ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Прежде чем связаться с вами сегодня, я взял на себя смелость поговорить с руководством.
- Как вам удалось?.. - Поль уставился на визитера, Гэвин приподнял бровь. Когда имеешь дело с корпорациями, вопрос «как?» обычно бывает риторическим. Ответ всегда один. И всегда включает долларовые знаки.
- Разумеется, вас тоже ждет премия. - Макмастер пододвинул к нему через стол чек. Поль едва взглянул на бумажку.
- Повторю, я сейчас в середине нескольких проектов. Возможно, кого-нибудь из наших специалистов по анализу образцов ваше предложение заинтересует.
Макмастер улыбнулся:
- При обычных обстоятельствах я предположил бы, что это ваша тактика заключения сделок. Но ведь это не так?
- Не так.
- Когда-то я был таким же. Черт, может быть, я и сейчас такой.
- Тогда вы меня поймете. - Поль встал.
- Я вас понимаю лучше, чем вы думаете. Но иногда деньги бывают куда красноречивее людей. Кстати, бренность денег способны ощутить лишь те, кто соглашается их принять.
- У меня такого опыта не было. Прошу меня извинить. - Вежливость подобна стене. Этому он научился у матери.
- Прошу вас… Прежде чем мы расстанемся, я хочу вам кое-что показать.
Гость открыл портфель и достал пачку глянцевых фотографий. На секунду Поль замер. Потом взял снимки из протянутой руки Гэвина. Поль смотрел на фотографии. Долго смотрел.
- Эти ископаемые останки найдены в прошлом году на острове Флорес в Индонезии, - пояснил Гэвин.
- Флорес, - прошептал Поль, все еще разглядывая карточки. - Я слышал, там нашли странные кости. Но не знал, что уже есть публикации.
- Потому что мы ничего не публиковали. Пока, во всяком случае.
- Эти размеры не могут быть правильными. Шестидюймовая лучевая кость.
- Они правильные.
Поль взглянул на собеседника:
- Почему я? - После этих слов защитная стена рухнула, выпустив на волю азарт ученого.
- А почему нет?
Теперь настала очередь Поля приподнять бровь.
- Потому что вы хороший специалист, - пояснил Гэвин.
- Есть и другие.
- Потому что вы молоды и пока не обрели репутацию, которой побоитесь рискнуть.
- Или на которую смогу опереться. Гэвин вздохнул:
- Потому что я не знаю, суждено ли было археологии стать такой важной, какой она стала. Удовлетворит ли вас такой ответ? Мы живем в мире, где религиозные фанатики становятся учеными. Скажи, парень, ты религиозный фанатик?
- Нет.
- Вот почему. Или примерно поэтому.
В начале мира имелось конечное число уникальных созданий - конечное число видов, которое с тех пор значительно уменьшилось в результате вымирания. Образование видов есть особое событие, находящееся за пределами естественных процессов; феномен, относящийся к моменту творения и к тайнам Аллаха.
Из показаний свидетеля-эксперта на судебном процессе по делу о ереси в Анкаре, Турция.
Перелет до Бали занял семнадцать часов, еще два они летели до острова Флорес на зафрахтованном самолете. Затем четыре часа ехали на джипе через крутые горы в самое сердце джунглей. Полю это могло показаться путешествием в другой мир. Пошел дождь, перестал, затем пошел снова, превратив дороги в нечто такое, с чем пришлось считаться.
- Здесь всегда так? - поинтересовался Поль.
- Нет, - сообщил Гэвин. - В сезон дождей дороги намного хуже.
Флорес - остров цветов. С воздуха он выглядел наподобие длинной ленты джунглей, брошенной в синюю воду, частичкой в ожерелье островов, протянувшемся между Австралией и Явой. Линия Уоллеса
- более реальная, чем любая линия на карте - находилась западнее, в направлении Азии и империи плацентарных млекопитающих. Здесь правил странный император.
К тому времени, когда они въехали в Рутенг, Поль сильно устал и тер слипающиеся глаза. Рядом с джипом бежали дети, в чьих лицах сочетались черты малайцев и папуасов - коричневая кожа, крепкие белые зубы, мечта стоматолога. Городок стоял одной ногой в джунглях, другой - на склоне горы. На его окраине начиналась долина, спускавшаяся вниз на несколько километров.
