ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И тем не менее он совершил ужасный проступок, и теперь, когда
животное оказалось на свободе, его ужас удвоился. Ведь вполне вероятно,
что бесчисленное потомство сбежавшего пуудли способно истребить весь
людской род или по крайней мере сделать Землю непригодной для ее
обитателей. Злая воля и клыки зверя превратят Землю с ее многомиллионным
населением в поле сражения. Пуудли будут убивать не потому, что голодны
или кровожадны. Просто они твердо убеждены, что не могут чувствовать себя
в безопасности до тех пор, пока на Земле есть хоть какая-нибудь жизнь. Они
будут драться за свою жизнь, как загнанная в угол крыса... Разница лишь в
том, что в угол их загнало собственное воображение.
Пока отряды добровольцев станут разыскивать пуудли, те успеют
разбежаться во все стороны, будут остерегаться всего - ловушек, яда и
пуль. Их будет становиться все больше и больше, потому что каждый из них
ускорит почкование и на место убитого зверя встанут десятки и сотни новых
пуудли.
Джеймс осторожно подошел к краю рва и спрыгнул на грязное дно. После
смерти чудовища воду из рва спустили, но дно еще не вычистили. Должно
быть, слишком много другой работы, подумал Джеймс.
Он медленно продвигался по дну. Под ногами хлюпала жидкая грязь.
Наконец ему удалось добраться до скалистого выступа, ведущего на островок.
Джеймс остановился на мгновение, ухватившись руками за мокрые камни,
и прислушался, задержав дыхание, боясь нарушить тишину. Животное перестало
выть. Наступило гробовое молчание. По крайней мере так ему показалось
сначала. Но вскоре он стал различать шорох насекомых в кустах и в траве,
шелест листьев на деревьях по ту сторону рва и далекий нестройный гул
спящего городка.
Сейчас впервые ему стало по-настоящему страшно. Опасными казались и
обманчивое молчание, и грязь под ногами, и скалистые глыбы, вздымающиеся
над рвом.
Пуудли опасен не только тем, что он ловок и силен. Он умен. Насколько
умен, Джеймс точно не знал. Ему было известно, что зверь умеет рассуждать
и способен строить планы.
Он разговаривает, правда не как человек... Но, может быть, даже
лучше, чем человек. Он объясняется не только с помощью слов... Он
гипнотизирует свои жертвы, завораживает грезами и видениями и затем
перегрызает им горло. Он может усыпить человека, парализовать его
способность к действию. Пуудли способен довести человека до безумия,
внушив ему одну лишь мысль, столь необычную и мерзкую, что она помрачит
сознание человека, лишит его волю упругости, как сломанную пружину.
Зверь должен был бы дать приплод уже давно, но он откладывал
почкование до дня побега. Только теперь Джеймс понял, что пуудли решил
отомстить Земле, подчинить ее своей власти. Он предусмотрел все, каждую
мелочь и не станет церемониться с теми, кто попытается ему помешать.
Джеймс опустил руку и нащупал револьвер. Он невольно стиснул зубы и
неожиданно ощутил в себе легкость и силу, которых ему недоставало раньше.
Он начал карабкаться вверх по скале, осторожно цепляясь за выступы, затаив
дыхание, прильнув к камню. Быстро, ловко и бесшумно. Ведь он должен
взобраться раньше, чем пуудли заметит его приближение.
Сейчас пуудли ослабил внимание. Он поглощен одним воспроизведением
потомства, которому предстоит начать жестокую, беспощадную войну, в
результате которой чужая планета станет безопасной только для пуудли.
Конечно, если он здесь.
Рука Джеймса нащупала траву, и пальцы впились в землю. Он подтянулся,
преодолев последние футы.
Лежа на невысоком бугорке, Джеймс напряженно прислушивался к
малейшему шороху. Он внимательно вглядывался в каждую пядь земли.
Кромешная темнота, заполнявшая ров, кончилась. Теперь слабый свет фонарей
на дорожках зоопарка освещал и островок. Следовало особенно опасаться
темных уголков.
