ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



«Журнал "Если"»: 2008
Аннотация
Кажется, эту угрозу из космоса уже не остановить… Или шанс все-таки есть?
Том Лигон
Эльдорадо

Виктор Гендег дал глазам время приспособиться, разглядывая бугристый шар из грязного льда. Его освещал только свет звезд, особенно одного яркого светила с расстояния 3,3 световых дня, и Виктор напряженно вглядывался, стараясь рассмотреть хоть какие-то детали. Он так близко прильнул к окну, что оно запотело от дыхания. Виктор протер его и уставился на шар снова. - Компьютер, включить голосовой журнал. - Это наверняка он. Классический выброс после удара. Здесь точно было столкновение с меньшим и более плотным объектом.
Он проверил показания магнитометра. Действительно ли по мере приближения стали проступать следы магнитного поля?
- Да! Да, у него есть магнитное поле. Это должен быть он! - Виктор взглянул на мониторы, которые показывали объект намного четче невооруженного человеческого глаза, потом вернулся к окну, чтобы установить личную связь с маленькой планетой. - Эврика! В точности там, где тебе положено быть! Ах ты, сукин сын: думал, что тебя фиг кто найдет, если ты спрячешься в облаке Оорта, да? Но Виктор Гендег выследил твою побитую задницу! Четыре миллиарда лет уверток и пряток, но теперь ты мой, приятель. Я теперь так свински богат, что даже Астрофеллеры мне позавидуют. Я нашел Эльдорадо!
Солнечная система была молода, когда Юпитер и Сатурн вошли в орбитальный резонанс с соотношением 2:1
. То было интересное время для всех прочих небесных тел, оказавшихся неподалеку. Пока два гиганта кружились в орбитальном танце, в Солнечной системе царил хаос. Два крупнейших после Солнца космических тела играли в перетягивание каната, и в этой схватке Юпитер победил, а все мелкие наблюдатели проиграли.
Больше всего не повезло двум небольшим каменистым планетам, каждая из которых имела ядро из железа и других металлов, и ее мантия уже преобразовалась в твердый камень. Их орбиты превратились в курс на столкновение. До этого оставались еще сотни миллионов лет, но оно было неизбежно.
Когда это произошло, обе планетки лишились каменистой коры, а их металлические ядра обнажились. Столкновение расшвыряло обломки во всех направлениях. Некоторые улетели в глубины космоса, другие - внутрь системы, где их со временем ждал драматический конец. Были и такие, которые обрушились на третью планету и ее спутник: люди когда-нибудь назовут это «поздней тяжелой бомбардировкой». Многие просто образовали пояс, форму которому придал гравитационный резонанс с Юпитером и несколькими другими массивными сферами. Одно из ядер осталось в безопасности пояса, покрытое толстым слоем обломков столкновения - частично собственных, а частично принадлежавших другой невезучей планетке. Второе оказалось на эллиптической орбите, опасно флиртующей с доминирующим газовым гигантом. Его тоже покрывали обломки, а вокруг обращалась свита из таких же каменных фрагментов.
Виктор нетерпеливо ждал, пока его кораблик совершал маневры перед мягкой посадкой на ледяную планетку. Теперь показания магнитометра были совершенно недвусмысленными. У этого ледяного шара есть железное ядро, тут никаких сомнений. Здесь, в одной пла-нетке, имеется все необходимое для постройки в космосе нового города.
Города?
- Черт, да я с этой хреновиной могу создать целую страну! Ведь у нее такое большое ядро, каких еще никто не видел. И металла в нем, наверное, больше, чем люди выжали из земной коры за всю свою историю. Да еще взгляни-ка на состав льда. Столкновение, должно быть, поработало со льдом не хуже обогатительной фабрики! Он просто сочится дейтерием и гелием-3
, здесь этого добра под завязку. Я так чертовски богат, что стану императором этих богом забытых космических задворок. А с нынешними медицинскими технологиями…
Подумай: среднюю продолжительность жизни сейчас увеличивают быстрее, чем человек успевает стареть. Если у тебя есть бабки, то, может быть, тебе уготована вечная жизнь! Ты только представь: Виктор - бессмертный император Оорта!