Мужчины разместились в отеле. Комната Поля оказалась с минимальными удобствами, но чистая, и он заснул как убитый. На следующее утро он проснулся, принял душ и побрился. Гэвин встретил его в вестибюле.
- Отель простоват, ты уж извини, - сказал Гэвин.
- Нет, все в порядке. Там есть душ и кровать. Это все, что мне нужно.
- Мы используем Рутенг как своего рода базовый лагерь для раскопок. Наше следующее жилье уже не будет таким роскошным.
Подойдя к джипу, Поль проверил свое снаряжение. И, лишь усевшись на пассажирское сиденье, заметил пистолет - черная кожаная кобура была закреплена изолентой на дверце водителя. Вчера ее там не было.
Гэвин заметил его взгляд:
- Мы живем в безумные времена, приятель. А про эти места история просто забыла - до недавних событий, которые заставили вспомнить.
- Что еще за недавние события?
- С точки зрения одних - религиозные события. Для других - политические. - Гэвин помахал рукой. - Ставка у этой находки больше, чем просто амбиции ученого.
Они ехали на север, спускаясь в долину и проезжая мимо последних остатков цивилизации.
- Вы боитесь, что кто-то может похитить кости? - спросил Поль.
- Да, это одно из моих опасений.
- Одно?
- Легко делать вид, будто мы играем лишь теориями - идеями, придуманными в некоей башне из слоновой кости соперничающими группами ученых. Словно все это лишь какое-то интеллектуальное упражнение. - Гэвин взглянул на него серьезными темными глазами. - Но потом ты видишь эти кости, берешь, ощущаешь их вес, и иногда теории умирают у тебя в пальцах.
Дорога в долину шла ломаными зигзагами, время от времени сменявшимися округлыми поворотами. На прямых участках нависающие ветви превращали ее в туннель, а джунгли - во влажную ткань, бьющую в ветровое стекло. Но время от времени эта ткань отдергивалась, и за краем обрыва показывалась долина во вкусе Голливуда - архетип всех долин, где сквозь дымку тропических испарений проглядывали джунгли. На таких участках грунтовой дороги резкий левый поворот руля сделал бы их поездку очень быстрой… и последней.
Гэвин назвал пункт их назначения - «Лиандж буа», в переводе «Холодная пещера». И объяснил, как все, возможно, произошло - сценарий. Вокруг жаркие джунгли, поэтому двое или трое вошли в пещеру, чтобы посидеть в прохладе или поспать. Или же, возможно, шел дождь, и они вошли в пещеру обсохнуть, но только дождь не прекращался, реки вышли из берегов, как это иногда происходит, и они оказались в ловушке, отрезанные водой, а потом их утонувшие тела оказались погребены под илом и осадками.
Они некоторое время ехали молча, пока Гэвин не произнес третий вариант:
- Или же их там съели.
- Кто съел?
- Homo homini lupus est, - ответил Гэвин. - Человек человеку - волк.
Они пересекли набухшую от дождей реку, вода в которой поднялась до самых дверей. На несколько секунд Полю показалось, что течение схватит джип, утянет вниз, и они были на волосок от этого - Гэвин, ругаясь сквозь зубы и вцепившись в руль побелевшими пальцами, с трудом удержал машину на мелководье. Когда они выехали на берег, он сказал:
- Надо править строго на север, если отклониться от прямой линии хоть на несколько футов, то машина так и пойдет кувыркаться вниз по течению.
Поль не стал спрашивать, откуда ему это известно.
За рекой находился лагерь. Ученые в широкополых шляпах или банданах. Молодые и в возрасте. Двое или трое без рубашек. Темноволосая женщина в белой рубашке сидела на бревне возле своей палатки. Но одно было общим у всех - хорошие ботинки.
Все головы повернулись на звук мотора, и когда джип остановился, собралась небольшая толпа, чтобы помочь разгрузиться. Гэвин познакомил его со всеми: восемь ученых и двое рабочих. В основном австралийцы. Индонезиец. Один американец.
- Герпетология, приятель, - сказал один из них, пожимая Полю руку. Невысокий, коренастый, с рыжей бородой, никак не старше двадцати двух лет. Его имя Поль забыл уже через секунду, но слова «герпетология, приятель» застряли в памяти. - Это моя специальность, - продолжил коротышка. - Я в это ввязался из-за профессора Макмастера. А сам я из Австралии, из университета Новой Англии. - Улыбка у него была широченной, а крючковатый острый нос указывал на подбородок. Полю он понравился.