Медленно, дюйм за дюймом, Джеймс продвигался вперед, напряженно
вглядываясь в темноту, прежде чем двинуться дальше. Он прислушивался к
каждому шороху, присматривался к любому подозрительному выступу или
бугорку, не похожему на камень, куст или даже на траву, и крепко сжимал
револьвер. Джеймс готов был спустить курок в любое мгновение.
Минуты тянулись как часы. Глаза болели от напряжения. Легкость,
которую он до сих пор ощущал, покинула его; осталась одна решимость,
натянутая, как тетива лука. Предчувствие неудачи постепенно овладело им, а
вслед за тем пришло ясное представление о том, что может означать
поражение не только для всего человечества, но и для престижа гордого
Хендерсона Джеймса. Теперь, реально столкнувшись с возможностью неудачи,
он стал обдумывать план действий на случай, если пуудли не окажется в
зоопарке и его не удастся уничтожить.
Придется уведомить власти, поднять на ноги полицию, просить газеты и
радио известить население об опасности. Он сам окажется в положении
человека, из тщеславия и гордыни поставившего под угрозу существование
людей на их планете.
Ему, конечно, не поверят, поднимут на смех и будут смеяться до тех
пор, пока смех не захлебнется в крови. Джеймс покрылся испариной при одной
мысли о том, что произойдет с этим городом, да и со всем миром, прежде чем
люди узнают правду.

Пуудли стоял прямо перед Джеймсом, не более чем в шести футах: он
поднялся со своего ложа у куста. Джеймс вскинул револьвер, прижав палец к
курку.
"Подожди, - стал внушать ему пуудли. - Я пойду с тобой".
Но Джеймс уже спустил курок, и револьвер дрогнул у него в руке. В ту
же секунду его захлестнула волна ужаса. Мгновенно перед ним возникло и
исчезло страшное видение, способное свести с ума своей непристойностью.
"Слишком поздно, - сказал он пуудли. - С этого надо было начать. Ты
потерял драгоценное время. Воспользуйся ты этим раньше, я был бы твой".
"Все вышло очень просто, - сказал себе Джеймс. - Гораздо проще, чем я
предполагал. Пуудли мертв или умирает. Земля, с миллионами ее ничего не
подозревающих обитателей, спасена. А главное, спасен я сам, Хендерсон
Джеймс... спасен от унижения, от позора". Чувство облегчения охватило
Джеймса. Он испытывал легкую усталость, спокойствие и слабость.
"Дурак, - невнятно бормотал умирающий пуудли, - дурак, получеловек,
двойник..."
Смерть оборвала его слова. Джеймс видел, как жизнь покинула пуудли,
как тело его стало бездыханным.
Джеймс медленно поднялся на ноги. Ему показалось, что он теряет
рассудок. В первый момент Джеймс пробовал объяснить это чувством страха,
который хотел внушить ему умирающий пуудли.
Пуудли пытался одурачить его. Увидев оружие, зверь попробовал сбить
Джеймса с толку. Пуудли необходимо было выиграть время, чтобы внушить
своему убийце сводящую с ума мысль, лишь на мгновение возникшую в его
сознании. Если бы Джеймс заколебался хоть на одну секунду, он сам был бы
теперь мертв. Если бы он помедлил хоть одно мгновение, было бы уже поздно.
Пуудли должен был знать, что Джеймс станет разыскивать его именно
здесь, в зоопарке, но зверь, видимо, так глубоко презирал человека, что
все же пришел сюда. Он даже не дал себе труда выследить своего убийцу, не
подкрался к нему первым, дождался, пока тот едва не наткнулся на него.
Очень странно. Ведь благодаря своим мистическим способностям пуудли
должен был знать о каждом шаге Джеймса. После своего побега зверь
наверняка непрерывно следил за всеми его поступками и мыслями. Джеймс знал
об этой способности пуудли... Но почему же эта мысль только сейчас пришла
ему в голову?
