ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Но только ненадолго. Еще через час бессмысленного сидения Грязнов начал замерзать и его снова охватила паника.
«Вот так, – думал он, – и исчезают люди, о которых потом сообщают в милицейских программах по телевизору. Без вести пропал… ушел из дому и не вернулся… особые приметы – моторная лодка „Казанка“ и три удочки-донки… Бр-р-р».
На Чудское озеро опустилась тьма. Грязнов уже не видел собственной руки. Где-то вдалеке мигали какие-то огоньки, но это дела не меняло. Начальник Московского уголовного розыска Вячеслав Иванович Грязнов находился на середине Чудского озера, один, в лодке без весел, с неработающим мотором, без всякой связи…
Тишину нарушал лишь тихий плеск волн о стеклопластиковые борта «Казанки». Сверху на Грязнова смотрели яркие, не по-городскому крупные звезды и перемигивались между собой. Узкий, как волосок, серп луны совсем не давал света.
Вдруг Вячеслав Иванович почувствовал, что его ноги как-то очень уж замерзли. Он пошевелил пальцами и понял, что яловые офицерские сапоги, выделенные ему Володей Колычевым для рыбалки, охоты и прочих выходов на природу, предательски промокли.
Грязнов потрогал дно лодки и с ужасом понял, что воды в ней почему-то по щиколотку. Ничего подобного, пока было светло, не наблюдалось. Значит… Грязнову не хотелось верить, что лодка начала протекать. Он схватил самодельный черпак «Глобус» и начал судорожно вычерпывать воду.
Через пять минут он согрелся. Через десять понял, что вода прибывает. Еще через пятнадцать минут Грязнов обнаружил, что воды в лодке становится все больше и больше, несмотря на его титанические усилия.
Вскоре стало заливать за голенища сапог. Лодочные банки покрыло водой. Грязнов отбросил бессмысленный черпак и схватился за еще сухие борта лодки.
Через некоторое время он оказался в воде. «Казанка» благополучно пошла ко дну.
«Ко всему прочему я не взял с собой спасательный жилет», – тупо подумал он.
– Спасите-е-е! – заорал Грязнов во все горло. – Тону-у-у!
Он действительно тонул…
…Грязнов открыл глаза и увидел то, что видит каждый человек, лежащий на спине. Потолок.
«Где я?» – пришла в голову усталая мысль.
Судя по потолку, место было неплохое. Большая хрустальная люстра висела в центре золоченой лепной розетки. Такая же лепнина украшала потолок по периметру. Грязнов повернул голову на подушке и огляделся. Старинная мебель с гнутыми ножками. Большие фарфоровые вазы. Камин с весело потрескивающими в языках пламени дровами. Мягкие кресла.
«Так вот он какой – рай», – подумал Грязнов и тут же отбросил от себя эту дурацкую мысль. Вячеслав Иванович был закоренелым реалистом и отвергал всякие домыслы о загробной жизни.
Вячеслав Иванович вспомнил все: и как мерз на середине озера, и как тонул, и как оказался в воде… Он постарался представить, какая такая сила могла перенести его из холодной и совершенно неуютной озерной воды в комнату с лепным потолком и старинной мебелью. Логического объяснения этому не было.
Вдруг в поле зрения Грязнова показалась фигура. Плотная женщина в темном платье подошла к камину и поворошила дрова кочергой с блестящим набалдашником. Потом повернулась к Грязнову. Она точь-в-точь была похожа на бабушку с пакета молока «Домик в деревне» – седые, зачесанные назад волосы, очки, аккуратный крахмальный воротничок, белый фартук с оборками. Женщина приятно улыбалась.
Увидев, что Грязнов смотрит на нее, она ласково склонила голову:
– О, вы уже проснулись? Это очень хорошо. Как себя чувствуете?
Грязнов попытался оценить собственное состояние и поставил себе оценку «удовлетворительно с плюсом». Ноги еще не до конца отогрелись, внутри ощущалась нервная дрожь, в гортани стоял противный привкус воды Чудского озера.
