ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но это ничего, вид у вас такой, что все и так разбегутся, будто перед набегом гиксов.
Тцар старательно копировал манеру Мрака, наконец старик остановил:
— Всё хорошо. Для вас вовсе не обязательно вживаться в его личину. Просто выйдите, а потом... потом, как уговорено. Это ему будет потруднее... Нет-нет, не брыкайся, я буду всё время рядом.
Тцар молча кивнул, забросил на спину дорожный мешок и вышел из тени на улицу. Мрак смотрел, как на самого себя со стороны. Тцар запустил пятерню в затылок, почесался, потом поскрёб в подмышках, скотина, неужели и он так делает, а потом... Мрак не поверил глазам: тцар выудил что-то мелкое из волос на голове, долго рассматривал под лунным светом, потом сдвинул большими ногтями обеих рук. Мраку почудился легкий треск.
— Скотина, — ахнул он. — Да у меня сроду вшей не было!.. Блохи — да, да и то не на... совсем не, но чтоб вши...
Старик вцепился в него, как клещ, оттаскивал, а тцар, как будто ощутив угрозу, пошёл вдоль улицы широкими шагами, вскоре исчез за тёмным поворотом.
— Это он так шутил, — сказал наконец Агиляр с великим изумлением. — Фу, как одежда меняет человека... Чтоб Его Величество да расшутился?
— Я бы за такие шуточки, — проворчал Мрак озлобленно.
— Тихо, — сказал старик. — Сейчас мы отправимся обратно...
— Куда, в корчму?
— Во дворец, дурень!..
— А как на воротах?
Старик отмахнулся с пренебрежением.
— Какие ворота?.. В любом дворце, в любой крепости прежде всего копают подземный ход. Чтобы можно было убегать, если враг осадит, или же, напротив, привести тайком подмогу... Пойдём. Ты здоровый, отодвинь-ка вот тот камень...
Мрак отодвинул, он уже чуял обострившимся нюхом, как тянет снизу холодом. Старик пошёл первым, в темноте слышен был стук огнива, вспыхнул факел. Мрак двигался за стариком, чувствуя себя странно и нелепо в такой одежде.
Старик оглянулся, как будто ощутил его колебания, сказал подбадривающе:
— Ничего, сейчас придем, сразу рухнешь в такую мягкую постель, какой свет не видывал!.. И целыми днями только ешь, пей да спи. Отлежишься вволю...
Ход шёл ровный, только шапку Мрак всё-таки снял и нёс в руках, да и то приходилось пригибаться. Справа и слева плечи задевали стены из серого гранита. Под ногами только небольшие выступы, но вообще-то ход неведомые строители делали старательно. Явно не торопились, время было.
Наконец, старик сказал тихо:
— Всё, за той стеной — уже дворец. Надень шапку. Если кого встретим, ничего не говори, ясно? Всё, что надо, скажу я. Нам сейчас главное — пройти в тцарские покои. На беду, тайный ход от тцарских покоев далековато, нам надо через четыре зала, а там стражи...
Мрак пробурчал:
— А что нам стражи? Была бы у меня моя секира...
Агиляр бросил раздраженно:
— И думать забудь! Это теперь твои стражи, забыл?.. Верные, преданные. Даже, бывает, чересчур...
Он осторожно потрогал плиту, навалился. Мрак услышал приглушённое кряхтенье. Он уже уловил место, где неподвижная плита, а где поворотный камень, протянул руку и надавил. Камень сдвинулся, старик быстро выскользнул, махнул ему. Мрак вылез следом. Камень бесшумно опустился на место.
Зал был полутёмен, светильники горели только возле дверей; два у двери слева, и еще два — на противоположном конце зала. Агиляр поманил Мрака, быстро пошли через зал, под ногами вытертые до блеска мраморные плиты, воздух пропитан запахом благовоний, душистых масел.
— А теперь сюда, Ваше Величество, — приговаривал старик полушепотом, а потом еще тише: — Шаги, шаги мельче!.. В тцарских покоях так не шагают!..
— Мужчина должен быть широким, — буркнул Мрак, но послушно сделал шажки мельче, из-за чего они стали двигаться совсем как улитки, зато с важностью. — По этим залам можно вообще верхом на коне...
— На колеснице, — прошипел старик. — Тцарскому достоинству надлежит пользоваться только колесницей. Изготовленной в особой тцарской мастерской тцарской колесницей.
Он толкнул дверь, по ту сторону звякнуло железо. Мрак видел краем глаза, как двое воинов, охранявших дверь с той стороны, вскочили и сделали вид, что последний раз спали вообще в детстве.