"Что со мной? - подумал он. - Здесь что-то не так. Я должен был
знать, что не застигну пуудли врасплох, и все же я забыл об этом. А
главное, я действительно застал его врасплох. Ведь иначе он без труда
прикончил бы меня после того, как я выбрался из рва".
"Дурак, - сказал пуудли. - Дурак, получеловек, двойник..."
Двойник!
Он ощутил, как сила, уверенность и твердое убеждение в том, что он,
Хендерсон Джеймс, человек, начинают покидать его.
Будто кто-то оборвал нитку и он, как беспомощная марионетка,
растянулся на сцене.
Значит, вот почему Джеймсу удалось застигнуть пуудли врасплох!
Существуют два Хендерсона Джеймса. Пуудли поддерживал связь с одним
из них, настоящим, подлинным Хендерсоном Джеймсом. Зверь следил за каждым
его шагом и понимал, что с его стороны ему ничто не угрожает. Пуудли не
подозревал о существовании второго Хендерсона Джеймса, подкравшегося к
нему в темноте.
Хендерсон Джеймс - двойник!
Хендерсон Джеймс, созданный лишь на время!
Хендерсон Джеймс живет сегодня и умрет завтра. Ведь его наверняка
убьют. Подлинный Хендерсон Джеймс не позволит ему продолжать свое
существование, а даже если бы он и не возражал, другие не допустят этого.
Двойников изготовляют лишь на очень короткое время, в случае особой
необходимости, и известно, что их уничтожают, едва только они выполнят
свое дело.
Уничтожают... Да, именно так. Убирают с дороги. С глаз долой. Убивают
безжалостно, как цыплят.
Он прошел вперед, опустился на одно колено перед пуудли и в темноте
провел рукой по телу зверя. Оно было покрыто бугорками, набухшими почками.
Им уже не суждено раскрыться и выкинуть выводок отвратительных детенышей.
Джеймс встал.
Дело сделано. Пуудли убит, убит до того, как он произвел на свет свое
ужасное потомство.
Дело сделано, и он может идти домой.
Домой? Конечно, это ему и внушили. Они ждут, что он так и сделает.
Пойдет домой, вернется на Саммит-авеню, где его караулят палачи.
Добровольно и с легким сердцем пойдет навстречу смерти.
Дело сделано, и он больше не нужен. Его создали для выполнения
определенного задания, и теперь оно завершено. Час назад он играл важную
роль в планах людей, а сейчас в нем больше не нуждаются. Он лишний, он -
помеха. Его устранят спокойно, без шума и даже с удовольствием. Ведь все
сошло так благополучно!
Но постой, сказал он себе, Может быть, ты вовсе не двойник? Ты же не
чувствуешь себя двойником!
Ну, конечно! Он чувствует себя Хендерсоном Джеймсом. Он живет на
Саммит-авеню. Он незаконно держал на Земле животное, называемое пуудли,
чтобы наблюдать его, разговаривать с ним, проверить ряд функций его
инопланетного организма, попытаться определить уровень его умственного
развития, границы, глубину и степень его отличия от человека. Нет
сомнений, он совершил глупость. Но в свое время все это казалось важным по
многим причинам.
"Я человек, - подумал он, - и это неопровержимый факт. Но ведь это
ничего не меняет. Хендерсон Джеймс - человек, и его двойник должен быть
таким же человеком. Потому что двойник ни в чем существенном не отличается
от человека, по образу и подобию которого он изготовлен.
Ни в чем существенном, кроме кое-каких мелочей. Как ни велико
сходство с образцом, какой бы совершенной ни была копия, двойник все-таки
другой человек. Он способен мыслить и приобретать знания. И через
некоторое время он полностью уподобится своему прототипу... Но для этого
необходимо время. Время, чтобы полностью разобраться в себе, время, чтобы
освоить знания и опыт, заложенные в его сознании, и установить правильное
соотношение между ними. Сначала он будет двигаться ощупью и искать, пока
не натолкнется на знакомые предметы.
1 2 3 4
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...