ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Бирюк Александр
Радон-333
Александр БИРЮК
РАДОН-333.
- Вот так, - сказал Денис, потягивая легкое вино из большого узкого бокала. - Такие вот дела...
Я сидел напротив него в глубоком плетеном кресле и таращился в окно. Ничего интересного за этим окном я не видел, просто сейчас оно было подходящим объектом для опоры ничего не выражающего взора. Работали только мозги, вяло перебирая в памяти разные воспоминания. Выпитое вино приятно разошлось по телу, и рассказанная Денисом история казалась забавной выдумкой, однако я знал, что из уст Дениса никто никогда никаких выдумок не слышал.
- Ну что тут можно сказать? - я пошевелился в своем кресле и губы мои растянулись в неопределенной улыбке. - Если уж ты сам ничего не можешь понять, то о посторонних вообще говорить не приходится!
- А ты представь себе, что ты не посторонний! - Денис швырнул бокал на стол и встал. - Представь себе, как бы ты САМ воспринял подобные явления, что бы ты САМ об этом всем думал. Я понимаю, когда на самом деле забываешь, куда положил какую-то вещь и долго не можешь ее найти. Я понимаю, когда форточки захлопываются от сквозняка. Но когда в этом доме сигареты исчезают пачками бесследно! А форточки упорно и постоянно захлопываются сами собой даже в безветренную погоду... Я с этим раньше никогда не сталкивался.
Я тоже с этим никогда не сталкивался, и потому никакого разумного объяснения не видел. Немногие мои догадки, высказанные вслух, были с негодованием отвергнуты, и приведены десятки аргументов, доказывающие их несостоятельность.
Я знал Дениса не первый десяток лет. Раньше мы работали в одной землемерной фирме, и крепко сдружились. Но не так давно Денис вышел на пенсию, я же закрутился по командировкам, и связи наши на время разорвались. И вот сейчас мы опять были вместе, и я сидел в гостиной небольшого домика, снятого Денисом внаем по контракту несколько месяцев назад.
И за эти несколько месяцев с ним произошла куча интересных вещей. Он никогда не страдал рассеянностью ума и памяти, да и не в этом было дело. Даже самый рассеянный от рождения человек не мог утерять в двух комнатах своей маленькой квартиры буквально десятки пачек сигарет - Денис утверждал, что они исчезают бесследно, и подозревать он никого не может, потому что подозревать совершенно некого. Друзья к нему почти не ходят - сейчас он уже ходит к ним сам. Животных не держит. Крысы не водятся. На каждой форточке стоят сетки - так что сорокам-воровкам путь в дом также заказан.
Ну-ка, расскажи мне еще про этот газ... - попросил я, отставив пустой бокал. - Что-то я невнимательно слушал.
Денис одним махом допил свою порцию и плюхнулся назад в кресло.
- Радон, - тоном школьного учителя произнес он. - Радиоактивный газ. Про него мало кто до сих пор слышал, а кто и слышал, тому он все равно до лампочки. Ты вот, специалист в смежной области, а хоть что-то об этой штуке знаешь?
Я пожал плечами. Денис вздохнул.
- Ну вот. А я понимаю так, что штучки опаснее него нет. Он излучает радиацию. Он есть везде, а если где его и нет, то ненадолго. Он всепроникающий, и выходит из земли через микроскопические трещины, накапливается в каждом доме, в каждом помещении. Только одни помещения проветриваются, а другие - нет. Вот в таких непроветриваемых помещениях он и может скопиться в ужасающем количестве - в тысячи раз большем, чем на улице. И хотя даже такие большие дозы все равно незначительны для человеческого организма, но суть-то проблемы в том и состоит, что эти дозы облучения являются ПОСТОЯННЫМИ! А от постоянного облучения, хоть даже и мелкими дозами, как известно, образуется рак. Раньше-то полагали, что рак возникает исключительно от злоупотребления курением. Но смею уверить тебя, что ничего подобного! - Денис замотал пальцем перед самым моим носом. Курение - только усугубляет дело. А основная причина - все тот же радон. Без воздействия радиации на организм табачный никотин для человека был бы такой же безвредной игрушкой, что и мыльные пузыри для ребенка. Вот почему я и стараюсь все время держать открытыми форточки во всех комнатах...