– Спасибо, – удивляясь звуку собственного голоса, произнес он, – нормально.
– Вот и хорошо, – обрадовалась старушка, – вот и ладненько. Сейчас я принесу вам теплого молока со сливочным маслицем!
«Хорошо бы водки», – подумал бывалый Грязнов, но вслух ничего не сказал.
Старушка принесла молоко в большой чашке с замысловатой золотой вязью. Положила перед Вячеславом Ивановичем специальный столик, для того чтобы есть в кровати (такие столики Грязнов раньше видел только в кино), поставила на него чашку.
– Пейте, – улыбаясь сказала она, – это вкусно.
Грязнов выпростал руки из-под одеяла (кожа сразу покрылась пупырышками, несмотря на жар, идущий из камина), взял чашку и сделал глоток обжигающего сладкого молока, на поверхности которого блестели золотые медальоны растопленного сливочного масла. Тепло сразу же разлилось по гортани, потекло в желудок. «Пожалуй, это будет получше водки», – решил Грязнов и жадно выпил сразу половину чашки. Он чувствовал, как по телу разливается тепло.
Старушка одобрительно кивала, глядя на румянец, постепенно проявляющийся на щеках Вячеслава Ивановича.
– Вот и хорошо, – сказала она, – а мы уже думали, что вы серьезно заболеете. Шутка ли – барахтаться в холодной воде. И как это вас угораздило?
– Пробоина в лодке, – ответил Грязнов, – порыбачить решил и вот…
– Не местный?
Грязнов покачал головой:
– Москвич.
Старушка понимающе кивнула:
– Сразу видно – городской.
– А кто меня спас? – решил Грязнов прояснить ситуацию.
– Константин Алексеич подобрал.
– А кто это? – поинтересовался Грязнов.
Старушка улыбнулась, как улыбается профессор высшей математики, видя, что его студент не знает таблицы умножения.
– Видать, вы совсем недавно приехали, раз ничего о Константине Алексеиче не слыхали.
Внезапно раздался тонкий писк. Звук исходил из небольшого пейджера, прикрепленного к поясу старушки. Грязнов поначалу и не заметил черной пластмассовой коробочки. Старушка посмотрела на экранчик пейджера и торопливо убрала столик с кровати Грязнова, забрала у него пустую чашку и пошла к двери.
– Меня вызывают, – бросила она на ходу, – через полчаса обед. Вон на стуле халат для вас.
И она удалилась.
Вся эта история заинтриговала Вячеслава Ивановича. Неожиданное спасение, барские хоромы, служанка с пейджером… И это в псковской глуши! Интересно…
«Константин Алексеевич, – повторил про себя имя своего спасителя Грязнов, – видно, большая шишка. Небось имеет отношение к власти. А может, местный криминальный авторитет? Хотя чаще всего это одно и то же…»
После молока захотелось есть. Грязнов огляделся вокруг в поисках часов. На каминной полке стоял старинный хронометр. Вячеслав Иванович встал, надел шелковый стеганый халат и подошел к камину. Часы «Павел Буре» показывали половину шестого.
«Так, – машинально прикинул Грязнов, – из дома я вышел в три дня, на озере был около четырех, потом стемнело… Темнеет рано, примерно в пять-полшестого».
Он глянул в окно – за тюлевой занавеской сгущалась холодная осенняя синева.
«Пока я тонул, пока туда-сюда… Это что ж значит, я тут уже около суток?!»
Он подошел к окну. Судя по высоте, второй этаж. Аккуратный парк, одинокие и редкие желтые пятнышки на пожухлой траве говорили о том, что дворники тут работают исправно. Широкая асфальтовая дорога, скрывающаяся между деревьев.
Грязнов почти прильнул к стеклу и разглядел крыльцо, нет, пожалуй, подъезд с гранитными ступенями и начищенными медными перилами. Перед подъездом стоял «рэндж ровер» последней модели. Вячеслав Иванович обожал внедорожники, и взгляд его надолго остановился на благородных изгибах корпуса машины.
