ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV


32
Мария Семенова: «Право н
а поединок»


Мария Семенова
Право на поединок

Волкодав Ц 2



Kimrum

Аннотация

Роман «Волкодав. Право на поед
инок» является продолжением ставшего национальным бестселлером «Волк
одава». Вновь опасные приключения ждут последнего воина из рода Серого П
са, того, кто своим мужеством и благородством завоевал право на поединок
со Злом.

Мария Семенова
Право на поединок


Ты Ц все за книгой, в чистом и
высоком,
А я привык тереться меж людьми.
Тебя тревожат глупость и жестокость,
А яЦ мне что! Меня поди пройми.

Различье наше Ц в чем-то сам
ом главном.
Я хмур и зол. Ты Ц светоч доброты.
Тебе не стать, как я, а мне подавно,
Мой славный друг, не сделаться, как ты.

Твою ученость превзойдут ед
ва ли,
А дело к драке Ц тут меня держись.
И может статься, боги не дремали,
Таких несхожих выпуская в жизнь?..


АВТОР СЕРДЕЧНО БЛАГОДАРИТ:


Cвоих родителей, имевших терпение все это выслушивать, а также: фантаста П
авла Вячеславовича Молитвина, парамедика Павла Львовича Калмыкова, сэн
сэя Владимира Тагировича Тагирова, и всех своих товарищей по татами: мас
тера Вадима Вадимовича Шлахтера, бывалого человека «Медведя», инженера
по компьютерам Хокана Норелиуса (Швеция), за ценнейшие соображения и бес
корыстную помощь!

1. Бортник и его сын

Догорел закат, и полная луна облила лес зеленоватым мертвенным серебром
. Бледный свет скользил по пушистым еловым ветвям, окутывал мерцающей ды
мкой круглые холмы предгорий и сообщал чеканную ясность далеким вершин
ам Засечного кряжа. Вдоль говорливой протоки, в которой полоскала белые
кисти только что расцветшая черемуха, шагали, направляясь в сторону гор,
двое путешественников. Один был стройный молодой аррант с красивой шапк
ой тугих золотистых кудрей и тонкими, изысканными чертами лица. Такие ли
ца нередки в знатных коренных семьях Аррантиады. Он и одет был, по обычаю с
воей страны, в льняную рубашку, плащ и сандалии. Юноша улыбался, с видимым
удовольствием вдыхая ночной холодок. Так смотрит вперед человек веселы
й и смелый. Будь кругом посветлее, на пальцах у него обнаружились бы следы
чернил.
Второй мужчина был на полголовы выше арранта и заметно шире в плечах. В от
личие от спутника, он не был похож на точеную старинную статую, зато двига
лся, по давней привычке, совершенно бесшумно. Он шагал босиком, неся на пле
че мягкие кожаные сапоги, связанные тесемками. Лунный свет метил резкой
тенью длинный шрам на левой щеке. Шрам тянулся от века до челюсти, пропада
я нижним концом в короткой густой бороде. И смотрел этот человек вперед с
овсем не так, как аррант. В светлых глазах не было ни улыбки, ни предвкушен
ия. Он привык рассчитывать на худшее и ждать любых пакостей от судьбы. И су
дьба ни в коем случае не могла бы похвастаться, что он эти ее пакости безро
потно принимал.
Ц Скоро придем, Ц сообщил он своему спутнику. Сам он .был из племени венн
ов, но по-аррантски изъяснялся без акцента, со столичным изысканным выго
вором; учитель в свое время попался уж больно хороший. Кудрявый парень об
ернулся на ходу, вопросительно посмотрел на него, и венн пояснил: Ц Дымом
пахнет.
Аррант потянул носом и ничего не почувствовал, но на всякий случай кивну
л. Говорит Ц пахнет, значит, действительно пахнет. Сейчас еще скажет, что
там варят на ужин. Аррант был гораздо образованней и ученей своего сотов
арища, но некоторые поступки и качества венна трудно было изменить убоги
ми человеческими мерками. Например, его нюх. Или способность видеть в тем
ноте почти так же хорошо, как днем. Когда приличные люди не могли различит
ь ни зги, он способен был собирать иголки, раскиданные в траве. Хватало и и
ных странностей. У венна даже не было порядочного человеческого имени, т
олько прозвище: Волкодав. Оно, впрочем, удивительно ему подходило. И он одн
ажды обмолвился, будто предок его рода в самом деле был Псом-оборотнем, сп
асшим Праматерь племени от лютых волков… Молодой ученый про себя полага
л подобные россказни чепухой, досужими выдумками варварского племени. Н
о бывали моменты, когда…
А впрочем, по большому-то счету, какое это все имело значение? Да никакого.

