ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Несколько раз на пути встречались какие-то люди. Лорд вырубал их раньше, чем те успевали понять, кто это носится по замку некроманта.
Остановились только возле конюшни. Никто даже не пытался их задержать. Видимо, о смерти некроманта еще не знали. Двор замка и сама конюшня оказались совершенно пусты, если не считать тупого скелета, чистившего стойла, Лорд его просто сломал одним ударом. Пока эльф пытался отдышаться, вампир заседлал двух коней, нашел какую-то сумку и обрадованно пристегнул к своему седлу.
– Тэй, садись, поехали.
– Но я не умею! – перепугался эльф. Выглядел он крайне растерянным.
– Не говори глупостей, ты же эльф! – возмутился Лорд. Подхватил ушастого за шкирку, закидывая в седло. Хлопок ладонью по крупу, и лошадь с места срывается в галоп.

Глава 3


Лорд-вампир

Слава богу, ворота некромантского замка заперты не были. Нечего ему было бояться в этой глуши. Так что прорываться с боем не пришлось, хватило одного пинка, чтобы створки послушно распахнулись. И расплющили о стену еще одного скелета-привратника.
В одиночку я бы, может, и огорчился, что размяться не удалось, но с этим сопляком на руках так безопасней. В общем, и хорошо, что обошлось без проблем. Машинально поворачивая коня на юго-восток, нам сейчас туда…
Вот кто бы мне объяснил, чего я нянчусь с этим эльфом? Самый простой ответ: потому что он меня не боится. Да он и не знает, что меня бояться нужно, что кровь эльфа для вампира – просто деликатес. Я у него на глазах троих человек убил, а этот чудик, кажется, и не понял ничего. Его больше беспокоило, что он сам кого-то убил. Вазой, ага.
Мне по уму следовало смыться еще из камеры и оставить там этого эльфа, я о нем ничего не знаю, зачем он мне вообще нужен? Но этот ушастый мне нравится, и это, похоже, самый веский аргумент. Я, черт возьми, зверски устал от своих буйных, зачастую совершенно неуправляемых вампиров! От людей, которые в моем присутствии в лучшем случае испытывают мистический ужас. От эльфов с их испепеляющей ненавистью. Да у меня, по большому счету, кроме Наставника, в этом мире никого близкого нет. И если бы только в этом…
Ладно, чего горевать. Этому эльфенку все равно деваться некуда. В Заповедные леса он наверняка возвращаться не станет, если я все правильно понял. Впрочем, можно и спросить, сейчас самое время. И, если что, подтолкнуть к мысли, что возвращаться ему вовсе не обязательно.
Я придержал коня и сделал ушастому знак приблизиться. Сейчас он уже держится в седле, как прирожденный всадник, хотя поначалу болтался, как мешок с картошкой.
– Тэй, ты что собираешься делать дальше? – спросил я, когда мы поравнялись.
– В каком смысле? – тут же растерялся он. – А что я должен делать?
– Ну, куда ты поедешь теперь? – пытаюсь уточнить. – Как жить дальше собираешься? У тебя есть поблизости родственники или вернешься к эльфам в Заповедный лес?
– Зачем? – Тэй – хорошо, не знает вампирьего языка, обиделся бы на ушастика – отчего-то испугался моего вопроса. – Мне обязательно в этот лес?
– Нет, конечно. – Он испугался, а я, наоборот, обрадовался. Не знаю почему, но ушастый не хочет возвращаться к своим. Вряд ли он преступник, таких молодых эльфы не изгоняют. – Совсем не обязательно. Я просто спрашиваю, что ты собираешься делать дальше? От этого зависит, куда мы направимся. Я, во всяком случае, обещаю проводить тебя, куда скажешь. Кроме, опять же, Заповедного леса. Мне туда нельзя, даже рядом нельзя.
Обещаю, ага. Но не провожу, мне и без того есть, чем заняться.
– Послушай, Лорд – тьфу блин, нельзя, что ли, нормальное имя назвать? – короче, я понятия не имею, что делать дальше и куда ехать. И встречаться с другими эльфами не имею никакого желания.
