ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Юкио Мисима
Её высочество Аои


Мисима Юкио
Её высочество Аои

Юкио Мисима
Её высочество Аои
(из цикла "Современные пьесы для тетра Но")
Перевод с японского Лены Байбиковой
Действующие лица:
Яско Рокудзё
Хикару Вакабаяси
Аои - жена Хикару
Медсестра
Поздний вечер. Больничная палата. Чуть в глубине сцены стоит кровать Аои. Слева большое окно, тяжелые шторы задернуты. Справа - дверь. Аои спит.
Хикару (Необычайно красивый молодой человек. Прямо в плаще, как приехал, заходит в палату. Его сопровождает медсестра. Он опускает на пол дорожную сумку. Вполголоса обращается к сестре) : Как сладко она спит.
Медсестра: Спит, как младенец.
Хикару: Ничего, если я буду говорить погромче?
Медсестра: Ну, если не совсем громко, то ничего страшного. Снотворное уже действует.
Хикару (Подходит к кровати, всматривается в лицо Аои) : Она выглядит такой умиротворенной.
Медсестра: Да-да, сейчас ее ничто не беспокоит.
Хикару: Что значит "сейчас"?
Медсестра: Ну-у... Знаете, ближе к полуночи...
Хикару: Ее мучают кошмары?.. Скажите, она сильно страдает?
Медсестра: Ужасно!
Хикару: Боже мой... (наклоняется, читает больничную карточку, прикрепленную к кровати в изножьи Аои) ...Аои Вакабаяси. Госпитализирована 12-го числа, в двадцать один ноль-ноль... Ясно. (сестре) А я могу где-нибудь здесь переночевать?
Медсестра (Указывая направо несколько вглубь сцены) : Соседняя палата свободна.
Хикару: А там постелено?
Медсестра: Да, все уже готово для сна. Вы прямо сейчас хотите лечь?
Хикару: Нет, чуть погодя. (Садится на стул, закуривает) ...Вот ведь бывает - срочная командировка, работа в самом разгаре и тут я узнаю о ее болезни. Все вокруг твердят "не волнуйся", "у нее нет ничего серьезного". Но разве человека могут положить в больницу, если у него ничего серьезного?..
Медсестра: А у вашей жены в прошлом уже бывали подобные приступы?
Хикару: Ну, вообще-то это уже не первый случай... Просто так получилось, что на этот раз я был в отъезде по работе - деловая поездка, сами понимаете. Мне пришлось все в спешке заканчивать, и вот наконец-то сегодня утром я смог выехать обратно... Издалека все выглядит намного страшнее, и я очень волновался.
Медсестра: Ах, как вы правы.
в этот момент глухо, с легким потрескиванием звонит телефон, который стоит на тумбочке возле кровати
Хикару (снимает трубку, прикладывает ее к уху) : Ни звука.
Медсестра: Он всегда звонит именно в это время...
Хикару: По-моему, он сломан. Собственно говоря, что вообще делает телефон в больничной палате?
Медсестра: В нашей больнице в каждом помещении установлен телефонный аппарат.
Хикару: И часто находятся желающие поговорить с больными?
Медсестра: У нас не всегда хватает персонала, и телефоны установлены для того, чтобы пациенты могли в случае необходимости вызвать медсестру по внутренней линии. Кроме того, если например пациент хочет, чтобы ему доставили какую-нибудь книгу, он может напрямую связаться с книжной лавкой и сделать заказ. Правда, для этого нужно подождать соединения через коммутатор. Наши диспетчеры работают круглосуточно - в три смены, по восемь часов каждая. Впрочем, в палатах у так называемых "абсолютно спокойных" пациентов телефон отключен и не звонит.
Хикару: А моя жена, она разве не относится к "абсолютно спокойным"?
Медсестра: Ваша жена во сне машет руками, стонет, ворочается с боку на бок. Простите, конечно, но уж кем-кем, а спокойной ее никак не назовешь.
Хикару (с возмущением) : Знаете что, в вашей больнице...
Медсестра (перебивает) : В нашей больнице мы не несем ответственности за сны пациентов!
Пауза. По мере молчания молоденькая медсестра приходит в необъяснимое волнение.
Хикару: Вы чем-то взволнованы?
Медсестра: Взволнована, ну и что? Это вовсе не из за того, что вы мне нравитесь.