Старик махнул рукой, Мрак постарался стражей вообще не замечать, он тцар, а тцар замечает только себе подобных, Агиляр повел его по довольно тёмному переходу, далеко впереди угадывался ещё один зал, там свет, но здесь...
... Мраку почудилось какое-то движение. Он насторожился, но все вроде бы тихо, только медленно тает запах крупного мужчины, что был совсем близко, вон за той колонной, но исчез...
Пока шли дальше, Мрак зыркал по сторонам. Все чувства обострены, в воздухе пахнет опасностью, наконец сказал шепотом:
— Нас и должны сопровождать? Агиляр ответил таким же шепотом:
— Ты что? Мы идём тайно.
— А вон те трое, — указал Мрак в темноте, — и те двое...
Старик вздрогнул, прошептал:
— Ты видишь в темноте?
— Дык от них прет мазями, как от портовых шлюх, — нашелся Мрак, но этим, похоже, удивил старика ещё больше.
Старик мгновенно сунул руку под плащ. Мрак успел увидеть длинное лезвие ножа, и в этот момент из-за колонн выскочили тёмные фигуры. Они с Агиляром как раз проходили через узкий зал с колоннами, в окна падал жидкий лунный свет, и Мрак под таким узким высвечивающим лучом ощутил себя почти голым. Он ухватил старика, тот охнул, Мрак рывком уволок в темноту.
Нападавшие чуть растерялись. Мрак ухватил ближайшего, рывком подтянул к себе и ударом кулака в лоб разбил череп. Короткий нож выпал из ослабевшей руки, он поймал на лету и всадил во второго. Старик, пригнувшись, тыкал ножом в ноги нападавших. Молодец, на фоне освещенного центра зала он легко видит цель...
Нападавшие молча старались его достать, старик наконец возопил пронзительно:
— Стража!.. Стража!.. Стра...
Мрак услышал всхлип, клокотание и понял в ярости, что больше можно не опасаться задеть старика. Он бил и крушил во все стороны, а те, вооруженные до зубов, то медлили, то тыкали друг в друга.
Послышался треск распахнувшейся двери. С горящими факелами в руках в зал ворвались люди. Впереди бежали трое в железных доспехах, с обнажёнными мечами. Один нападавший откатился из-под ног Мрака, вскочил и бросился к противоположной двери. За ним ринулся ещё один, но передний из бежавших на помощь длинно махнул рукой, из руки выметнулось сверкающее в лунном свете лезвие. Мрак почти услышал, как тяжёлый нож с силой прорубил спину и рассёк позвоночник. Беглец упал без звука, но передний успел удариться в дверь, распахнул её и выбежал в темноту.
Толпа с факелами нахлынула, окружила Мрака. Мрак приподнял старика. В его груди торчала рукоять ножа. Удар был силён и точен: лезвие явно просадило сердце насквозь. Старик цеплялся за одежду Мрака, в глазах был ужас, он что-то пытался сказать, но дёрнулся, изо рта брызнула струйка тёмной крови.
— Ваше Величество!
К Мраку подбежал коренастый мужчина в раззолоченных доспехах. На блестящем шлеме трепетали длинные разноцветные перья. Лицо его было бледным, глаза расширились, он вскрикнул в страхе:
— Вы не ранены, Ваше Величество?
Мрак не отрывал глаз от Агиляра, тот всё ещё силился что-то сказать, губы шевелились. Двое мужчин осторожно взяли у Мрака старика. Тот захрипел, вздрогнул и вытянулся в их руках.
— Ваше Величество!
Мрак тупо смотрел на своего советника. Глаза Агиляра невидяще уставились в потолок. Его быстро унесли, офицер в раззолоченных доспехах снова вскрикнул с мольбой:
— Ваше Величество! Вы... вы? Мрак вздрогнул, дико огляделся.
— Я... — прошептал он, — не ранен... но мне... тяжко... проведите меня... в покои...
Он опёрся о плечо этого красавца, что и в богатых доспехах ухитряется выглядеть мужчиной и даже воином. Тот напрягся, выдерживая его тяжесть, прокричал:
— Ганза, Рерик!.. Вперёд с факелами!.. Оповестить лекарей, массажистов!.. Пойдёмте, Ваше Величество...
Мрак тяжело тащился с ним, стараясь не слишком наваливаться, но в то же время давая себя вести туда, где должны быть «его» покои. Ну влип, мелькнуло в голове. Влип, так уж влип. Говорил же Олегу, что под кем лед трещит, а под кем и ломится, но сам такой, что под ним и трещит, и ломится, да ещё сверху что-нибудь рухнет или ворона пролетит...