Он нервно взглянул на панель связи. На дисплее появились новые сообщения в сетевом чате. Поскольку объекты в облаке Оорта разделяли десятки миллионов километров, то есть нескольких световых минут, голосовая связь между ними была редкостью. Большая часть сообщений посылалась в текстовом виде с вложенными файлами - в форме электронной почты и постов на форумах. Судя по этим сообщениям, другие старатели, работающие по соседству с Виктором, позабыв обо всем, обсуждали новость о направленном радиосигнале, поступающем от какого-то источника на расстоянии двух десятков световых лет.
- И что с того, если кто-то решил сказать нам «привет»? Вот и пусть развлекаются, пока я не зарегистрирую заявку. Эти придурки и понятия не имеют, где я нахожусь. - Он легко оттолкнулся от пола в сторону панели связи, помня, что сила тяжести здесь почти отсутствует, и уселся перед клавиатурой.
Последним пунктом своего полетного плана Виктор указал визит к довольно скучному ледяному шарику, дрейфующему неподалеку от станции «Рандеву-3» - всего в шестнадцати миллионах километров. Все ожидали, что он посадит там свой маленький корабль-разведчик, роботы пробурят скважину, и он проверит, есть ли там стоящий разработки лед или минеральная пыль. Они предполагают, что на связь он станет выходить нерегулярно, но все же время от времени будет сообщать, как у него дела. Виктору меньше всего хотелось, чтобы за ним явилась спасательная команда, поэтому он оставил станцию релейной связи и ретранслятор на этой маленькой комете, взяв на ней ровно столько льда, чтобы потом выпустить его долгой и мощной струей сжатого газа и переместить корабль подальше от кометы.
А затем, оказавшись достаточно далеко, чтобы никто этого не заметил, включил термоядерные реакторы на небольшую мощность, скормил им богатую дозу рабочего тела
, превратив ее в тяговую струю релятивистских электронов, и украдкой отправился исследовать более удаленный объект, который счел заслуживающим особого внимания.
Если бы кто-нибудь специально отслеживал его перемещения, то план не сработал бы. Но станция «Рандеву» служила базой лишь для горстки кораблей. Никакого диспетчерского контроля не требовалось, а корабли обычно выходили на связь между собой самостоятельно. Объем пространства, который исследовали старатели, был огромным и пустынным, им не на кого было положиться - только друг на друга.
- Да, так и я предполагал. Эти идиоты вместо геологической разведки ищут зеленых человечков. Черт, я бы и сам этим занялся, если бы всего в нескольких километрах меня не ждало открытие, которое выпадает раз в тысячу жизней! Если я не присоединюсь к их трепу, то они, наверное, решат, что я помер. Надо почитать… Что? Ну и бре-дятина!.. Зато теперь понятно, почему они так всполошились…
Рокхаунд:
- Досмотрщик, ты где, приятель? Тебе что-то пришло из «Лиги SETI»
.
Досмотрщик:
- Только что получил, Каменный Пес. Попридержите лошадей, это большущий файл, да еще зашифрованный. Ну-ка, посмотрим, могу ли я вам о нем рассказать… да, он не секретный, просто они захотели, чтоб я первым его увидел. Ого, он от самого доктора SETI! Погоди-ка… ни фига себе, Пес, команда аналитиков лиги действительно начала извлекать крупицы смысла из этого сигнала. Очевидно, он содержит нечто вроде розеттского камня. Проблема в том, что в случае розеттского камня мы знали один из языков. А тут у них есть лишь смутная идея о нескольких словах, потому что они сопровождаются изображениями. Что за чушь?! Но тут он пишет, что, по их мнению, это сообщение есть не что иное, как - держись за шлем - религиозный трактат!
Айсмен:
- А-а-аххх! Как нам повезло! У нас появились соседи, и они чертовы реорганизованные родись-заново-на-седьмой-день инопланетные евангелисты!
Кто-нибудь получал в последнее время весточку от Винера? Этому парню нужно почаще высовывать голову изо льда и оглядываться. Тут такое происходит, а у него на уме только дырки сверлить.
- Виктор, черт побери. А не Уиннер. И не Винер
.
Но Виктор предпочитал скрывать свои чувства. Причиной, по которой другие старатели упорно использовали этот его псевдоним, как раз и служил тот восторг, с каким они читали его протесты и возражения.
