Но уже не до сна и спать не хочется. Сучка поднимает на вас глаза. Это не глаза, а две бездны. Зрачки расширены полностью, радужной оболочки нет. В ее глазах — паника, страх, надежда. И это надежда на вас. Хозяин рядом, значит, не так страшно. Он поможет, он все может! Что же делать вам? Как уже упоминалось выше, ничего. Повторяется идеальный случай, с которым мы столкнулись при вязке. Ничего, если удастся избежать какой-либо деятельности. Поскольку неквалифицированное вмешательство в случае осложнений может лишь ухудшить ситуацию. Ваша задача — присутствовать и вдохновлять. Как у принца-консорта на торжественном приеме.
А сучка беспокойно мечется по кухне и не находит себе места. Она то ляжет, то встанет. Бока так и ходят, дыхание частое, язык до пола. Петля увеличена и сучка постоянно ее лижет. Вот она сгорбатилась, напряглась, начались схватки. Ну же, родная! Давай! Тужься!
Отпустило. Легла, тяжело дышит, смотрит на вас. Вот снова. Схватило. Опять началось. Снова попустило. Сучка вскочила, крутится на месте, забегала. Вот уже из петли показался какой-то черный шар. Да ведь это щенок! Снова тужится. Легла на бок. Раз! И рядом с ней на полу лежит какая-то темная сарделька, мокрая, блестящая от покрывающей ее пленки. Пленка собирается на животе щенка в жгут, конец которого прячется где-то внутри сучки, уходя в петлю. Щенок находится в околоплодном пузыре, который при родах лопнул, воды из него вылились, и щенок лежит в лужице жидкости розоватого от крови цвета. Жгутик, уходящий в сучку, — это пуповина.
Сучка сразу же начинает вылизывать щенка. Это массаж и удаление пленки. Начинает лизать с головы щенка. Зубами осторожно срывает неподдающиеся участки пленки и их поедает. Щенок слабо попискивает, шевелит лапами, переворачивается на живот. Сучка носом довольно бесцеремонно возвращает его в исходной положение на спину и продолжает обрабатывать живот, грудь, голову. Затем спину. А щенок уже ползет и тянет за собой пуповину.
Доходит очередь и до пуповины. Сучка берет ее в пасть поперек и начинает жевать коренными зубами. Щенок болтается совсем рядом с ее зубами, вот-вот будет схвачен за животик. Но ничего страшного не происходит. Сучка перекусывает пуповину, щенок освобождается и шлепается на пол, а от пуповины остается огрызок. Причем довольно длинный такой, не меньше трех-четырех сантиметров. Какая-то небрежная работа. Неаккуратная. Могла бы откусить и ближе к животу! Оказывается, нельзя. Если ближе к животу, будет незаживающая ранка, инфекция, воспаление и «непредсказуемые» последствия. А так завтра-послезавтра огрызочек усохнет, сморщится и сам отпадет. Образуется аккуратный пупок. Кто же у нас родился? Ага, кобель, прекрасно! Записываем: «Кобель. Время — 4.30». Гляди ты, уже час прошел, а будто один миг.
Сучка съедает послед, слизывает с пола все мокрое. А щенок, чуя тепло и запах мамки, ползет к ней. Если повезет, то и к соску удастся присосаться и получить глоток-другой молозива. Молозиво включает в работу желудок, в который начнет поступать желудочный сок нужного состава.
Съеденный сучкой послед (плацента) и слизанные воды — не просто забота о чистоте гнезда. С ними в организм сучки поступают очень нужные вещества — гормоны-стимуляторы последующей родовой деятельности.
И сосущий щенок — тоже стимулятор. Он помогает родиться своим братьям и сестрам. Сучка не переставая лижет щенка, лижет петлю, вылизывает пол — работает языком. И очень проворно, затрачивая на это много сил. Особенно качественно лижет щенка, очень плотно прижимая к нему язык. Идет массаж. Вот и говорите после этого, что легче всего работать языком!
Но вот лизание прекратилось. Сучка вскочила и снова беспокойно забегала. Дыхание участилось. Начались схватки, одна серия, вторая. Тут не до новорожденного.
Пора и вам приниматься за дело. Идеальный случай пассивности закончился. В это время вам следует поднять с пола щенка и водворить его в коробку «детского приемника», который к этому моменту уже «заряжен» теплой грелкой. Улегшись на нагретую подстилку, щенок благодарно засыпает и не тревожит роженицу своим писком.
Вот снова из петли появился пузырь с головой щенка внутри. Но схватки прекратились и сучка снова бегает по кухне, а из нее на треть свисает щенок. Что делать? Хватать?! Тянуть?!
Ни в коем случае!!! Успокойтесь и ждите. Вот снова схватки. Потуги. Еще потуги. И вот щенок весь появился снаружи и висит на пуповине. Сучка легла на пол, слизывает хлынувшие из нее воды, лижет петлю, а на щенка и внимания не обращает. А тот вроде не шевелится.
«Так что же ты, корова?… Ведь задохнется! Ему же нужно дышать! Немедленно освободи ему голову от этой пленки! Беда! Дай я сам!»
Не спешите. Не задохнется. Он пока связан с матерью пуповиной и получает по ней вместе с кровью матери и растворенный в гемоглобине крови кислород. В животе ведь не задохнулся?
