ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса

 


VadikV


88
Фридрих Евсеевич Незнан
ский: «Возвращение в Сокольники»



Фридрих Евсеевич Незнанский
Возвращение в Сокольники

Марш Турецкого Ц



From FIDO

Аннотация

Александра Турецкого отстран
яют от расследования уголовного дела в отношении крупнейшего банкира и
бывшего генерала КГБ, подозреваемых в организации заказных убийств. «Ва
жняку» стоит немалой крови доказать свою правоту, поскольку угрозы расп
равы постоянно преследуют и его самого, и его семью.

Фридрих Евсеевич Незнански
й
Возвращение в Сокольники

Пролог
ПРИГЛАШЕНИЕ В СОКОЛЬНИКИ

Ц Нет, нет, Санечка, не то… не то…
Ц Слушай, ты что, с ума сошла, что ли? Ты кому советы даешь?
Ц Ой, дурачок! Ну почему же, если хорошо, не сделать еще лучше?
Ц Будешь вякать, сейчас встану и уйду!
Ц Не буду, не буду! Только не уходи… А можно я тебя о чем-то спрошу?
Ц Ага, есть такая серия умных вопросов-ответов. Хочешь угадаю?
Ц А ну попробуй!
Ц Ты меня любишь? А я чего делаю? Ты на мне женишься? Созвонимся. Это?
Ц Фу! Грубиян и нахал! Злой и бесчувственный зверюга! Как я тебя ненавижу!
Хочешь я все-все про тебя расскажу?
Ц Категорически нет. И вообще, с чего это ты вдруг такая разговорчивая? Я
разве давал разрешение?
Ц Ах, простите меня, мой энергичный кавалер! Уши у него, видите ли, вянут!
Ц Девица, не хами!
Ц С твоей помощью я уже давно не девица!
Ц Я это знаю. Нечем хвастаться! И кстати, ты слышала анекдот про французс
кого дворника-философа?
Ц Если анекдот безобразный, то я его могла услыхать только от тебя.
Ц О господи, за что ты наградил меня этим несчастьем? Я же сказал: философ!
Неизвестно еще, у кого уши…
Ц Ну ладно, не злись. Так чего он там?
Ц А ничего. Улицу метет и метлой своей шаркает. Шарк… шарк… Потом шарк-ша
рк-шарк… И опять шарк… шарк…
Ц Ну и что смешного?
Ц А то, что из окна высовывается шикарная такая дама, вот вроде тебя, и оре
т на всю улицу: «Мсье, черт побери! Вы уже полтора часа сбиваете с ритма вес
ь квартал!»
Ц Ха-ха-ха! А что, я действительно тебе так нравлюсь?
Ц В смысле?
Ц Ну сам же только что сказал: шикарная, как я. Или опять все врешь?
Ц Увы, боюсь, что не вру.
Ц Кошмар! И это Ц я! Я, понимаешь, люблю этого негодяя! Кто бы сказал…
Ц Так. Все. Никакого толку от тебя сегодня нет. Ритма ты не выдерживаешь. Б
ез конца болтаешь на всякие отвлеченные темы. А я как дурак…
Ц Почему «как»?
Ц Все, тишина в студии, как говорил один мой приятель-киношник. Охота бол
тать? Болтай. А я встал и пошел.
Ц И уходи! Нечего тут, понимаешь… разлегся! Вон белый день еще на дворе! Вс
е приличные мужики на работе работают!
Ц Значит, я Ц неприличный. Тебе же хуже.
Ц Ну и уходи!
Ц Как скажешь, дорогая…
Турецкий медленно и без всякой охоты поднялся. Постоял на коленях, размы
шляя, что, может быть, вот так, резко, уходить все же не стоит. Тем более что ш
икарная дама, едва он навис над ней, чтобы перешагнуть на пол, немедленно п
риняла одну из наиболее соблазнительных своих поз. Вот же какая зараза! Нy
как удержаться?
Но тут же сверкнула мысль: надо ехать домой.
Смешно, а что такое дом? И вообще, есть ли у него дом? Ну то место, где тебя жду
т? Или та берлога, куда ты забираешься, когда тебе больно? Да было вроде. Пок
а Ирке не обрыдли окончательно его похождения и она не переехала несколь
ко дней назад в квартиру своей подруги, которая охотно сдала ей ее в связи
с отъездом в Штаты. Пока на год, а там видно будет. А Ирка захватила дочь и ту
т же слиняла, аргументировав тем, что и ей спокойней, и Нинке ближе к школе,
и вообще. В это «вообще» каким-то образом вместилась вся их совместная жи
знь. «Давай отдохнем друг от друга», Ц сказала Ирина Генриховна. Ну да, во
т так просто, никаких сцен, это уже давно пройденный этап. А теперь не надо
ничего придумывать, врать про задержки на службе, про какие-то там команд
