ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я так хочу, чтобы все было хорошо. Я хочу вернуться домой.
Бровь ее помощника была ровной, волосы совершенно прямыми. Рэйс, излучая спокойствие, покачал головой.
– Это может быть обманом. – Он посмотрел на А’Тела, который безмолвно вглядывался в изображение. – «Это может быть правдой».
Менее чем за половину мегоса, оставшегося до встречи, Рэйс занял свое место за станцией сканирования. Он смог проследить, что и Талиина вернулась в свое командирское кресло. А’Тел снова сидел у нее на ноге, явно не желая на данный момент покидать свое обычное место.
Рэйс внимательно просматривал данные, поступающие на экран его станции. Встречное судно не слишком отличалось от корабля, с которым они имели последний контакт. На душе у него стало тяжело, концы бровей опустились. Возможно, что и в своих намерениях они мало различаются?
– Рэйс, что у тебя?
– У них сейчас нет щитовой защиты, но она существует и в любой момент может быть активизирована. Однако ее будет не достаточно, чтобы противостоять нам. Их вооружение также не эффективно. Мы вне опасности. Теперь о жизненных формах. Их около четырехсот, гораздо больше, чем на предыдущем корабле. Они двуногие, как и мы. Их атмосфера приемлема для нас в течение 1,5 мегоса. – Его бровь внезапно поползла вверх от удивления. Он повернулся к Талиине. – Они знают, что мы сканируем их.


***

– Капитан, мы подверглись сканированию.
Керк вскочил и подошел к консоли Спока.
– Итак, это корабль.
– Это кажется очевидным. – Глаза Спока стремительно бегали по строчкам принимаемой информации. Очаровательной. Но сильно фальсифицированной.
– Мы можем сканировать их?
– Ответ отрицательный.
– Ухура, попытайтесь поприветствовать их. Отправьте универсальное мирное приветствие.
– Есть, сэр. – Пальцы офицера связи легко запорхали по клавиатуре, которую знали не хуже ее разума.
Спок поднял бровь.
– Это бесполезно.
– Капитан, послание вернулось обратно. Его отразило.
– Да, капитан. Следуя характеристике колебания энергетических полей, наш сигнал будет попадать в их защиту только на строго определенную глубину. Затем один из энергетических лучей их поля, в который уткнется наш луч с посланием, натянется и, распрямляясь, отошлет наш сигнал обратно нам.
– Следовательно, связь невозможна?
– Пока у них подняты щиты – нет.
Керк нахмурился от этого сообщения, но, прежде чем он сумел задать следующий вопрос, Спок продолжил:
– Это так же делает бесполезным наше вооружение. Даже еще хуже. Шанс, что энергия нашего удара поразит нас же, составляет 98,32 процента.
Капитан мерным шагом вернулся к переднему экрану.
– Мне это не нравится. – Он потер бровь. – Мы останемся в состоянии желтой тревоги. – Снова обернулся к Споку. – Что еще?
– Они не предпринимают каких бы то ни было враждебных действий против нас. Их курс и скорость остались неизменными. Встреча через 13,1 минуты.
– Полный стоп.
– Есть полный стоп, сэр, – отозвался Зулу.
– ДиФалько, рассчитайте курс на уклонение и будьте готовы исполнить его по моей команде.
– Есть, сэр.
Керк посмотрел в глаза Чехову.
– Лейтенант, малейшая ваша неосторожность может стать причиной нашей гибели.
Офицер по вооружению кивнул и произвел какое-то регулирование на своей консоли.
– Спок, является ли это энергетическое поле родом щитовой защиты или свойством самого корабля?
Вулканец, продолжая следить за показаниями сканеров, почувствовал напряжение своего капитана.
– С тех пор, как я потерпел поражение в попытке проникнуть сквозь их энергетическую защиту, я не могу дать точного ответа на этот вопрос.
Керк медленно кивнул.
– Мне кажется – это щиты. Ты сказал, что мы не можем связаться с ними обычным путем. У тебя есть идеи по поводу необычного пути?
Брови Спока медленно поползли вверх.
– Есть одно соображение.
На губах капитана появилась легкая улыбка.
– Капитан, я получаю сообщение от корабля. – Ухура склонила голову набок. – Трансляция затруднена. – Она нахмурилась. – Похоже, это мирное приветствие.
– Ты можешь вывести его на экран?
– Нет, слишком много помех.
– Хорошо. Мистер Спок, это, по видимому, доказывает, что их лучи способны пробиться к нам. Как долго мы можем контактировать с их полем?
– 11,85 минут, если модель не изменится.
Керк резко обернулся к своему офицеру по науке.
– Итак, здесь есть модель?
– Она очень сложная и я смог ее определить только сейчас.
– Есть какой-нибудь путь, каким мы смогли бы сымитировать эту модель?
Брови Спока сошлись вместе, по лбу пролегли морщины.
– Возможно в световом варианте.
Их взгляды встретились.
– Вперед.


