ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Spellcheck: ТаКир
«"Твоё Собачье Дело" — №2-3/2001»:
Аннотация
С огромным удовольствием мы предлагаем нашим читателям новую повесть наших постоянных авторов Сергея Гончаренко и его прелестной дочери Насти. Уже известные вам герои встретятся вновь, но в другой эпохе.
Гл. ред. «Твоё Собачье Дело»
С. Гончаренко, А. Гончаренко
Уроки добра
В неглубокой впадине среди гор с самого утра собралось больше сотни боевиков, чтобы в это воскресное утро развлечься собачьими боями. Но потехи не вышло. Из трех собак, захваченных у противников, ни одна не смогла оказать достойного сопротивления волкодавам, повсюду сопровождавшим отряд боевиков полевого командира Кифаятуллы. Ну, где уж им… Две овчарки и водолаз. Разве это бойцы, которые могут сражаться на равных с волкодавами, расправлявшимися даже с волками и медведями… Никакого сравнения…
Первая овчарка погибла почти сразу, как только ее схватил любимец командира — Кянды. Он лишь пару раз трепанул ее, захватив клыками за шею там, где она соединяется с черепом, и позвоночник овчарки не выдержал. Собака даже не взвизгнула. Еще проще выглядел «поединок» могучего, кудлатого Аслана с водолазом, который просто бросился бежать от кошмарного чудовища, с ревом несущегося на него. Только последняя собака, хоть и была самой маленькой из всех, — все же обладала достаточным мужеством, чтобы не побежать, а начать бой и прокусить рыжему Хану предплечье. Но потом Хан схватил овчарку за горло и бой быстро закончился.
Возбужденные, хотя и слегка разочарованные зрители огласили воздух победными криками и канонадой автоматного огня.
— Так будет и с неверными! Смерть урусам!
Солнце палило нещадно. Казалось, тяжелые волны жара обрушивались на головы людей и животных. Вершины гор, ярко белевшие невдалеке, так ослепительно отсвечивали, отражая лучи солнца, что их отблески словно бы пронизывали все и вся вокруг. Наверное, даже камни и песок источали этот горячий и всеподавляющий зной. Скоро полдень. Кифаятулла презрительно прищурился, плюнул себе под ноги и отвернулся.
— У этих шакалов даже собаки не лучше дохлых жаб. Выбросите этих тварей подальше, чтоб я их не видел, — злобно прохрипел он.
Двое или трое подчиненных бросились выполнять приказ командира.
Главный советчик и заместитель командира — кривой Гасабкули — слегка похлопал в ладошки и сказал:
— Сегодня нужно перейти в другое место. После обеда их вертолеты вылетят на разведку и Урус-Шайтан может засечь наши огни. Прикажи собираться.
Кифаятулла коротко кивнул и громко крикнул:
— Всем собираться! Через два часа уходим!
Дисциплина в этом отряде была такой, что ей могли бы позавидовать многие части регулярной армии федерации.
* * *
Валерий Васильевич Верхов, капитан подразделения ОМОН, в шутку прозванный друзьями «три-вэ» или «вэ в кубе» (по инициалам и в качестве признания его достижений в боевых искусствах — «великий воин вьет-во-дао») и получивший в награду за подвиги от боевиков кличку «Урус-Шайтан», поднял голову и внимательно посмотрел на перевал. Где-то там находится, а скорее всего передислоцируется, причем, постоянно и, с точки зрения времени и направления — хаотично — банда проклятого Кифаятуллы. Одного из самых жестоких и непримиримых полевых командиров. Говорят, что Кифаятулла — пакистанец, учился в Киеве, а в аспирантуру поступил аж в Оксфорде. Но точно этого не знал никто. Его отряд, состоящий из таких же головорезов, как и он сам, то разбивается на мелкие группы, по семь-десять боевиков и растворяется в горах и ущельях, то собирается в единый кулак в определенном месте и наносит новый удар по войскам федерации. Сколько раз уже «феды» считали, что его отряд окружен, разбит или рассеян, по крайней мере, но неуловимый и неистребимый, он вновь и вновь проявлялся в другом месте, где его совсем никто не ждал. Ситуация осложнялась еще и тем, что в рядах банды Кифаятуллы, по слухам, сражалось несколько бывших сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности Республики, и самое неприятное, что среди них вроде бы видели кривого Гасабкули, в прошлом возглавлявшего аналитический отдел СБ Республики. С таким врагом нельзя было не считаться. Недаром эта банда нанесла наибольший урон федералам в своем регионе, сама почти не понеся потерь. Поэтому подразделение Верхова и перебросили на данное направление. Усиленная рота истребителей боевиков. Непримиримых. Усиленная. После тяжелейших боев на северных окраинах Республики ее уверенно можно называть — ослабленной ротой. Из каждых 3-х снайперов остался, в лучшем случае, один. В каждой группе захвата из семи штатных бойцов теперь не более пяти. А в основном — меньше. И так далее, так далее, так далее…