Хикару (натянуто смеется) : Чем дальше в лес, тем больше дров. Какая-то странная у вас здесь больница.
Медсестра: По правде говоря, вы такой красавец! Вылитый принц Гэндзи.
Знаете, здесь у нас с дисциплиной очень строго. Медсестры - все без исключения - лечатся у психоаналитика для того, чтобы избавиться от своих скрытых сексуальных комплексов. (Разводит руки в стороны) От всех до единого! Заведенный порядок таков, что мы можем удовлетворять свои потребности, по мере их появления. Завклиникой и молодой главврач известные специалисты во всем, что касается этого. В случае необходимости они выписывают нам лекарство. Лекарство называется "секс". И у нас никогда не возникает проблем друг с другом.
Хикару (поражен до глубины души) : Ну и ну!
Медсестра: Поэтому я прекрасно понимаю, что происходит с вашей женой. Все ее кошмары - следствия скрытых сексуальных комплексов. Если она пройдет курс лечения у психоаналитика, все эти комплексы исчезнут. А пока что мы ей даем снотворное.
Хикару: Так значит, под воздействием этого снотворного моя жена...
Медсестра: Ну да! (в еще большем волнении) Именно поэтому я никак не могу добиться... понимания, что ли. Никто не желает меня понимать - ни сам пациент, ни его родственники - извините я не хотела вас обидеть - ни те, кто приходят навещать больного. Разве не так? Все мы всего лишь привидения. Призраки своего собственного либидо. И тот, кто является сюда каждый вечер навещать вашу жену - тоже не исключение.
Хикару: Каждый вечер? Сюда? Навещать мою жену?
Медсестра: Ой, проговорилась. Ну, в общем-то, каждый вечер. С тех самых пор, как ваша жена попала в больницу. Очень занятой человек, всегда приходит поздно вечером - говорит, что днем катастрофически не хватает времени. Вообще-то, мне было строго-настрого запрещено об этом упоминать, но я, как-то незаметно для себя...
Хикару: А этот ночной гость, он мужчина или...
Медсестра: Можете не волноваться, - женщина. Очень красивая женщина средних лет. Кстати, она должна вот-вот появиться. Каждый раз я пользуюсь ее присутствием и ухожу немного отдохнуть. Честно говоря, мне не очень нравится находиться с ней рядом, я сразу чувствую себя какой-то подавленной, уж не знаю отчего.
Хикару: А как она выглядит?
Медсестра: Она со вкусом и дорого одета. В стиле обеспеченных буржуа. Вы ведь знаете, что именно в буржуазных семьях сексуальная свобода подавляется наиболее жестоко... Ну, как бы там ни было, вы ее сейчас сами увидите. (Идет к окну, отовигает штору) ...Только взгляните на это. Почти во всех окнах уже погас свет. Фонари по обе стороны улицы вытянулись в две четкие линии - одна напротив другой. Настало время страсти. Час взаимной любви, час взаимной ненависти, час жестокой битвы... Заканчивается дневная борьба за существование и начинается ночная война. Кровопролитная, она уносит еще больше жизней, но приносит вечное забытье. Гулко звучат ночные горны, возвещающие начало сражения. Женщины истекают кровью, умирают и раз за разом возрождаются вновь. На поле брани всегда перед тем, как начать жить, ты должен единожды умереть. Воюющие женщины и мужчины украшают свое оружие траурными лентами. Нет в мире ничего белее их воинских флагов. Но флаги эти втаптываются в грязь, попираются и не раз окрашиваются в цвет крови. Барабанщик бьет в барабан. В барабан сердец. В барабан чести и бесчестья. Замечали ли вы, как нежно дыхание идущих на смерть? Выставив напоказ свои раны, свои кровоточащие смертельные раны, они с гордостью идут на собственную погибель. Некоторые мужчины перед тем, как умереть, вымарывают свои лица в грязи. Их позор будет им наградой. Взгляните! Нет ничего удивительного в том, что не видно света. Раскинувшиеся там внизу, насколько хватает глаз - это не дома, это стоят могилы! Никогда, никогда больше свет луны не ляжет на эти мраморные плиты, не прольется на эти грязные, прогнившие надгробия... Мы, медсестры, по сравнению с ними просто ангелы. Мы возвышаемся над миром любви, над миром страсти. То, что время от времени происходит у нас в постелях - это элементарные химические изменения, только и всего. Мир нуждается в таких больницах, как наша. Заведующий клиникой не устает об этом говорить... Ах, вот она! Вот она! Всегда на одной и той же машине. Знаете, такие широкие авто серебряного цвета. Сейчас она на полном ходу подъедет к больнице и остановится ровно напротив дверей. Вот, посмотрите. (Хикару подходит к окну) Как и всегда, она сначала едет по виадуку, а потом - вот, видите? - делает разворот... и через секунду уже стоит у главного входа. Вот открылась дверца... И вы уж меня извините, но я пойду. Спокойной ночи. (Поспешно выходит через дверь в правом углу сцены. Пауза. Снова глухо и сбивчиво звонит телефон. Пауза. В ту же дверь, через которую только что вышла медсестра, заходит призрак Яско Рокудзё. На ней роскошное кимоно. Руки в изящных черных перчатках.)