Когда они кончили разгружать джип, Гэвин повернулся к новенькому:
- А теперь, думаю, настало время для самого важного знакомства. Пещера оказалась неподалеку. Из джунглей торчала зазубренная
глыба известняка с навесом из лиан, а под ним - темный зев. Камень имел беловато-коричневый оттенок старой слоновой кости. Его обволок прохладный воздух, пол заметно понижался от входа. Глаза Поля вскоре привыкли к темноте. Пещера оказалась шириной в тридцать метров, в форме полумесяца, развернутого к джунглям - глинистый пол, низкий куполообразный потолок. Сперва он ничего не увидел, потом заметил в дальнем углу две торчащие из глины палки. Привыкнув к сумраку, глаза различили яму.
- Это здесь?
- Здесь.
Поль снял рюкзачок и достал из пластиковой упаковки белый бумажный костюм.
- Кто прикасался к костям?
- Тэлфорд, Маргарет и я.
- Мне понадобятся образцы крови всех вас для сравнительного анализа.
- На примесь посторонних ДНК?
- Да.
- Мы прекратили копать, как только поняли значение этой находки.
- Все равно. Мне будут нужны образцы крови всех, кто здесь копал. Любого, кто приближался к костям. Завтра я сам возьму образцы.
- Понял. Нужно что-нибудь еще?
- Уединение. - Поль улыбнулся. - Не хочу, чтобы кто-либо входил в пещеру, пока я работаю.
Гэвин кивнул и ушел. Поль достал брезент и крючки для его крепления. В идеале образцы должен брать тот, кто выкопал кости. А еще лучше, если образцы ДНК будут отобраны, пока кости все еще в земле. Это снижает степень загрязнения. А оно есть всегда. Какие бы меры предосторожности ни принимались, как ни закрывай раскоп брезентом, даже при минимуме людей, работающих на площадке, загрязнение все равно будет.
Поль пролез в яму, закрепив на голове фонарик. Бумажный костюм легко скользил по мокрой земле. Он не мог сказать, какие это кости - только то, что это кости, полуприкрытые землей. Для него это было главным. Материал оказался мягким, не окаменевшим. Придется работать осторожно.
Работать пришлось целых семь часов. Он сделал два десятка фотографий и тщательно записал, из каких костей были взяты конкретные образцы. Кем бы ни оказались эти существа, они были маленькими. Поль герметично упаковал образцы ДНК в стерильные пакетики для перевозки.
Когда он выбрался из-под брезента, уже наступила ночь.
Гэвин встретил его у костра возле пещеры.
- Закончил?
- На сегодня. Я взял шесть различных образцов минимум у двух разных индивидуумов. На завершение уйдет еще дня два.
Макмастер протянул ему бутылку виски.
- Не рановато ли праздновать?
- Праздновать? Ты всю ночь проработал в могиле. Разве в Америке не пьют после похорон?
Той ночью возле лагерного костра Поль слушал звуки джунглей и голоса ученых, ощущая, как вокруг него сгущается история.
- Предположим, что это не так, - сказал Джек, худой и очень пьяный американец. - Предположим, что эти существа не были нашими предками. Тогда что это будет означать?
Рыжебородый герпетолог по имени Джеймс простонал:
- Ну сколько можно мусолить эту идиотскую доктрину о происхождении?
- Тогда что же это? - спросил кто-то.
Они передавали бутылку по кругу, время от времени поглядывая на Поля так, словно он был священником, приехавшим отпустить всем грехи, а его комплект для взятия образцов - всего лишь атрибут сана. Когда подошла очередь Поля, он сделал большой глоток из бутылки. Виски они допили уже давно и сейчас употребляли какой-то местный рисовый самогон, принесенный рабочими. Поль проглотил жидкий огонь.
Желтоволосый мужчина сказал: «Это истина», - но Поль пропустил часть разговора и впервые осознал, насколько все они пьяны. Джеймс рассмеялся после чьих-то слов, а женщина в белой рубашке повернулась и сказала:
- Некоторые называют их хоббитами.
- Кого?
- Человек с Флорес - хоббит.
1 2 3 4 5 6

загрузка...