«Три-вэ» тягостно вздохнул, покачал головой и направился в штабную палатку. Через несколько минут он отдаст приказ вертолетчикам на очередной облет ущелья и перевала, хотя от этого почти никакого толку, кроме вреда. Увидеть боевиков практически не удается, а они обстреливают вертолеты из укрытий. И еще как обстреливают… Только на прошлой недели он сбили двоих, а что будет сегодня? И что обидно, сбивают вертолеты они не только «стингерами», но уже и нашими родными «стрелками»! Гады!… Хотя что…, и мы пользуемся трофейным оружием без малейшего зазрения совести. Кроме того, не исключено, что у боевиков есть лазутчики среди наших… Да что там, любой мальчишка из ближайшего селения расскажет все «своим» о нас и наших действиях… Не отлично… Совсем не отлично… Дерьмо просто настоящее…
Еще одно обстоятельство несколько беспокоило «три-вэ». Полчаса назад он получил шифрограмму, с вызовом в штаб дивизии. Причины не объяснялись, но ничего хорошего от внезапных вызовов в штаб он не ждал.
— Леша, ну че там нового слышно? А? — спросил он у стрелка-радиста Алексея Шагина, который только что закончил сеанс связи со штабом.
— Да ничего нового, Валерий Васильевич. Только почему-то снова передали приказ Вам явиться в штаб дивизии. К чему бы это? — задумчиво переспросил радист.
— К дождю! — буркнул «три вэ», повернулся и пошел собираться в дорогу.
* * *
Грустные глаза Карин неотрывно смотрели на Эндрю, стараясь запомнить его во всех деталях. Эндрю уезжал в составе миссии ООН в далекую и страшную, уже ставшую почти легендарной Закавказскую республику. Ничто не смогло убедить Эндрю отказаться. Какие только доводы ни приводила Карин, какие примеры ни находила, чтобы переубедить его и не отпустить туда, в страшное пекло ада, каким представлялась ей та страна. Все было напрасно. Эндрю, спокойный и уравновешенный, всегда веривший в разум и разумность людей, даже не обсуждал с ней эту тему. Только сказал однажды:
— Я пообещал. Меня там ждут и я им нужен. Пойми другого решения для меня теперь просто не существует.
Вот так. Дискуссии не получилось. Карин переплакала и передумала уже все на свете, в душе почти похоронив Эндрю заранее. До отъезда оставались всего сутки. Двадцать четыре часа и самолет с Эндрю и Варом взлетит из аэропорта Гатвик рейсом на Вену, где назначен сбор членов Миссии. И оттуда уже прямо к месту назначения. Последние несколько дней она лишь пыталась убедить его не брать с собой собаку.
— Пожалей хотя бы его. Ну зачем его тащить на смерть, он-то никому ничего не обещал. Оставь его мне.
— Он поедет со мной просто потому, что он мой друг и защитник. Он всегда ездит со мной. И потом, без меня он умрет. Да и ты его не сможешь удержать, не дай бог что-то случится. Так что и эта твоя просьба неосуществима. Прости, милая.
Эндрю крепко прижал голову Карин к груди. На несколько мгновений они застыли, думая каждый о чем-то своем. Эндрю уже всеми мыслями был где-то там, в том незнакомом и грозном краю, где ежеминутно рвались снаряды и свистели пули, где почти ежечасно гибли люди. Не может быть, чтобы этот кошмар нельзя было остановить… Что-то хоть надо бы сделать… Карин же думала совсем о другом: о том, что Эндрю слишком ответственен для того, чтобы менять свои решения, о том, что маленькая Алекс теперь может вообще остаться без отца, о том, что это и счастье ее и несчастье одновременно — жить с таким человеком…
Могучий и крепкий пес, стоявший рядом, внимательно смотрел то на одного, то на другого. Он понимал, что они с хозяином уезжают, как это бывало и прежде, но никогда их отъезд не сопровождался таким плачем. Что-то тут не так. Придется быть на чеку…, хозяйка слезы лить зря не станет. Не тот характер.