ировки в область и так далее. И все бы неплохо, но… тоскливо временами отче
го-то.
Он перелез-таки через восхитительное тело Марии. Мары Ц она обожала, ког
да ее так называли. Посмотрел на то, что оставлял недоделанным, и подумал,
что, наверное, это и правильно Ц всегда лучше оставлять после себя нечто,
что надо будет обязательно доделать потом. Долюбить, черт возьми. Дотрах
ать, в конце концов. Чтоб пустыми вопросами не мучилась. Нет, но как смотри
т! Не верит, поди, что он сейчас оденется и уйдет. Сколько, оказывается, у оди
нокого мужчины обязанностей, о которых он и не подозревает, проживая в се
мье! Руководствуясь желаниями жены. Это же чудо, когда за тебя решают проб
лемы. А потом чудо кончается, уступая место другому какому-нибудь чуду. Ил
и Ц полной свободе. Ну да, можно подумать, что тебе сильно мешала семья! Су
ка ты, Турецкий.
Явился, взял свое, натянул носки… а где они, кстати? Турецкий свесился с та
хты и стал осматриваться в поисках собственных носков. Кажется, зашвырну
л их под тахту. Он нагнулся ниже, задрал плед, свисавший до полу, и в этот мом
ент заверещал его «мобила», брошенный на тумбочке, с другой стороны.
Ц Это тебя? Ц глупо спросила Мара.
Ц Ну не тебя же! Ц Действительно, а кому еще стали бы звонить в пять вечер
а по телефону, номер которого был известен весьма узкому кругу лиц. Турец
кий им пользовался, как он говорил, уходя «в эмиграцию». Когда хотел макси
мально стать невидимым и неслышимым.
Подниматься и обходить здоровенную тахту кругом было лень, и Турецкий по
тянулся к трубке, с непонятным мстительным чувством придавив девушку Ма
ру так, что она кокетливо взвизгнула. Вот так, лежа поперек ее тела, Турецк
ий достал трубку, включил и поднес к уху.
Ц Я слушаю, Ц сказал он, не видя надобности представляться.
Ц Приветик, «важняк», Ц услышал он мягкий и доброжелательный голос. Ц
Ну, кончил, что ли? Можем минутку побазарить?
Турецкий невольно кинул взгляд на занавешенное окно. Слегка расслабилс
я, и Мара заерзала под ним: ну да, сейчас-то он тяжелый. Александр взглянул н
а нее и прижал указательный палец к губам.
Ц А почему бы и не побазарить? Как, говоришь, твое погоняло?
Голос хохотнул:
Ц Ты шутник, «важняк». Это хорошо. Говорили, что ты понимающий мужик. Тогд
а такой вариант. Сокольники знаешь?
Ц Конкретнее.
Ц А как войдешь в парк от метро, шагай влево. Там, возле первого просека, ес
ть поворот за спину этого хренового комплекса. Ну, «Сокольники», каждый к
озел знает. А за ним, в тени сирени, «важняк», есть небольшой ресторанчик. «
Фиалка» называется. Дураков кормят говном, а белых людей Ц чем пожелают.
Ты чего б хотел на ужин?
Ц Устрицы, блин.
Ц Заметано, Ц спокойно ответил абонент. Ц А какие предпочитаешь? Фран
цузские или из Италии?
Ц Из Монако.
Ц Мудило ты, «важняк», в Монако же нет своих устриц, их туда специально пр
ивозят!
Ц Это Ц как сказать!
Ц Да? Ну пусть. Хрен тебя знает, может, ты и прав. Ладно, я скажу, чтоб специал
ьно для тебя блядскую этикетку поставили: «Сделано в Монако». Значит, зай
дешь, тебя узнают и встретят. В восемь будь. Успеешь?
Ц А почему я должен не успеть?
Ц Ну… мало ли. Палку кинуть, подмыться, одеться, а? Шмара-то у тебя в самом с
оку.
Ц Ну, короче, я тебя выслушал, хоть ты и не назвался. Поэтому могу предполо
жить, что ты Ц обычная «шестерка», у которой и имени-то нет своего, один го
нор. Но, повторяю: твои проблемы. А теперь ты мне скажи, если я кому-то понад
обился, почему он сам не хочет взять трубку и сказать об этом? Если считает
ниже своего достоинства, так ты прикинь, он ведь и мне ни фига не нужен. И с
какой стати я должен бросать свои дела, какими бы они у меня ни были, и бежа
ть сломя голову на край света, в дерьмовую «Фиалку», где к тому же еще и гов
ном кормят?
Ц Не, ты не усек, «важняк». С тобой человек говорить хочет. Он велел мне наз
начить тебе стрелку. Чего я не так сделал?