Винер:
- Я здесь, Айс. Спускался в скважину освободить застрявшего робота.
Айсмен:
- Ты заставил нас понервничать, парень. Брось ты этого робота, пошли другого. Если, конечно, он не нашел что-то интересное. Ты обнаружил какой-то металл?
Айсмен:
- Винер? Ты куда ушел, парень? Винер:
- Извини. Был занят, чинил кое-что и не смотрел на экран. Металл отыскал, но скорее астрономический, а не инженерный. В этом ледяном шаре столько карбида кремния, что можно открывать фабрику по производству наждачки. Он буквально жрет оборудование.
Айсмен:
- Плюнь ты на него. Здесь таких ледышек триллион, и не менее половины из них будут получше этой. Ты там уже давно болтаешься. Возвращайся на «Рандеву» и пробегись несколько раз при хоть какой-нибудь, но гравитации.
Айсмен:
- Эй, Ви-инер? Похоже, у этого парня малый объем внимания. Винер:
- Опять был занят. Я не могу бросить робота. Ты когда-нибудь пытался добиться здесь гарантийного ремонта? Я его уже почти высвободил, просто вернулся за кое-какими инструментами. Слушай, я знаю, что у кого-то из вас, старых пердунов, нет занятия получше, чем пялиться в экран и болтать в чате, но уж дай мне поблажку, если я не всегда буду отвечать сразу, договорились? Айсмен:
- Понял. Ладно, только возвращайся раньше, чем твои кости превратятся в кашу. Конечно, если такое случится, у тебя останется еще и неплохой кораблик. Я уж точно найду, кому его толкнуть.
Винер:
- Я все нужные упражнения делаю. А тебе, думаю, просто хочется, чтобы в твоем баре постоянно был теплым еще один стул.
Айсмен:
- Сейчас со смеху помру! Что ж, и это тоже. Но уж поверь мне: тянуть резиновые ленты полчаса в день - совсем не то, что гравитация, пусть даже искусственная. Именно поэтому я больше никуда не летаю - угробил всю мускульно-скелетную структуру… Облако существует треть возраста Вселенной. И никуда уже не денется. Какой смысл в богатой находке, если ты к тому времени станешь тряпичной куклой? Так что возвращайся, когда будет возможность, и мы все поднимем тост за то, что нам позвонили инопланетяне.
Винер:
- Скоро вернусь, но мне надо оплачивать счета. До связи!
Ядро совершило тысячи оборотов, пока не наступило судьбоносное событие - оно наконец-то слишком приблизилось к Юпитеру. Гигант потянул его к себе. Сотни каменных обломочков, вращающихся вокруг ядра, заколебались на своих орбитах, сформировав спиральное жемчужное ожерелье, но все же потянулись следом за более крупным телом, начавшим описывать завершающую петлю вокруг газового гиганта. Следующий проход был очень близким, почти нырком в глубину атмосферы, и закончился бы гибелью. Но ядро совершило резкий поворот вокруг массивной планеты и, подобно скейтбордисту, потянувшему за тормозную рукоятку, изменило направление. Оно приобрело дополнительную скорость в направлении орбиты Юпитера, но при этом еще и направилось под углом к плоскости эклиптики. В ходе этого маневра произошло два события. Во-первых, ядро увеличило скорость - до величины, почти достаточной, чтобы совсем преодолеть притяжение Солнца. Во-вторых, огромные приливные силы начали терзать наружный слой обломков. Некоторые из них высвободились, а ядро обрело вращение из-за несбалансированного нырка в резкий градиент юпитерианского гравитационного колодца. По мере его удаления от большой планеты все больше каменных обломков вылетало с его экватора, а другие рушились на их место, возмещая утраченное. Некоторые из беглецов падали обратно, вышибая новые обломки. Другие преодолевали слабое притяжение ядра и начинали разлетаться. Но все они летели примерно в одном направлении - к холодным, темным и почти пустым дальним пределам Солнечной системы.
Виктор едва сдерживал возбуждение, когда корабль преодолевал последние метры до поверхности ледяного планетоида, и затаил дыхание, услышав негромкий хруст - посадочные опоры потревожили древний снег.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...