***

– Они достигли полного останова, – уведомила Рэйт. – Пересечение курсов через одну четверть мегоса.
– Итак, они знают, – сказал Рэйс, волосы на его брови слегка встопорщились.
– Да. Рэйт, установите связь и отправьте приветствия.
– Да, командир. – Вскоре она доложила: – Командир, сообщение было послано и повторено. Ответа нет.
Рэйс подошел и встал за креслом Талиины.
– Так же, как в прошлый раз.
Талиина с беспокойством посмотрела на А’Тела, но внимание того полностью поглощало изображение на экране.
– Я так не думаю. Возможно, они нас просто не понимают. Рэйт, подойди еще поближе.
– Да, командир. Контакт в пять мегосов.
– Я думаю, мы можем опустить наши щиты.
– Перед тем, как узнаем их намерения? – возразил Рэйс.
– Мы можем считывать их банки данных. Они исследовательское судно, – ответила Талиина.
– Эти записи могут быть ложными. Если мы опустим щиты, их оружие сможет уничтожить нас.
Волосы на брови командира полностью поднялись.
– Рэйт?
– Мы почти достигли точки пересечения.
– Полный стоп.
– Полный стоп, командир.
Талиина встретилась взглядом с глазами Рэйса.
– Командир, отдел коммуникации докладывает: матричный свет от судна. – Рэйт сделала паузу, затем, наклонившись вперед, посмотрела на Талиину. – Они имитируют модель нашего щита.
Талиина вскочила так стремительно, что А’Тел свалился с ее ноги.
– Они пытаются связаться с нами.
Рэйс посмотрел на свою панель.
– Это действительно так.
А’Тел снова вернулся на свое постоянное место вокруг икры командира, заставив ее взглянуть вниз. Она увидела, как из его огромных глаз скатилась большая голубая слеза.
– Крайняя опасность? Я не понимаю.
Рэйс стремительно бросился к консоли Рэйт, на которую он автоматически бросил взгляд.
– Рэйт, вы не стабилизировали наше положение, нас сносит на встречный корабль!
Глаза Талиины расширились.
– Опустить щиты!
Изображение вспыхнуло белым.
– Нет!