Ц Да по-твоему выходит все так, а по-моему, все через задницу. Серьезные л
юди так не договариваются.
Ц Ладно тебе! Не кипишись, «важняк»! Это ты-то серьезный?
Ц А я вот сейчас пошлю тебя, а ты передашь своему хозяину, чтоб он в следую
щий раз таких козлов на переговоры не присылал. Будет тебе стрелка, блин, в
одно место!
Турецкий оглянулся на Мару, и та фыркнула. Ну и разговорчики!
Ц Остынь, «важняк», Ц заметно сбавил тон абонент. Ц Все, закончили база
р. Велено сказать: ждут к восьми. А вот за козла ответишь. В другой раз.
Ц Если он у тебя случится.
Ц Я сказал.
Ц Поглядим…
Ц Санечка, Ц сказала Мара, Ц а ведь это что-то очень серьезное, да? Ц В н
ей неожиданно пробудился провидческий талант.
Турецкий отключил трубку и отбросил ее в сторону.
Ц Ты не хочешь мне рассказать?
Ц Не хочу.
Ц Я ж говорю, злой.
Ц Так, девушка, разговоры закончены, у меня появилось срочное дело.
Ц Ты не хочешь вернуться сегодня?
Ц Куда?
Ц Послушай, я ведь так и обидеться могу!
Ц Можешь, но лучше не надо. Тебе не идет надутая физиономия. Она тебя стар
ит.
Ц Ну, знаешь?!
Ц Ну, знаю…
Вот так, привычно уже пикируясь, Турецкий быстро одевался, а Мара продолж
ала нежиться на своем бескрайнем лежбище, пытаясь определенно еще разок
совратить Турецкого. А он не совращался, потому что голова была занята со
вершенно другим. Он думал о том, почему сразу не послал этого наглеца, заче
м согласился на встречу. Хотя даже приблизительно не мог представить себ
е, на кой она ему черт сдалась. Но что-то все-таки было в этом голосе такое, ч
то указывало, с одной стороны, на серьезность намерений, а с другой Ц что
от подобных встреч благоразумные люди, как правило, не отказываются. Слу
чается Ц себе дороже. Да в общем-то, и чем он, в сущности, рисковал? Головой?
Невелика ценность. А те, кто приглашали для «базара», хорошо информирова
ны. Надо бы, по идее, пригласить сюда спеца, чтобы он обшарил стены, потолки,
выключатели и прочие места, где любят обычно ставить спецтехнику. Неприя
тно все-таки заниматься любовью, зная, что кто-то где-то, сидя перед экрано
м телевизора, рассматривает тебя и твою даму во всех подробностях. Еще, во
зможно, и комментируя при этом особо забавные эпизоды, которых всегда хв
атает, если ты не стесняешься своей страсти.
И опять с какой-то самому себе непонятной злостью вдруг вспомнил свой не
давний позор Ц иначе это состояние и назвать-то нельзя. Ну да, чуть ли не в
чера это и случилось, едва ли не накануне Иркиного отъезда. Он уже занимал
ся делом этих гребаных «центурионов» и в буквальном смысле разрывался м
ежду ночными засадами, лежбищем Мары и собственной квартирой, где было п
росто необходимо появляться Ц хотя бы под утро, чтобы как-то сохранять е
ще семейное статус-кво. Что получалось все хуже и хуже.
Он спал, как обычно в последнее время, на кухонном диванчике, приставляя с
торца две табуретки, иначе ногам неудобно. Жалкое и унизительное уже сам
о по себе это было зрелище. Уход «в эмиграцию», по собственному же выражен
ию Турецкого, был все же лучше косых и злых взглядов супруги, резких и беза
пелляционных «выступлений» нередко в присутствии дочери, которая, по гл
азам было видно, очень жалела папочку, но и возражать не смела.
И вот спал кое-как, пока не проснулся от проклятого «мобильника», что лежа
л на столе, возле головы Александра Борисовича.
Вроде рано еще звонить. В квартире тихо. Может, ушли уже? Нет, из комнаты доч
ери донеслась музыка. Ага, решили не беспокоить родителя, который явился
под самое утро.
1 2 3 4 5 6 7 8
 Семенов Юлиан Семенович - Политические хроники 01. Бриллианты для диктатуры пролетариата 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Дуэйн Диана - Космическая полиция - 3. Полнолуние - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Родари Джанни - Синьор Притворуччи - читать книгу онлайн