Он замолк и потянулся в карман за сигаретой.
- И откуда же у тебя такая зловещая информация? - поинтересовался я.
- Довелось прочитать научно-популярную книжицу.
Я снова пожал плечами. Мало ли о чем можно вычитать в научно-популярных книжицах!
- Но если все так серьезно, то почему же об этом не рассказывают, например, детям в школах, или студентам в вузах?
Денис прикурил и выпустил в потолок густое облако дыма.
- Это не мое дело, - процедил вдруг он мрачно. - Мое дело прочитать и сделать выводы.
- Хорошие же выводы ты делаешь... и продолжаешь курить!
Денис махнул рукой.
- Это заботы молодых. А мне, старому пердуну, это уже совсем не страшно. Жизнь, понимаешь ли, идет к концу, и я не намерен лишать себя тех маленьких удовольствий, которые она еще в состоянии предоставить.
Он снова затянулся, помолчал, и вдруг придвинулся ко мне.
- А знаешь, что в этом самое интересное? Концентрация радона в деревянных домах выше, чем в каменных.
Дом, где жил Денис (и в котором мы сейчас находились), был построен из дерева, и мой друг явно намекал именно на этот факт.
- Да-а? - протянул я. - И это научно обосновано?
- В той книжице все научно обосновано, - ядовито сказал Денис. - Со ссылками на специальный комитет ООН, исследующий радиацию. Все проще простого - в деревянных домах нет проветриваемых подвалов, и потому радон из земли проникает прямо в комнаты!
Я передернул плечами. Квартира, где я жил с женой, находилась на шестнадцатом этаже каменного дома, и я подумал о том, что мне, пожалуй, в этом повезло больше, чем моему другу.
- Денис, - ответил я. - Я так понял, что все свои неурядицы ты намерен привязать к этому несчастному радону?
Денис хмыкнул. Он обиделся, хотя и не намерен был этого показывать. Через минуту наши бокалы снова были полны.
- Ничего и ни к чему я привязывать не хочу! Да и ничего не привязывается! Если этот дом, - он обвел глазами просторную светлую комнату, - вознамерился оберегать мое драгоценное здоровье, воруя у меня сигареты, то его никак нельзя понять, принимая во внимание странное поведение его форточек... та непоследовательность действий меня раздражает. - Он отпил из бокала. - Я пытаюсь думать обо всем этом, но ничего не могу понять, какие бы фантастические мысли не рождались в моей голове!
Я тоже усмехнулся, но только про себя. В таком деле и вправду не помешало бы немного фантазии...
- И я на самом деле не знаю, что тут думать, - со внезапно вспыхнувшими злобными нотками в голосе произнес Денис. - И ни с кем не могу поделиться. Куда мне обращаться - в милицию, что ли? Зря терять и время, и репутацию? Куда еще?!
Это верно. Куда обратиться бедному человеку, столкнувшемуся с необъяснимой проблемой? Не к психиатру же... Но так зло шутить с озабоченным другом я не рискнул.
- Ну а хозяйка дома знает эту твою историю?
Денис поставил бокал на стол и почесал в затылке.
- А ей и незачем об этом знать, - нерешительно произнес он. - Зачем пугать старушку? - Он вдруг оживился. - Но старушка премилая! И как-то за разговором поведала мне премилые вещи! Тогда ни не имели значения... да и сейчас, пожалуй, не имеют, но вещи забавные.
- Про забавные вещи всегда интересно послушать, - отозвался я. Особенно если они действительно забавны.
- Действительно забавны! - поспешил заверить меня Денис. - Над ними я тоже раздумывал, но не рискнул пока делать каких-то выводов. А рассказать об этом, пожалуй, стоит. Как-то мы разговорились о ее прежних жильцах. Знаешь, за полвека в этом доме побывало их достаточно. И я узнал, что, оказывается, тут проживали довольно знаменитые люди!
- Знаменитые люди проживают везде, - заметил я.
Денис пропустил эту фразу мимо ушей.
- Она утверждает, что ЗНАМЕНИТОСТЯМИ многие из этих людей стали только после проживания в ее доме. Моряки всякие, летчики, слесари, художники-оформители...