– Что так? – удивился я. Странно, в самом деле. Что это он так избегает встречи с сородичами? Неужели и правда – изгнанный преступник? Да быть такого не может! Ушастые своих детей, даже совершивших преступление, из Леса не выпускают. Это только взрослых вышвыривают в большой мир. Наказание у них такое. А взрослыми у них с шестидесяти лет считаются. Этому еще положено за мамкину юбку держаться.
Тэй почему-то мнется. Молчит. Мне это не нравится. Если он ничего не помнит, у него нет оснований избегать встречи с соотечественниками. Скорее уж наоборот, может, кто из родственников его узнает. Что-то тут определенно не так!
– Тэй, может, расскажешь, в чем дело? – мягко предложил я. – Меня твои конфликты с сородичами по-любому не касаются. Я же вампир – помнишь? У нас с эльфами вечная вражда, так что я тебя не выдам.
Он нервно сжал пальцами повод и опустил голову, смотря только на конскую гриву. Я окончательно уверился, что мальчишка скрывает какую-то тайну. И, похоже, с потерей памяти он наврал с три короба. Хотя временами получается очень убедительно, даже я фальши не почувствовал, или он не притворялся?
Тэй вдруг поднял голову, взгляд у него стал отчаянно-решительным.
– Хорошо, я расскажу. Только… можно я тогда с тобой поеду? – звучит почти умоляюще. И еще так ресничками хлопает умильно. Так и хочется по головке погладить и дать конфету.
– Куда? – на всякий случай уточняю. Хотя готов был согласиться, наплевав на все его тайны. Тоже мне проблема. У меня самого этих тайн вагон и маленькая тележка. Я, например, этому наивному ребенку ни за что не признаюсь, что Лорд – это титул правителя ВСЕХ вампиров в этом мире.
– Куда угодно, – отвечает без раздумий. – Просто с тобой. Мне же все равно деваться некуда.
– Договорились, – соглашаюсь, – рассказывай!
– Понимаешь, я вовсе не эльф! – выпалил ушастый на одном дыхании.
– Ну да, маскируешься, что ли? – не могу удержать от ехидства. Надо же такое придумать! Не эльф он, ага. Просто мутант ушастый.
– Ты не понимаешь, я в самом деле не эльф. Я… – мучительная пауза. – Это не мое тело!
Выкрикнул и съежился в седле, не поднимая головы.
Я тихо ошалел, пытаясь переварить полученную информацию.
– А-афигеть! Подожди, если это не твое тело, то чье? – потрясающе идиотский вопрос. И, естественно, такой же ответ:
– Эльфячье, наверное, – с некоторым сомнением щупает собственное ухо. Как будто за последнее время оно могло укоротиться и перестало быть острым.
– Так ладно, тело не твое. А с твоим-то что? Погибло?
– Угу.
– Как? – Мне уже любопытно. Но вообще-то не слишком удивляет. У нас и не такие казусы случаются. И переселение в чужое тело… было, да. Мне рассказывали.
Отворачивается, молча трагически сопит. Потом неохотно:
– Сосулькой убило.
Я хрюкнул, пытаясь не заржать.
– Что смешного? – сердито спросил Тэйли, а мордашка такая торжественно-трагичная! – Ты еще главного не знаешь. Я на самом деле девушка.
Я все-таки заржал. Уткнулся лицом в лошадиную гриву и хохотал, чуть из седла не вывалился. Хорошо, что это не чужой конь, а мой Светлячок, он к дурным выходкам хозяина привык.
Я, конечно, все понимаю, в смерти нет ничего хорошего, как бы нелепо она ни выглядела. Но до чего же дурацкая ситуация! Девчонку убило сосулькой, и она очутилась в теле эльфа. Даже в этом дурном мире такого, по-моему, еще не случалось.
Приступ смеха у меня, наконец, прошел, и я посмотрел на остроухого. Едет рядом сердитый и нахохленный, как воробей. «Может, стоит говорить «нахохленная»? Нет, не смогу, парень он и есть парень».
– Тэй, прости. Я понимаю, что тебе невесело, но это же так нелепо! Тебя, кстати, как на самом деле зовут?
– Настя, – отвечает неохотно. – Анастасия то есть.