Ну вот, дошла очередь и до щенка. Сучка уже его освободила от пленок и отгрызает пуповину, а щенок попискивает, ползая и скользя по мокрому полу. Снова кобель. Время — пять часов. Записали.
Часто в литературе встречаются рекомендации немедленно разорвать на голове родившегося щенка околоплодный пузырь, если этого не делает мать. Особо нервные могут так и поступить, соблюдая осторожность, но, как было сказано выше, в этом нет необходимости. Однако если вслед за таким необработанным щенком стремительно следует другой щенок и сучка занята его родами, то тут уже и впрямь надо и самому поработать. Аккуратно снимите со щенка пленку и перережьте протертыми спиртом острыми ножницами пуповину, оставляя, как и сучка, при пупке сантиметра четыре пупочного канатика. Протрите слегка щенка сухой тряпкой и положите в детоприемник на грелку.
В перерывах между схватками всю эту компанию щенков следует подкладывать под сучку, забирая их в коробку всякий раз, как только начинает рождаться следующий щенок.
Нельзя сказать, что сучка довольна этими регулярными исчезновениями своих чад. Как только ее попускает, она заглядывает в коробку, скулит и требует вернуть назад ее драгоценное потомство.
Вот нас уже трое — двое кобелей и сучечка. Пищат, ползают возле матери, она их лижет-лижет, подгребает лапами под себя, закрывает. А они — такие махонькие пиявочки, и сосать еще толком не умеют, тычутся носами в живот. Но вот первый бутузяка присосался к соску и сосет, содрогаясь всем тельцем. Завалился набок, и видна какая-то ярко-розовая полоска между основанием соска и его нижней челюстью. Да ведь это же язык! Щенок охватывает сосок языком снизу и сосет небом, щеками и языком, помогая себе передними лапами! Уже половина седьмого, за окном светло. Раннее утро.
Вот снова началось. Сучка в этот раз тужится лежа на боку, не поднимаясь. Дошло, что в лежачем положении мышцы пресса работают лучше, чем в стоячем. Лежа рожать легче.
Схватка. Снова схватило. Сучка подхватывается, горбится, снова тужится. Из петли показывается следующий щенок.
Ребята! Все в коробку! Не до вас!
Вот щенок уже вышел наполовину. Но что это? Совсем не то, что было раньше. Раньше то, что выходило из сучки, было круглое. А теперь — какое-то тонкое и удлиненное. Сучка то беспокойно бегает по кухне, то ложится на пол. Тужится, но движения плода наружу нет. Как заклинило. Пытаясь помочь себе зубами, сучка разрывает пузырь и уже отчетливо видно, что снаружи находятся задние лапки щенка, а не головка. Тазовое предлежание! Первые щенки лежали в матке головками на выход, с поджатыми передними лапками. А этот лежит задом наперед. И вот пожалуйста! А все шло так хорошо! Зацепились острые локотки за выход, мышечные спазмы влагалища и матки толкают щенка в голову, а локти не пускают! Как быть? Тянуть? Может быть, придется и тянуть. Впадать в панику не следует. А действовать надо решительно и быстро. Воды отошли, родовые пути высыхают. А по полусухому скользить сложнее, чем по мокрому. Положение усложняется, надо спешить!
И, не переодеваясь, как были в тапочках и пижаме, вы, вручив полусонным домашним детский приемник со щенками, надеваете на сучку поводок, вылетаете на лестничную площадку — и бегом по ступенькам наверх. До девятого этажа. А затем вниз до первого. И снова наверх.
Сучка не очень охотно, но следует за вами. И вот поводок натянулся! Сучка возражает, упирается лапами, не хочет больше бежать. В чем дело? Вы тянете поводок. И когда — плюх! Щенок вывалился и висит на пуповине. С сучкой и щенком — бегом домой!
Дверь открыта. За ней — встревоженные лица полусонных домочадцев. «Ну как?» Вам не до вопросов. Бегом на кухню, и тут по проверенной схеме. Сучку и щенка на пол. Освободить от пленки. Перерезать пуповину. Не дышит! Ах, какое невезенье! Сучка его два раза лизнула — и отвернулась, занятая собой. Значит, так. Не волноваться. Берем щенка двумя руками вдоль туловища головкой от себя, средними пальцами надавливаем щеки, чтобы открылась пасть. Маховым движением обеих рук, как если бы вы встряхивали термометр, встряхиваем щенка головой вниз. Раз, другой! Ага, из пасти потекла вода — это попавшие в легкие родовые воды из-за преждевременного дыхания. Встряхнули еще раз-другой. Марлевым тампоном освобождаем пасть от слизи. И сразу же делаем массаж. Положили на грелку и сильно растираем полотенцем все туловище. От задних лап к голове и назад. Особенно плотно в области легких и вдоль спины. Не дышит. Еще массаж! Безрезультатно.
Взяли щенка поперек туловища в две ладони спинкой книзу. Большим и указательным пальцами левой руки взяли за передние лапки, пропустив голову между пальцами налево наружу. Теми же пальцами правой руки взяли за задние лапки. Сдвигая и раздвигая ладони, складываем туловище щенка поперек и затем растягиваем вдоль. Раз-два, раз-два, раз-два!
И вот как будто что-то в нем забулькало. Перестали качать.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...