Венн шел следом за аррантом, в трех шагах, и не без некоторого раздражения
думал о том, что они еще недостаточно удалились от Врат. А значит, непремен
ное желание Эвриха провести эту ночь под жилой крышей было, мягко говоря,
порядочной придурью. Пару лет назад Волкодав успелЦ таки с избытком нас
ледить в здешних местах. И вовсе не рвался зря мозолить глаза.
Эврих честно объяснил ему причину своего желания. Всякий раз, проходя Вр
атами в этот мир, он до урчания в животе боялся самой первой встречи с его
обитателями. Ну, а от того, чего боишься, следует либо по возможности бегат
ь Ц в чем немного достоинства, да и получается не всегда, Ц либо набрать
ся смелости и шагнуть навстречу, а там будь что будет. Так он и теперь хоте
л поступить, и в этом Волкодав был с ним совершенно согласен. Другое дело,
мог бы грамотей обождать с утверждением духа и до той стороны перевалов.
Где некому будет узнать одиноких странников, озлиться и устроить погоню
… Так нет же, вздумалось доказывать свою храбрость прямо сейчас. До дела д
ойдет Ц кому, спрашивается, отдуваться придется?..
Волкодав ворчал про себя, шагая вперед, но вслух не говорил ничего. Милосе
рдные Боги привесили ему язык не тем концом, который требовался для крас
норечия. Дешевле будет не связываться и заглянуть-таки на дымивший побл
изости двор. Не сплошь же разбойники здесь живут. Хотя и не подарок, конечн
о, Ц сегваны. Давние переселенцы, выжитые со своих северных островов наш
ествием Ледяных Великанов. Эти Великаны жили и разрастались в горных дол
инах. Временами они высовывали оттуда грязноЦ белые пятки и сталкивали
с земли все, что попадалось: дом Ц так дом, огород Ц значит, огород. Оттого
островные сегваны уже не первое поколение семьями переправлялись на ма
терик. Иногда они забывали, что едут не на дикое место. О том, чем в таких слу
чаях порою кончалось дело, Волкодав вспоминать не любил. Потому что тогд
а у него начинали чесаться шрамы от кандалов на шее и на запястьях и хотел
ось, как когда-то, задушить первого попавшегося под руку сегвана. А это бы
ло плохо и недостойно потомка Серого Пса.
Еще Волкодав видел, что хозяин близкого уже двора был бортником. Венну не
сколько раз попадались на глаза дуплистые липы, отмеченные особым знаме
нем: тремя вертикальными полосами, перечеркнутыми косым крестом. Волкод
ав про себя отметил, что человек, наносивший знамена, чтил Правду лесную и
не обижал доброе дерево, приютившее медоносный рой. Бортник не ранил кор
ы, чертил знаки как подобало, кистью и краской. Может, и вправду с ним можно
дело иметь…
Потом мужчины вышли на обширную поляну, и венн поблагодарил Лешего за тр
опинку. Воистину жаль было бы топтать спящие цветы, покрывавшие поляну о
т края до края. В северном конце виднелись ульи, сплетенные, как было приня
то у сегванов, из толстого соломенного жгута.
Скоро между деревьями показался и двор, обнесенный высоким, крепким забо
ром. По ту сторону забора сейчас же в несколько голосов залились псы.
Бортник Бранох с чадами и домочадцами собирались уже ложиться спать, ког
да снаружи встрепенулись собаки. Люди в предгорьях, бывало, шатались вся
кие, а потому в дополнение к охотничьим лайкам Бранох год назад привез с г
алирадского торга суку и кобеля знаменитой сольвеннской породы. Это был
и поджарые, остроухие, зубастые псы, исходящие бешеной злобой при малейш
ем признаке чужаков. И чуть не от рождения знающие, как поступать, если зам
ахиваются ножом.
К прочной дощатой калитке извне было приделано кованое кольцо. Пока Бран
ох переглядывался с сыновьями, за это кольцо взялась решительная рука и