***

– Капитан, их сносит на нас!
– Щиты! ДиФалько, отклонитесь…
Звук. Здесь есть звук? Спок медленно повел головой. Много боли и яркого света. «Но мои глаза закрыты». Он с усилием открыл их. Темно. Нет, на некоторых панелях виден тусклый свет. Через минуту он будет вполне сносно видеть, люди же будут фактически слепы.
Правую руку чем-то сжало. Он попытался что-нибудь нащупать левой рукой. Движение вызвало нестерпимую боль в голове. Спок попытался вспомнить, чем его могло придавить. В это мгновение его рука схватила что-то. Это оказался кусок панели. Он собрался с силами и попытался освободиться. Острая боль пронзила запястье. Итак, рука сломана. Он закрыл глаза и попытался услышать еще какой-нибудь звук, кроме дыхания. Но ничего не услышал. Не было даже стонов. Каждый на мостике был либо без сознания, либо мертв.
Вдруг его глаза широко открылись и повели по сторонам, но даже это легкое движение вызвало боль. Джим, где Джим? Спок попытался вспомнить, в какую сторону отбросило капитана. К задним перилам. В таком случае он, возможно, не сильно пострадал.
– Капитан? Джим, ты слышишь меня? – Ответа не последовало. – Командир Ухура? Зулу? Вы способны ответить?
Стон. Мужской.
– Спок?
– Джим, ты сильно ранен?
– Мой корабль?…
– Джим, ответь мне!
– Так темно…
– Капитан, ваш медицинский статус?
– Я… повреждена голова. Бок…из меня выбило дыхание. Я не могу видеть!
– Посмотри на инженерную панель. Она освещена.
– Вижу. – Пауза. – Спок, ты ранен?
– Я функционирую.
Спок теперь сидел, пытаясь контролировать головокружение, вызванное тем, что он поднялся. Каждый дюйм его тела, казалось, был покрыт синяками, но сломано больше ничего не было. Он посчитал себя счастливчиком.
– Джим, ты можешь сесть?
– Да.
Фактически Керк пытался оглядеться вокруг и определить, кто находился рядом с ним. Его рука нащупала что-то липкое. Быстро отдернув ее назад, капитан издал глубокий, болезненный вздох, понимая, что это кровь, за которую он нес полную ответственность. Осторожно проведя рукой вокруг себя, он наткнулся на тело мужчины. Мертвого. Если судить по росту, то это могли быть Зулу или Чехов. А может быть Майклс из инженерного отдела или Эндрюс из отдела жизнеобеспечения?
– Черт. – Он знал их всех. Они были прекрасными офицерами. Его офицерами.
– Капитан?
– Я нащупал человека. Он мертв.
Спок почувствовал боль, но не физическую, а эмоциональную. Его капитана. Его собственную. Он знал, что это тело не единственное.
– Вблизи тебя есть кто-нибудь?
Спок огляделся.
– Ответ отрицательный. Мне кажется, что ДиФалько, Зулу и Чехов должны быть где-то в передней части мостика, а Ухура, возможно, позади вас.
Керк попытался двинуться в этом направлении, но его пронзила внезапная боль. Нет, он должен повернуться! Легче это проделать ползком.
Так, нога, явно женская, плечо, шея, вьющиеся волосы. Сильный пульс, ровное дыхание.
– Я нашел Ухуру. Думаю, с ней все в порядке.
– Капитан?
– Чехов, как вы?
– Думаю, все нормально. Что случилось? Я ничего не вижу.
– Посмотрите на инженерную панель.
– Отвечаю на ваш вопрос, мистер Чехов. Мы вступили в контакт с наиболее выступающим участком щитовой защиты встречного корабля. Все могло быть гораздо хуже. Вы можете указать местоположение мистера Зулу или шефа ДиФалько?
– Да, мистер Спок. Зулу частично подо мной. Он жив, но его левая рука, похоже, сломана. Возможно, повреждено плечо. ДиФалько у меня в ногах. Она, кажется, в порядке, однако на ее лице кровь.
Звук сигнала вызова на рабочем месте Ухуры заставил всех вздрогнуть. Капитан подполз к коммуникационной панели и с усилием подтянулся вверх. Отсутствие освещения на этой панели объяснялось просто – ее закрывало тело. Осторожно спустив его вниз, Керк щелкнул переключателем. Отдаленная часть его сознания отметила неровный порез на пальце, которым это сделал.
– Джим, с тобой все в порядке? – Ворвавшийся голос из корабельного интеркома гравием рассыпался по мостику.
– Боунз?
– Да, Джим. Что у вас происходит? – потребовал ответа старший медицинский офицер.
– Я не уверен, но, по-моему, здесь все великолепно плохо. Что ты хотел сказать мне.

1 2 3 4 5 6 7

загрузка...