Я невольно хмыкнул. Но Денис невозмутимо продолжал:
- Я и сам-то не придаю этому значения. Но она рассказала мне про одного матроса-пьяницу, который тогда снимал у нее вот эту квартиру. Так вот: этот пьяница ныне никакой не пьяница, и не матрос уже даже, и даже не боцман, а... капитан дальнего плавания!
И он выкатил на меня глаза, словно ожидал, что от этого заявления я немедленно грохнусь в глубокий обморок.
Но я снова только ухмыльнулся.
- А художник-оформитель стал гениальным живописцем?
Денис опять почесал в затылке. Сейчас он меньше всего походил на выжившего из ума старика.
- Не знаю. Не имею об этом ни малейшего представления... пока. А вот слесарь стал физиком. Физиком! Правда, жил он тут давно, еще в дни хозяйкиной молодости и снимал квартиру у ее бабушки, а помер уже, наверное, от старости. Ему-то и во времена слесарничества было уже где-то под полвека...
- Отменная же фантазерка твоя старушка, - сказал я небрежно, но между тем почувствовал, что вся эта история начинает меня в какой-то мере занимать.
И вовсе я не какой-нибудь там банальный скептик, разные вселенские тайны волнуют и меня. Но, к сожалению, все тайны и загадки имеют свойство оборачиваться самыми обыденными вещами. За всю свою не такую уж и короткую жизнь я неоднократно встречался с самым необычным, самым странным и самым загадочным. И все эти десятки раз ничего, кроме разочарований, не испытывал. Всякие там бермудские треугольники, летающие тарелки пришельцев, переселение душ и прочее - все это давно нашло свое объяснение, а о различных и многочисленных мелочах и упоминать не стоит. Денис- трезвый и разумный человек, в этом я сомневаться не могу, но старость в каждом в конце концов берет свое, и достойно противостоять ее неумолимому наступлению способен далеко не всякий, даже сильный разум. Конечно, я не сказал бы, что Денис - особенно сильный разум, но у меня на памяти бывали моменты, когда его душевная трезвость доводила меня до бешенства. Он всегда наплевательски относился ко многим серьезным вещам, считая их недостаточно серьезными, а в разные там привидения верил так, как пролетариат верит в милость классового врага.
- Может быть, это простые совпадения?
- Может быть, - кивнул Денис. - Но все равно забавно, правда? Она мне много чего еще рассказывала, да только я пропустил все мимо ушей. Как и ты сейчас мои речи.
Забавно, подумал я. Про радон забавно. То, что Денис отнесся к этому газу настолько серьезно, похвально, конечно. Но если бы радон и на самом деле таил в себе ту угрозу, про которую Денис вычитал в популярной книжке, то об этом знали бы, по крайней мере, врачи. А может быть уже знают, но почему-то молчат?
Я посмотрел на свою сигарету, мирно тлеющую в пепельнице, и ощутил смутное желание затушить ее. Ч-черт их там знает, может они и молчат потому, что все так серьезно?
Денис настороженно глядел на меня. Очевидно, он заметил перемену, произошедшую в моем настроении. Но истолковал ее по-своему.
- Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, - сказал он. - Ты думаешь о том, что я схожу с ума. Но это не так. Одно дело, когда про какие-то там совпадения читаешь в книжках или слышишь про них от кого-то... А совсем по другому все оборачивается, когда они тут, рядом с тобой. А почему бы всерьез не подумать над тем, что я имею? Уж не думаешь ли ты, что я высасываю проблему из пальца?
Я замотал головой. А что мне еще оставалось делать?
Денис вновь отпил из бокала. Под "мухой" его воображение работало лучше, но никогда оно не заносило туда, куда не следует.
- Я еще порасспрашиваю хозяйку о ее бывших жильцах, - сказал он. - Это дело времени, и только. А вот форточки и пропавшие сигареты - это уже голые факты. И я не вижу других причин, кроме радона. А то, что радон присутствует здесь в концентрациях, приближенных к указанных мной, это тоже факт. Я внимательно изучил все таблицы, графики и диаграммы, приведенные в той книжке. Дальше. Какие явления я наблюдаю в течение последнего времени? - Он загнул палец. - Я неестественно интенсивно теряю папиросы и сигареты не будем сейчас искать того, кому это нужно.
1 2 3

загрузка...