ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Родари Джанни
Мистер Каппа и 'Обрученные'
Джанни РОДАРИ
МИСТЕР КАППА И "ОБРУЧЕННЫЕ"
Перевел с итальянского Л. Вершинин
Десять часов утра, урок литературы. При старом преподавателе синьоре Ферретти это означало, что ученики могли во время бесценных пятидесяти минут обменяться через парты и даже через ряды парт письмами самых различных размеров и на самые животрепещущие темы. Ученики и ученицы обменивались впечатлениями о немецком кино между двумя войнами, о футболе, о бурном росте числа мотоциклов на японских островах, о любви, о деньгах (заключали пари на пиццу или на сдобную булочку). Кроме того, они продавали друг другу комиксы, табак и прочие предметы торга. Но с приходом синьора Феррини все изменилось.
Для него урок литературы - это рассказ о писателях и их произведениях. И прежде всего о романе "Обрученные" великого писателя и поэта Алессандро Мандзони.
А сейчас ученики сидят и пишут сочинение.
Синьор Феррини, вооружившись девятихвостой плеткой, ходит между партами и проверяет тетради - следит, все ли пишут сочинение по главе двенадцатой бессмертного романа и не списывает ли один у другого. Ведь тогда сочинения будут похожи друг на друга, как зеркальные отражения.
Ученик Де Паолис дрожит мелкой дрожью - он написал лишь о начале и конце главы, а середину заполнил отрывком из передовой статьи газеты "Паезе Сера". Поэтому его сочинение при внимательном чтении звучит так: "В этой главе Автор вспоминает, что урожай зерна в 1628 году был еще меньше, чем в предыдущем году. Но лишь общенациональная борьба за перемены не только в сфере политики, но прежде всего в социальной сфере, может вновь сделать актуальным вопрос о вхождении социалистов в правительство при участии, разумеется..."
К счастью, синьор Феррини заметил только, что Де Паолис написал слово "автор" с большой буквы, что вполне естественно для столь гениального писателя. Он уже двинулся было дальше, как вдруг из горла его вырвался вопль, - он обнаружил, что ученик Де Паолис, экономя бумагу и чернила, зачеркнул название прежнего сочинения "О главе одиннадцатой" и написал ниже "О главе двенадцатой". Незадачливый ученик молниеносно понес наказание - семь ударов плеткой по брюкам. К чести Де Паолиса он при этом не издал ни единого стона.
А потом суровое лицо синьора Феррини озарилось радостной улыбкой.
- Я вновь хочу воздать хвалу ученице Де Паолоттис, - объявил он, размахивая тетрадкой с обложкой из серии "Приключения Дьяболика", - за ее превосходнейшее сочинение, как всегда написанное изящно и отличающееся глубиною раскрытия темы. Де Паолоттис проявила себя тонким наблюдателем и аналитиком, ее выводам присуща уверенность, а орфографии - безошибочность. А вы прекрасно знаете, какое значение Мандзони придавал совершенной орфографии.
Ученица Де Паолоттис скромно опустила глаза и очки и нежно затеребила косу в знак смущения. Остальные ученицы и ученики стали ее поздравлять, вручили ей букет цветов и шоколадный, набор с привязанным к нему брелоком... На брелоке выделялся яркий знак зодиака - созвездие Девы.
Но стоило синьору Феррини вернуться к учительскому столу, как он внезапно выпучил глаза от ужаса и побледнел от отвращения, словно притронулся к сколопендре... Он нервно скомкал лист бумаги и сунул его в карман. Потом, пробормотав, что у него разыгрался полиневрит, выбежал из класса и из лицея, подлетел к такси и приказал везти себя к мистеру Каппа, самому знаменитому и высокооплачиваемому частному детективу.
Мистер Каппа не дал ему и слова выговорить.
- Подождите, - приказал он. - Садитесь вот сюда... Коричневая шляпа и черный галстук... Преподаватель гимназии, не так ли? Нет, нет, молчите! Я задаю вопросы и сам на них отвечаю. Судя по вашим ботинкам с тупым носом, вы преподаете литературу. Скорее всего речь идет об "Обрученных", не правда ли?
- Как вы догадались?
- Я не догадался, а методом дедукции понял это по вашей нервозности. Итак, рассказывайте обо всем и поподробнее.