* * *
Маленький Зия крепко-крепко прижался головой к холке огромной лохматой собаки, обнимая и лаская ее.
— Лани, моя… Красавица…
«Красавица» была взрослой и свирепой сукой кавказского волкодава. Ни от одного человека на свете она не стерпела бы подобного фамильярного обращения. Даже дед Зии, настоящий хозяин собаки — старый Хамит-ага — и тот никогда не позволил бы себе такого. Лани, словно бы вопреки своему нежному имени, отличалась на редкость злобным и неукротимым нравом, за что очень ценилась пастухами-скотоводами. Она была дочерью знаменитого Ломы (Льва), одержавшего десятки побед над волками и совершившего множество подвигов, защищая хозяина и его семью. И Лому и Лани неоднократно пытались выкупить у Хамит-ага, но старик был непреклонен. Лому даже пытались однажды выкрасть от хозяев, но похитители горько поплатились за эту свою глупость. Лома не только не дал попасть в себя ампулой со снотворным, мечась по загону, но и умудрился схватить одного из воров, неосмотрительно наклонившегося над оградой. Рука вора осталась висеть на одном-единственном сухожилии, а второй вор, полезший вытаскивать товарища, вообще лишился уха и правой щеки. Лома убил бы обоих, не выскочи на шум старый Хамит-ага… Недаром Лома вел свой род от легендарного Топуша.
Лани была «на сносях». Около двух месяцев назад, как раз когда Лани была готова к вязке, невдалеке от селения скрывалась банда Кифаятуллы. Одна из его собак запала старику в душу настолько, что он, не страшась опасности быть пойманным русскими или убитым своими же, отвел Лани к Кянды. Теперь весь аул ждал этого помета. Хорошая пастушья собака — ценность, а знаменитая, такая, каким был Лома, стоила наверное и дороже самого аула…
— Лани моя…, красавица — снова повторил маленький Зия теребя лохматую шерсть собаки.
Зия просто обожал эту собаку, давным-давно покоренный ее преданностью, силой и бесстрашием. Только благодаря Лани Зия позволял себе уходить далеко в горы, не очень опасаясь каких бы то ни было опасностей. А опасностей там хватало. И бандиты, не остановившиеся бы перед тем, чтобы поиздеваться или даже убить ребенка, и дикие звери, и даже тот ужас, который с недавних пор терроризировал жителей гор — стаи одичавших собак, не боявшиеся никого и ничего вообще и нападавших на любую добычу, которую могли догнать. Умные и хитрые, бесстрашные и осторожные. Наводившие страх даже на самых отпетых убийц и самых тупых дебилов, вообще не способных испытывать страх перед чем бы то ни было.
Зия просто знал, что он в безопасности, пока Лани находится рядом. Но, с другой стороны, Зия, растущий во время войны, вовсе не был неосмотрительным или безрассудным мальчишкой, который не понимал бы, что даже Лани не сможет долго сражаться со стаей волков или собак или остановить вооруженных людей.
Собака, прежде подвижная и резкая, в последние дни начала все чаще проводить много времени в темном углу сарая, где всегда и было ее место. Только теперь Зия натаскал туда сена, понимая, что час появления щенков на свет близок. Может быть сегодня или завтра. А интересно какими они будут… Похожими на Лани или на отца — свирепого Кянды? А сколько родится их? А как их потом назовут и кто заберет себе лучших? Эти вопросы будоражили Зию, заставляя учащенно биться его сердце и плечи его покрывались «гусиной кожей». А может все-таки дед согласится оставить лучшего пса у себя… Но говорить с ним об этом еще рано. Совсем рано. Еще побьет… Нельзя сглазить в таком деле.
Мальчишка, обнимавший собаку одной рукой за шею и другой — за спину и вздувшийся живот, вдруг ощутил легкое, едва слышное подрагивание под пальцами. Как будто к нему изнутри кто-то пытался достучаться крохотными молоточками.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...