Хикару: Госпожа Рокудзё? Какая неожиданность.
Яско: А... Хикару. Сколько лет, сколько зим.
Хикару: Значит вы и есть та самая таинственная ночная гостья.
Яско: Тебе уже рассказали? А кто, если не секрет?
Хикару: ....
Яско: Наверное медсестра. Однако какая болтливая. Но откровенно говоря, я приходила сюда не совсем в гости. Зная, что ты в отъезде, я каждый вечер, чтобы восполнить твое отсутствие приносила для Аои букет.
Хикару: Букет?
Яско (разводит руками) : Ты удивлен - я пришла с пустыми руками. Но мой букет - невидим. Это букет страданий. (С этими словами делает вид, что кладет букет в изголовьи Аои) Я кладу его в изголовьи, и вот почки лопаются, высвобождая серые лепестки. Тут и там среди листьев вырастают частоколом шипы - страшное зрелище. Распустившиеся цветы источают зловоние, которое в конце концов наполняет всю комнату и тогда - гляди! - лицо больной, такое умиротворенное, вдруг искажается гримасой. Ланиты ее трепещут, и вся она содрогается от ужаса. (Несколько раз проводит руками над лицом спящей) Бедная Аои - ей снится, что лицо ее стало безобразным. Во сне она подходит к зеркалу, но вместо прекрасного своего лица видит лицо старухи, испещренное морщинами. А вот, я касаюсь руками ее нежного горла (прикасается к горлу Аои), и ей снится, что она болтается в петле. Кровь приливает к лицу. Руки и ноги тяжелеют. Дыхание прерывается...
Хикару (в панике отталкивает Яско от кровати) : Что вы делаете с Аои?!
Яско (отходит от кровати. Издалека, очень нежно) : Я приношу ей страдания.
Хикару: Придется вам напомнить, что Аои моя жена. Ваше присутствие здесь совершенно излишне. Прошу вас, уходите.
Яско (медовым голосом) : Не уйду.
Хикару: Какая наглость...
Яско (приблизившись, ласково берет Хикару за руку) : А ведь я сегодня пришла только для того, чтобы увидеться с тобой.
Хикару (отдергивает руку) : У вас ледяные пальцы.
Яско: Ну конечно, ведь они бескровны.
Хикару: А эти перчатки?
Яско: Если тебе не нравятся мои перчатки, я охотно расстанусь с ними на некоторое время (с этими словами на ходу снимает перчатки, кладет их возле телефона)... Как бы то ни было, я пришла сюда по делу. По очень важному, я бы даже сказала, неотложному делу. Надеюсь, ты не думаешь, что мне доставляет удовольствие разъезжать туда-сюда по ночному городу? Кстати, раз уж речь зашла о ночи... (смотрит на наручные часы) Уже начало второго. Слушай: ограниченное в дневное время суток, по ночам тело приобретает полную свободу. Люди, предметы - все погружается в сон. Взгляни вокруг - эти стены спят. Спит тумбочка, спит дверь. Оконные стекла - и те заснули. А заснув, покрылись невидимыми трещинами. Трещины эти настолько широки, что пролезть в них не составит никакого труда. Ты можешь пройти сквозь стену, даже не заметив ее. Скажи, что такое, по-твоему, ночь? Ночь - это гармония. Ночью все сосуществует в мире и согласии, а днем - вспомни, как жестоко свет воюет с тенью.
1 2 3

Загрузка...

загрузка...