Она землянка! Все-таки два мира слишком сильно связаны. Впрочем, Наставник мне говорил, что различные попаданцы с Земли появляются тут регулярно. Ну, а что поделаешь, если портал открытый, стационарный? Причем открытый с той стороны. Благо хоть находится он где-то в глухой тайге. Но народ все равно умудряется влезть. Причем некоторые вот так, в чужие тела. Но такая нелепость – это, по-моему, впервые!
Встряхиваюсь, напоминая себе, что у нас тут как бы незаконченный разговор.
– Знаешь, лучше пусть будет прозвище, – говорю, – и привыкай быть парнем. Эльфы, вообще-то, долго живут.
– Угу, – соглашается уныло.
– Ладно тебе, не кисни. Посмотри на это с другой стороны – быть живым, хоть и в чужом теле, лучше, чем не быть вообще. Согласен?
– Да все я понимаю! – Тэйли досадливо пожимает плечами. – Но все равно! Я парнем быть не умею! И эльфом быть не умею! И вообще… – Она внезапно замолкает, мучительно краснея.
Я тоже молчу. Потому что знаю, что это за «вообще» имелось в виду. Тэй был рядом, когда я некроманту мозги пудрил. Он тоже неизбежно поддался моему вампирьему обаянию. А ведь я любого человека, при желании, с ума свести могу, в буквальном смысле. Даже Наставнику, помнится, постоянно приходилось свой разум защищать, чтобы не поддаться моей магии. Что уж говорить о девчонке, пусть даже в мужском теле, хотя «мужское» – это определенно преувеличение, больше, чем на пацанячье, оно не тянет. Но какое бы там ни было тело, а разум-то девчачий. Мне вот интересно, как он с этим справится?
– Может, все же назовешь мне свое имя? – робко спросил Тэй. – Я же назвала…
– Назвал, – поправляю машинально.
– ?
– Назвал. Ты парень – привыкай. Не позорься. – Знаю, что слишком жестко. Но он должен понять, что девушкой уже никогда не станет. И я в нем девушку увидеть не могу. Да и не хочу, если честно. Что мне, девиц не хватает? Все мои, даже стараться не надо. А друзей нет. – Насчет имени… ладно уж, но постарайся при посторонних называть меня Лордом.
– Хорошо, – нетерпеливо пообещал он, – буду называть Лордом. Не тяни, как тебя все-таки зовут?
– Антон, – назвался и жду бурной реакции, расспросов.
Ничего подобного! Едет молча, задумчиво перебирая в тонких пальцах повод. Конем управляет коленями, ничуть не задумываясь. Чье бы сознание ни было в этом теле, но оно прекрасно помнит навыки верховой езды. Вот кто бы мне объяснил, почему лесные жители так хорошо ездят верхом? Где они в своих кущах и буреломах лошадей берут? Или на оленях катаются? С этих станется.
Тэй так и не заговорил. Задумался очень глубоко. Странно, я ожидал другой реакции. Не мог же он не заметить, что имя у меня очень уж земное. Хотя с чего бы? Он же не знает, какие тут имена.
Даю коню шенкеля, заставляя перейти в галоп. Около трех часов мы так и ехали, то галопом, то, давая коням отдохнуть, – шагом. Молчали, Тэй продолжал о чем-то думать. Я тоже пытался, хотя мысли были вялые и разрозненные. Честно говоря, думать было просто лениво.
Ни одной живой души мы по пути не встретили, что вообще-то совсем не удивительно. Некромант построил свою твердыню подальше от населенных мест, а мы сейчас едем не по дороге, а просто по степи, в которой, кстати, всяких недружелюбных тварей полно.
Солнышко припекает все сильней, травы шелестят. В небе кружит то ли птица, то ли очередная тварь. Терпеть не могу путешествовать днем! Я вампир все-таки, а не степняк какой. Хотя солнечный свет не вредит мне, как низшим, но на нервы все равно действует. Инстинкт, что ли? Не люблю солнце.
Запах близкой воды я почуял раньше, чем наши кони. Мы вскорости выехали к широкой реке. Замечательно!
Здесь большая заводь, вода должна прогреться. Удобное место. Самое время устроить привал и привести это замызганное существо в нормальный вид.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...