громко постучала в гулкие доски. Делать нечего, мужчины вооружились копь
ями и пошли разбираться.
Сольвеннские сторожа неистово хрипели в ошейниках и поднимались на зад
ние лапы, натягивая цепи. Лайки вертелись и гавкали перед калиткой, но за з
абор не совались.
Ц Кто там? Ц не слишком ласково осведомился Бранох, раздвигая сапогами
пушистые собачьи бока. Ц Кого Хегг среди ночи по лесу носит?..
Ц Пусти до утра, добрый хозяин! Ц долетел снаружи звонкий молодой голос
. Ц Мы мирные странники, людям никаких обид не чиним!
Бранох недовольно нахмурился. Ему не нравилась явная молодость говорив
шего. Да и в мирные намерения стоявших по ту сторону тына он, Хегг проглоти
, не больно-то верил. То есть, лучше сказать, не верил совсем.
Ц Идите-ка вы своей дорогой, перехожие люди, Ц посоветовал он незваным
гостям. Ц А то как бы у меня злые собаки привязь не оборвали.
Двух ночей еще не минуло с той поры, как такие же ночные пришельцы пожалов
али к кострам пастухов, присматривавших за скотиной богатого соседа, сыр
одела. Сыр, сметану и знатное масло соседа уважали в стольном Галираде, не
брезговал отведать и сам кнес, Глузд Несмеянович. Однако пришельцы никак
ого вежества не понимали. Нахально водворились к огню и потребовали, что
бы работники сейчас же зарезали им на ужин корову. Да не какую-нибудь стар
ую и жилистую, а молодую, нежную и жирную. Висельников было числом семеро,
пастухов больше, и пастухи затеяли было дать отпор. Однако нарвались на о
тъявленных вояк, наемников, зарабатывавших на жизнь беспощадным умение
м драться… В общем, кончилось дело выбитыми зубами и сломанными ребрами.
Благодарение Храмну хоть за то, что никого не убили. Зато, словно в насмешк
у, прирезали самую лучшую молочную корову соседа, от которой добрый сыро
дел думал в этом году дождаться еще и теленочка. Остальных коров, разбежа
вшихся по лесу, пастухи и нынче еще собрали не всех. Бортник тихо подозрев
ал, что сосед, горько плакавший над искромсанной тушей любимицы, предпоч
ел бы похоронить вместо нее одного-двух разинь, не сумевших отстоять хоз
яйского стада. У самого Браноха работников не было, только сыновья, невес
тки да внуки. Пустишь чужаков в дом, ведь не оберешься беды. А не пустишь Ц
как разойдутся еще ульи-то поджигать… Нет, надо гнать сразу и так, чтобы о
братную дорогу забыли. Тем более что младший сынишка, Асгвайр, уже приник
острым молодым глазом к нарочно пробуравленному отверстию и обнадежил:

Ц Их там, батюшка, всего-то двое и есть. Бранох отстранил меньшого и посмо
трел сам. Если бы перед калиткой переминалось двое беззащитных горбатых
калек, почтенного сегвана, вероятно, уколола бы совесть. Но на вытоптанно
й плеши стояли два крепких плечистых парня, по виду Ц сами кого хочешь со
жрут. Особенно не понравился Браноху тот, что был повыше. У него, ко всему п
рочему, еще и серебрился над правым плечом безошибочно узнаваемый черен
меча, и бортник понял: Хегг вывел к его подворью отставших приятелей тех с
емерых.
Ц Спускай Волчка! Ц велел он младшему сыну.
Ошейник лютого кобеля был пристегнут к цепи особым хитрым устройством, з
а которое Бранох заплатил мастеру кузнецу два горшка лучшего цветочног
о меда. Как ни рвись пес, защелка держала надежно. Зато спустить мохнатого
зверя легко могла даже маленькая внучка, не говоря уж про семнадцатилетн
его сына. Не надо возиться, расстегивать непослушную пряжку. Надави двум
я пальцами Ц и пес полетел…
…И пес полетел. Бурой молнией через двор, оставив свирепую подругу бесит
ься и подвывать на цепи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...