Советничек теперь тю-тю, отсоветовался. А тут даже не дознаться, как зовут этого старательного щеголя с перьями на шлеме. Хотя пахнет от него здоровым потом, особой злобы не чуется...
Впереди появилась и начала приближаться массивная дверь, вся в золоте, украшена драгоценными каменьями, а по бокам, недвижимые как статуи, двое рослых молодцов в металлических доспехах.
Начальник дворцовой стражи велел строго:
— Проводите Его Величество и уложите на ложе!.. Лекаря вызвали?
Мрак прорычал ему на ухо:
— А у тебя уже ножки подламываются?
Начальник стражи запнулся, проблеял:
— Но мне... мне не дозволено переступать порог ваших покоев...
— Теперь позволено, — громыхнул Мрак.
Новые люди и есть новые, а к этому хоть какое-то доверие, ишь как метнул нож тому гаду в спину! Да и прошли уже через пару длиннющих, как конюшни, залов. Если бы хотел зарезать, то уже саданул бы ножом под ребро...
Стражи с готовностью распахнули перед ними двери. Мрак позволил себя ввести вовнутрь, он охал и ахал, а когда увидел, куда его привели, ахнул всерьёз.
Спальня вовсе и не спальня, а какой-то храм, куда должны собираться тысячи паломников. У тцара, понятно, не может быть спальня таких же размеров, как у простого вельможи, а раз по-тцарски огромная, то чем её заставить, не одними же кроватями, чтобы спал везде по очереди, вот и натащили разной мебели, с виду прямо тцарственная, внушительная, только его уху слышен радостный скрёб жуков-древоточцев: «Ура, щас я вот тут догрызу, и весь этот шкаф рухнет!»
Голые камни стен забраны толстыми коврами, гобеленами, а поверх навешано дорогое оружие с каменьями в рукоятях, в украшенных золотом ножнах, с нелепыми щитами, где тонкая кожа неведомого зверя прибита к дереву золотыми гвоздиками, такой щит пальцем проткнёшь...
В середке этой спальни, что размером с иную городскую площадь — ложе. Бедному тцару пришлось свою кровать оградить стенами из цветных шёлковых полотнищ: не всяк может спать среди поля. Даже сверху над ложем двойной полог из цветного шёлка. Впрочем, это может быть для того, чтобы тараканы с потолка не сыпались в постель. Бывают тараканы мелкие, светло-коричневые, а бывают огромные, чёрные...
Начальник дворцовой стражи уложил его на это ложе, Мрак слабо повёл очами, застонал, но раздевать себя не дал, потребовал капризно-испуганным голосом:
— Ну, теперь рассказывай.
Начальник стражи вытянулся, проговорил дрожащим голосом:
— Что?.. О чём?
— О том, — простонал Мрак плачуще, — как пропустили во дворец гнусных злодеев, что разгуливают с ножами!.. Меня ж могли жизни лишить, ты хоть понимаешь?
— Боги спасли вас, — выкрикнул начальник стражи пылко. — Возьмите мою голову, это я виноват! Я должен был обеспечить охрану дворца... Я и обеспечивал, клянусь, верно и честно! Но, выходит, я только думал, что обеспечивал...
Голова его поникла. Мрак смерил его недружелюбным взглядом. Мужик перед ним с простым честным лицом, в глазах — неподдельное отчаяние и стыд. Стыд человека, что обгадился на своем месте. Другое дело — не сумел бы сыграть на лютне, тут нет позора, но чтоб именно на своей службе...
— Ладно, — пробурчал Мрак капризно. — Те гады только и ждут, что я тебя пошлю навоз убирать... Двух зайцев сразу! И своего человека поставят, и ты моим врагом...
Начальник стражи воскликнул пылко:
— Врагом — никогда! Казните меня, Ваше Величество, виноват, но род Адертов всегда был предан трону.
Мрак сказал вяло:
— Ладно... Адерт. Это не твоя вина, что тебя обхитрили. Вбежал врач, глаза распахнуты, на лице ужас. Мрак слабо приподнял ладонь.
— Остынь, остынь... Меня не ранили. Даже не поцарапали. В распахнутые двери то и дело заглядывали. Дворец, как чувствовал Мрак, уже проснулся, полнится шумом, везде носится народ, все друг друга ловят, хватают, подозревают, а слухи распространяются, как дым при пожаре.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...