- Автор анонимного письма обвиняет лучшую ученицу класса Де Паолоттис в том, что она списывает сочинения о бессмертном романе из чужой тайной тетради. Я этому не верю, но...
- Понятно. Истина превыше всего! - воскликнул мистер Каппа. - Надо провести расследование. Сто пятьдесят тысяч лир в качестве аванса и по сто тысяч лир в день на мелкие расходы. Вас такие условия устраивают?
Синьор Феррини покачнулся. При его-то скудном жалованье, да при нынешних ценах на ветчину!.. Ему придется даже шляпу продать, чтобы уплатить по счету. Но истина превыше всего. Истина любой ценой.
- Согласен. Еще я плачу и за кофе.
- Благодарю вас. Вернетесь ровно через трое суток. Давайте, сверим наши часы.
Синьор Феррини, выйдя из дома детектива, от волнения упал с лестницы и сломал зонтик. А мистер Каппа немедленно принялся за дело. Он переоделся разъездным продавцом детских энциклопедий в рассрочку и отправился к ученице Де Паолоттис, у которой как раз был брат девяти с половиной лет. Объясняя членам семьи Де Паолоттис все преимущества "Малой Научной Библиотеки" в трехстах четырех томах и девяноста восьми словарях, частный детектив незаметно и ловко установил телекамеру в цветочном горшке, портативный магнитофон под телефоном, а счетно-решающее устройство на батарейках засунул за портрет дедушки. Он предоставил семейству Де Паолоттис восемь дней на раздумье купить энциклопедию или не покупать, а сам спрятался в подвале в котле парового отопления (мистер Каппа был совершенно нечувствителен к жаре). Благодаря этим инструментам шпионажа и собственной хитрости мистер Каппа за несколько часов узнал...
Первое, что ученица Де Паолоттис действительно всякий раз переписывает сочинения из тайной тетради, которую она бережно хранит в ящике туалетного столика.
Второе, что тетрадь была ей подарена в день ее рождения двоюродной сестрой, которая живет в Верхнем Бергамо при низкой температуре воздуха и в Нижнем Бергамо при высокой температуре.
Третье, что двоюродную сестру зовут Роберта. Ей девятнадцать лет, рост сто семьдесят сантиметров, она блондинка с зелеными глазами. Именно такие девушки нравятся мистеру Каппа.
Не теряя времени даром, частный детектив помчался в Бергамо на личном боевом самолете. Он представился синьорине Роберте, и она тут же без памяти в него влюбилась. В обмен на обручальное кольцо он добился от нее полного признания.
- Сочинения по роману "Обрученные"? О да, мой дорогой! Я купила ту тетрадь несколько лет назад за блок американских сигарет у одного паренька. Эту тетрадь ему одолжила тетушка, но назад уже не получила.
- Имя?
- Разве все упомнишь? Не то Дамиано, не то Теофрасто.
- Да нет же, имя его тетушки!
- Анджелина Педретти, проживающая в Бусто Арсицио, дом номер 3456, квартира 789. Куда ты?
- У меня есть одно неотложное дельце. Завтра вернусь и женюсь на тебе. Давай сверим наши часы.
Мистер Каппа, бросив вызов густому туману, полетел в Бусто Арсицио. Он отыскал дом Анджелины Педретти хитроумно расспросил привратницу и узнал, что синьорина Анджелина умерла два месяца назад, отравившись ядовитыми грибами.
Что теперь делать? Мистер Каппа купил газету и стал лихорадочно ее перелистывать в поисках рекламных объявлений. Наконец он нашел то, что искал:
"Первоклассный медиум. Гарантирую общение с потусторонним миром. Вексели в оплату не принимаются".
Женщина-медиум жила в Брисгелле и любила сладости. За сто килограммов анисовых леденцов она сразу провела спиритический сеанс. Вначале она вызвала дух вождя галлов Верцингеторикса и дух императора Карла Великого, которые мистера Каппа не интересовали. Третьей появилась синьорина Анджелина Педретти. Это она раскачивала столик.
Она была не прочь пооткровенничать. Столик дергался и дрожал.
Муж женщины-медиума перевел.
- "Обрученные"? Нет, я их не читала.
- Разве вас не заставляли в школе изучать этот роман?
- Потому-то я его и не стала читать.
- Но разве не вы одолжили тетрадь сочинений вашему племяннику по имени Дамиано или Теофрасто?
