ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Лесков Николай Семёнович

Страна изгнания


 

Страна изгнания - Лесков Николай Семёнович
Страна изгнания - это книга, написанная автором, которого зовут Лесков Николай Семёнович. В библиотеке LibOk вы можете без регистрации и без СМС скачать бесплатно ZIP-архив этой книги, в котором она находится в формате ТХТ (RTF) или FB2 (EPUB или PDF). Кроме того, текст данной электронной книги Страна изгнания можно комфортно и без регистрации прочитать онлайн прямо на нашем сайте.

Размер архива для скачивания с книгой Страна изгнания равен 7.66 KB

Страна изгнания - Лесков Николай Семёнович - скачать бесплатно электронную книгу, без регистрации


Лесков Николай Семенович
Страна изгнания
Н. С. Лесков
Страна изгнания
Под этим заглавием недавно поступила в продажу книжка, составленная из путевых очерков и заметок одного из известных ученых русских офицеров, Сергея Ивановича Турбина. Почтенный автор этих очерков на своем веку изъездил Россию во всех направлениях и имеет с нею хорошее знакомство, а также талант рассказывать виденное правдиво, образно и беспристрастно. Поэтому все появлявшиеся до сих пор заметки полковника Турбина всегда бывали очень интересны; ныне же вышедшая его книжка еще более полна этого интереса, так как в ней собраны очерки и картины краев отдаленных и малоизвестных. Это картины "страны изгнания", то есть Сибири.
О Сибири писано немало, хотя и не особенно много; но то, что написано о ней полковником Турбиным, так непосредственно и своеобычно характеризует этот далекий край, что книжечка его никак не может быть лишнею для того, кто желал бы познакомиться с бытовою жизнью в "стране изгнания". Рекомендуя с этой стороны упомянутую книжку, мы, конечно, не затруднились бы указать на обилие хороших замечаний автора об устройстве сибирского хозяйства и проч., но всех этих заметок не перечислишь, да и в одном беглом перечне их нет никакой пользы. Для того чтобы ознакомить читателя с интересной и необыкновенно легко читаемой книжкой г. Турбина, гораздо лучше привести из нее небольшие, но очень живые сцены, яркие картинки, которые могут служить образцом мастерства автора рассказывать с задушевною безыскусственностью и простотою. Не затрудняясь особенно тщательным выбором, берем три встречи полковника Турбина: 1) с каторжным бродягою, 2) с ссыльным поляком и 3) с добровольными переселенцами.
Встреча с каторжным бродягой произошла в селе Завододуховском, где полковник переменял лошадей и сварил себе раков и ел их. Вот как он рассказывает об этой встрече:
"Бряцанье цепи прервало мое гастрономическое наслаждение.
- Хозяин, что это такое?
- А надо быть, бродягу ведут.
Я выглянул в окно. Перед домом стоял рослый детина, с окладистою светло-русою бородой, в ножных кандалах, одетый в плохой побуревший армяк и стоптанные бродни, и при нем, в виде конвойного, дряхлый старичок десятский с палочкою.
- Подайте Христа ради! - проговорил бродяга.
Хозяин подал большой кусок пшеничного хлеба.
- Здравствуй, братец! - сказал я.
- Здравия желаю, ваше высокоблагородие.
- Ты какой губернии?
- Херсонской.
- Отчего же так чисто говоришь по-русски?
- Да я только родился в Херсонской губернии, а у меня отец и мать были русские.
- Ты, верно, из солдат?
- Точно так, ваше высокоблагородие.
- Где служил?
- В N кирасирском полку, ваше высокоблагородие.
- Имени не скрываешь?
- Никак нет, ваше высокоблагородие: Семен Васильев Скляров.
- За что же ты попал сюда?
- Долго рассказывать, ваше высокоблагородие.
Вот рассказ Семена Склярова, с которым мне еще раз пришлось встретиться:
- Служил я, ваше высокоблагородие, как уже докладывал, в N полку. Характер у меня, то есть, самый неподходящий: не уважил я раз вахмистру тот ротмистру; расправа в то время была известно какая; я заартачился, до грубости дошел большой; ну, под суд отдали; прошел полторы тысячи и попал в арестантскую роту.
- А потом?
- Потом, ваше высокоблагородие, не мог потрафить в арестантской роте.
- И что же?
- Да ничего. Попал под суд, прогнали скрозь строй, лишен солдатского звания и сослан в каторжную работу в Александровский винокуренный завод; оттуда бежал, пойман, наказан плетьми, с постановлением литеры Б. ниже локтя, с назначением в Петровский железный завод, откуда бежал вторично и добровольно явился в Омутинской волости.
- И не добровольно, а поймали, - вмешался десятский.
- Почтенный старичок, где же поймали? Как бы я хотел уйти, нечто ты укараулишь? Смотри.
Скляров тряхнул ногою, и деревенские кандалы слетели.
- Ты это видишь? То-то же!
- Куда же ты пробирался?
- Да куда глаза глядят. Мы, бродяги, все больше так ходим. А что, ваше высокоблагородие, об манифесте ничего не слышно?
- О каком манифесте?