«Хозяин явно человек очень обеспеченный. На таком джипе впору королеве Англии ездить…»
Больше в окне ничего интересного не было, и Грязнов отошел. Из комнаты вели три двери – одна та, в которую вышла старушка, и еще две. За ними оказалась ванная и туалет. Сантехнические средства были под стать остальной обстановке, Грязнову показалось даже, что унитаз и ванна сделаны из чистого мрамора.
«Как есть хоромы царские», – подумал он.
С каждой минутой Вячеслав Иванович чувствовал себя все лучше.
Тут открылась дверь и снова вошла старушка.
– Пожалуйте обедать, – сказала она приветливо, – хозяин вас ждет.
Грязнов пошел за ней. Коридор оказался довольно длинным. По стенам висели рога оленей и лосей. Видно, хозяин был заядлым охотником. По пути Вячеслав Иванович заметил даже пару крокодильих голов и одну – носорожью.
Через минуту они оказались в огромной гостиной. За большим обеденным столом, в торце сидел человек. Он был довольно молод – ну, может, чуть-чуть за сорок. Одет хозяин был в безукоризненный костюм с дорогим галстуком.
Увидев Грязнова, хозяин улыбнулся, однако не сделал ни единого движения, чтобы подняться. Он кивнул Грязнову и указал на стул по правую руку от себя. Грязнов сел.
– Ну здравствуйте, утопленник, – приветствовал его хозяин, – заставили вы нас поволноваться. Пришлось врача из области вызывать.
– Спасибо вам, – искренне сказал Грязнов.
– Что, рыбачил небось? – довольно фамильярно произнес хозяин, делая Грязнову знак, что он может приниматься за еду.
Вячеслав Иванович кивнул:
– Да. А потом оказалось, что в баке бензина нет, весла забыл, а в лодке пробоина.
Хозяин хохотнул:
– Не здешний?
Грязнов покачал головой:
– Нет.
Старушка служанка сняла крышки с блюд, и вокруг распространились восхитительные запахи жареного поросенка, утки с яблоками, осетрины под каким-то немыслимым соусом и массы других блюд.
– Ну что, – сказал хозяин, разливая по рюмкам водку из хрустального графина, – со вторым рождением!
Они чокнулись и выпили.
Закусив водку нежнейшим фаршированным баклажаном, Грязнов подумал: «Нет. Водка все-таки получше молока будет!»
– Значит, не местный… – продолжил хозяин, – из Москвы?
Грязнов кивнул, уминая кусок поросенка, который в буквальном смысле таял во рту.
– Ну давай за знакомство. Кстати, меня Константин зовут.
– Очень приятно. А я – Вячеслав.
– Да… – задумчиво протянул хозяин. Вообще, Грязнов заметил, что он постоянно как будто бы отсутствует, одновременно думает о чем-то своем.
– Хорошо тут у вас, – сказал Грязнов, – природа. Вот на недельку к старинному приятелю приехал.
– К кому? Мы тут всех знаем.
– К Колычеву.
– О-о, – протянул хозяин, – личность известная. Пока на пенсию не вышел, вся окрестная братва как осиновый лист перед ним дрожала. Вот так он их держал.
Хозяин поднял руку и сжал кулак. Грязнов обратил внимание, что кулак оказался не слишком мощным: хозяин обладал узкой изящной ладонью с длинными музыкальными пальцами.
– А теперь, – он махнул рукой, – разболтались все.
Хозяин снова взял вилку и, нанизав прозрачный ломтик семги, отправил его в рот.
– А вы по какой части? – поинтересовался Грязнов.
– Так… – неопределенно ответил хозяин, – всем помаленьку занимаемся.
Выпили еще.
– А вы что, коллеги с Колычевым?
– Да… в некотором роде, – ответил Грязнов. «Вот будет сюрприз, – подумал он, – когда хозяин узнает, что человек, которого он выловил из Чудского озера, не кто иной, как начальник Московского уголовного розыска! А может, и не стоит ему говорить об этом?»
И тут Грязнов вспомнил, что, перед тем как идти на озеро, зачем-то сунул в карман документы.
1 2 3 4 5 6 7
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...