- Его звали не совсем Теофрасто, скорее Габриэлло.
- Так это вы писали сочинения?
- Боже меня упаси! Тетрадку я получила в наследство от моей бедной бабушки.
- А, понятно! Значит, их писала ваша бабушка?!
- Вовсе нет! Тетрадь ей самой подарили.
- Кто, черт возьми!
- Один гарибальдиец, невестой которого была моя бабушка, прежде чем вышла замуж за моего дедушку. Бабушка говорила, что он был красивый парень. Но дедушка был еще красивее, и потом у него был обувной магазин... Поэтому она вышла замуж за него, а не за гарибальдийца.
Мистер Каппа не ожидал столь подробного рассказа, но терпеливо дослушал до конца. Он сказал женщине-медиуму:
- Спросите у синьорины Анджелины, нельзя ли отыскать этого гарибальдийца и привести сюда в качестве свидетеля.
- Попробую, - ответила синьорина Анджелина - Но это потребует времени. Нас тут много, да и все перемешались... Дайте мне хотя бы пять минут.
Мистер Каппа и медиум закурили вдвоем одну сигарету. Не успели они ее докурить, как медиум снова впала в транс и забормотала:
- Кто-то там есть, кто-то там есть...
- Синьорина Анджелина, это вы? - спросил мистер Каппа.
- Нет, - ответил густой баритон.
- Чудеса! - воскликнул муж женщины-медиума. - Даже столик больше не нужен. Духи говорят сами.
- Ты гарибальдиец? - спросила медиум.
- Я личный секретарь сенатора Алессандро Мандзони, - ответил баритональный голос.
- Бессмертного создателя "Обрученных"! - воскликнул мистер Каппа, уронив от волнения пепел на свой жилет.
- Чудеса, - сказал муж женщины-медиума. - Оказывается, он был сенатором!
- Его превосходительство поручил мне передать, что сочинения он написал собственноручно, чтобы помочь племяннику своей жены, который был не в ладах с преподавателем литературы, - доверительно сообщил дух секретаря.
- Следовательно, тайная тетрадь, которую гарибальдиец подарил бабушке синьорины Анджелины и которая затем попала к синьорине Де Паолоттис, не что иное, как бесценный автограф самого Мандзони? - с присущей ему остротой мышления заключил мистер Каппа.
- Ничуть, - ответил личный секретарь писателя. - Речь идет об обыкновенной копии. Его превосходительство велел племяннику жены сделать двенадцать копий, а сам оригинал сжечь. Племянник подарил двенадцать копий сочинений своим лучшим друзьям, каждый из которых, согласно воле дона Алессандро Мандзони, сделал еще двенадцать копий. И так далее.
- Чудеса! - воскликнул муж женщины-медиума. - Значит, это синьор Мандзони изобрел непрерывную цепочку!
Мистер Каппа погрузился в долгое раздумье, после чего спросил:
- Если я не ошибаюсь, сейчас в Италии имеется по меньшей мере шестьдесят две тысячи восемьсот двадцать девять копий знаменитой тетради?
- Совершенно точно, - подтвердил дух личного секретаря. - Но все это должно остаться тайной. Ни слова школьному начальству и журналистам! Таково повеление Алессандро Мандзони. Понятно?.. Тогда я удаляюсь.
Мистер Каппа бессильно опустился на пол. Техническая сторона дела выяснена. Но факты оказались куда более серьезными, чем можно было предположить по анонимному письму, и затрагивали интересы куда более важных лиц, чем ученица Де Паодоттис.
В душе мистера Каппа вели смертельную борьбу два противоположных чувства чувство профессиональной чести и чувство долга.
В первом случае он должен был рассказать правду клиенту, которым платит деньги за расследование. Во втором - он обязан был исполнить волю Писателя, который требовал хранить гробовое молчанке. От столь тяжких переживании у него голова закружилась. И начались такие боли, что даже буйвол от них обезумел бы. Но мистер Каппа проглотил подряд две таблетки аспирина, и головная боль прошла.
Он расплатился с женщиной-медиумом и полетел в Бергамо, чтобы жениться на Роберте. Отвез ее на личном матримониальном самолете в Рим и примчался в свою контору за три минуты до назначенной заранее встречи с синьором Феррини.
В течение ста двадцати секунд ожидания он беспрестанно задавал себе один и тот же вопрос:
1 2
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...