- Да вот памятник в Новгороде открывают, так по этому случаю?
Слухи и толки о манифесте по случаю открытия новгородского памятника в Сибири были повсеместны, и бродяги сильно на него рассчитывали.
- Что же теперь с тобою будет?
- Да ничего. Накажут плетьми, поставят слово како (с. к., то есть ссыльно-каторжный) на руке и на лопатке и пошлют в нерчинское ведомство. Вы, ваше высокоблагородие, куда изволите ехать?
- В Иркутск.
- Бывал-с, город хороший.
- Послушай, Скляров, ты правду мне говорил?
- А на что же мне лгать? Приедете в Иркутск, можно справиться в экспедиции о ссыльных по статейному списку.
- А из нерчинского ведомства уйдешь, или оттуда трудно?
- Это, ваше высокоблагородие, глядя по делу. Труда большого нет. Оттуда всего больше бегают. Года вот мои проходят - вот что-с! Мне ведь без года пятьдесят, ваше высокоблагородие.
На вид ему было не больше сорока.
- Надо полагать, ваше высокоблагородие, в Сибири недавно?
- Отчего ты так думаешь?
- Да нашим братом антиресуетесь. Поживите, присмотритесь; тут нас много.
- По дороге буду встречать?
- Никак нет-с. Наши тут все сторонами пробираются, маршлут свой имеют. До самой Бирюсы, то есть до иркутской границы, по большой дороге не ходим. Ну, а там если б ехали весною, то как бараны идут. Теперь, к осени, становится меньше, а все будут попадаться. Только теперь настоящих старых бродяг мало; в тех местах по осени идут больше перваки. Настоящие мастера проходят раннею весною.
- Ты же из каких?
- Да я что, всего по второму. А есть молодцы: кругом шестнадцать, или кругом Иван Иваныч, значит весь в клеймах. По десятому и больше. Раза по два на приковку к тачке осужден.
Скляров видимо одушевился.
- Ну, а встретишься с этаким, ничего?
- Я, ваше высокоблагородие, докладывал - бараны, бараны и есть. Мухи не обидят, не то что человека. Христа ради попросят: дали - спаси господь; нет - на здоровье.
- Ну, кое-когда и забижают, - заметил хозяин.
- С голоду разве, да и то не всегда. А что вот этим калужским, что под Омутинским живут, об тех толковать нечего. Когда-нибудь припомнят.
Мне объяснили, что живущие в Омутинской волости новоселы-калужане очень часто ловят бродяг и представляют по начальству. Скляров был задержан ими же.
- Послушай, Скляров, ты человек бывалый, скажи, где лучше: в арестантских ротах или на заводах?
- Это, ваше высокоблагородие, как кому. Для человека слободного, например для мужика, для мещанина, для приказного звания, для господ, в заводах много лучше, сравнения нет, а вот для человека казарменного, как наш брат, - беда просто...
- Отчего же это?
- Да как же, с малолетства тебя одевали, кормили, вот привычки и нет, как с собою обойтись. В заводах дадут тебе паек, жалованье, - распоряжайся, как знаешь. А наш брат, известно, жалованье - в кабак, с пайком тоже обойтись не умеет: привык к готовому. А в арестантской роте я сыт, обут, одет; сидеть под замком привык сызмала, а работа не бог знает какая. Общество большое, все свои. А вот слободным, так тем в арестантских ротах шибко круто приходится, особенно которые с Капказа, а на заводах - ничего, скоро обживаются.
Расспросы и наблюдения, сделанные мною после, привели к убеждению, что эти слова Склярова положительно верны.
Лошади были уже давно готовы, и нужно было ехать.
- Счастливо оставаться, ваше высокоблагородие! - крикнул по-солдатски Скляров.
Я ему подал целковый, он не взял.
- Много даете, ваше вскабродие: вам дорога дальняя, - пожалуйте гривенник, больше не нужно".
Вот и вся сцена, но какая глубокая, потрясающая и характерная сцена. Этот Скляров стоит перед вами как живой, и стоит не оболганный и облаянный, а 1а Глеб Успенский, а очищенный и омытый своею безропотною скорбию, которую передает с такою сердечною простотою г. Турбин.
Теперь образец сцен другого рода.

Страна изгнания - Лесков Николай Семёнович - читать бесплатно электронную книгу онлайн


Полагаем, что книга Страна изгнания автора Лесков Николай Семёнович придется вам по вкусу!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Страна изгнания своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Лесков Николай Семёнович - Страна изгнания.
Возможно, что после прочтения книги Страна изгнания вы захотите почитать и другие бесплатные книги Лесков Николай Семёнович.
Если вы хотите узнать больше о книге Страна изгнания, то воспользуйтесь любой поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Лесков Николай Семёнович, написавшего книгу Страна изгнания, на данном сайте нет.
Отзывы и коментарии к книге Страна изгнания на нашем сайте не предусмотрены. Также книге Страна изгнания на Либоке нельзя проставить оценку.
Ключевые слова страницы: Страна изгнания; Лесков Николай Семёнович, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно.
загрузка...