ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



«Журнал "Если"»: 2006
Уолтер Йон Уильямс
Вложение капитала

Машина мчалась на юг сквозь сумерки субтропиков. Рио-Хондо извивалась справа от дороги, то исчезая, то вновь напоминая о себе серебристым мерцанием. Пока путь лейтенанта Северина пролегал по шоссе, взятая напрокат машина, которая ориентировалась на Ларедо куда лучше его самого, трудилась и за штурмана, и за водителя. Северину же оставалось лишь отдыхать да глазеть в окно - на увитые лианами стволы кавел-ловых деревьев, ярких тропических птиц да изредка проносящиеся по реке корабли на воздушной подушке, которые с тяжелым, басовитым гулом несли свои грузы на юг, в порт Пунта-Пьед-ра. В небе по обеим сторонам от гигантской сверкающей дуги Кольца ускорения уже мерцали первые звезды. Вскоре серебро реки превратилось в пурпур в лучах закатного солнца.
Покидая шоссе, автопилот несколько раз тревожно пискнул, и Северин взялся за руль. Проехав сквозь туннель, он очутился на дороге, обрамленной роскошными дубами. Их черные сплетенные сучья походили на лапы фантастических зверей. Над дорогой возвышались полукружья изящных декоративных ворот - сплошь образцы чугунолитейного искусства, испещренные завитками, пиками и геральдическими знаками. В центре каждой арки был подвешен фонарик в форме капли, бросавший на дорогу неяркий свет. Вскоре в конце дубовой аллеи показался просторный, сияющий огнями дом - два этажа, окруженные верандами, ржаво-рыжего цвета с белыми украшениями.
По верандам и просторным лужайкам прогуливались люди. Все были в вечерних туалетах, и Северину оставалось только надеяться, что его форма достаточно хорошо сшита, чтобы он не слишком выделялся на общем фоне. По его предположениям, практически все гости здесь были представителями местной элиты, то есть пэрами - этим титулом победители Шаа награждали особо отличившихся представителей человечества и прочих побежденных рас.
Северин не принадлежал к этому классу от рождения, однако был близок к тому, чтобы пополнить его ряды. В начале войны он был уоррант-офицером Службы разведки - при других обстоятельствах о большем простолюдин не мог и мечтать. К концу войны он дослужился до лейтенанта и теперь оказался среди людей того класса, который всегда представлялся ему столь же недосягаемым, как сверкающее в вышине Кольцо ускорения.
Он припарковался перед домом и, когда дверца машины втянулась в крышу, выбрался из автомобиля. В воздухе запах табачного дыма волнующе мешался с ароматами тропиков. Двое слуг - мужчина-землянин и женщина, уроженка Тормины - засеменили ему навстречу. Привычные к ночи глаза торминянки скрывались за темными очками.
- Лейтенант Северин? - спросила она, тщательно выговаривая слова клыкастым ртом.
- Он самый.
- Добро пожаловать в Рио-Хондо, милорд.
Северин не был лордом, однако так по традиции обращались к офицерам, которые в большинстве своем носили титул пэров, и Северин успел к этому привыкнуть.
- Благодарю, - ответил он и двинулся было к дому, но тут же остановился в нерешительности. - А мой багаж?
- Блист о нем позаботится, мой господин. А я пригляжу за вашей машиной. Прошу вас, проходите в дом. Или, быть может, желаете, чтобы о вас доложили?
Вообразив удивленно-неловкое молчание, которое последовало бы за докладом о прибытии его скромной персоны, Северин усмехнулся:
- Спасибо, не стоит.
Затем одернул синий мундир и по мощенной кирпичом дорожке направился к лестнице парадного входа. «Пожалуй, - подумал он запоздало, - стоило взять с собой ординарца». Однако за годы военной службы Северин так привык заботиться о себе сам, что никогда не нагружал слугу тем количеством работы, которое хотя бы оправдывало существование последнего. Вот и теперь, вместо того чтобы взять ординарца в Рио-Хондо, Северин отпустил его в увольнительную. Он и сам пока в состоянии отгладить форму и начистить ботинки - впрочем, его слуге и без того нечасто приходилось этим заниматься.
Каблуки Северина звонко цокнули по плиткам астероидного камня, которыми была выложена веранда. От группы гостей тут же отделилась мужская фигура и направилась к нему. Северин не сразу узнал в этом человеке хозяина дома, поскольку никогда прежде не встречался с капитаном Гаретом Мартинесом лично.
- Лейтенант Северин, не так ли?
- Так точно, господин капитан.
Мартинес широко улыбнулся и протянул Северину руку.
- Рад наконец-то с вами познакомиться!
Мартинес был мужчиной высоким и широкоплечим, с длинными руками и большими ладонями. У него были темные вьющиеся волосы и густые черные брови. На нем красовался изумрудно-зеленый флотский мундир с высшим имперским знаком отличия на воротничке - диском Золотой Орбиты.
Во время войны Северин и Мартинес не раз помогали друг другу. Северин подозревал даже, что именно Мартинесу он обязан получением офицерского чина. Они поддерживали хорошие отношения вот уже несколько лет - но исключительно посредством электронных средств связи.
Гарет Мартинес был сыном лорда Мартинеса, главного аристократа планеты Ларедо. Вернувшись на родину и узнав, что корабль Северина находится на ларедском Кольце, капитан пригласил его погостить в своем родовом гнезде.
- К сожалению, вы пропустили обед, - сказал хозяин дома. - Зато, к счастью, и все сопутствующие ему торжественные речи.
Мартинес говорил с сильным ларедским акцентом, и Северин подозревал, что в гостиных Верхнего Города на столичной планете Зан-шаа этот знак провинциального происхождения сослужил ему не лучшую службу.
- Жаль, что я пропустил вашу речь, господин капитан, - ответил Северин нейтральным тоном представителя среднего класса.
Мартинес тяжело вздохнул:
- Не переживайте, вам еще представится такая возможность. Я ведь всегда говорю одно и то же. - Он высоко вздернул подбородок и провозгласил напыщенно: - «Наша империя, управляемая по принципам Порядка, обеспечивает социальное устройство с неограниченными возможностями для каждого гражданина!» - Он взглянул на Северина и продолжил уже обычным тоном: - Надолго вы к нам?
- Думаю, примерно на месяц. «Искатель» должен отправиться вместе с «Титаном», а там еще не закончена погрузка антиводорода.
- И куда же вас посылают теперь?
- На Паркхерст, а может, и дальше. Судя по спектрограммам, там могут находиться два туннеля, вот их-то нам и предстоит разыскать.
Мартинеса, похоже, эта новость очень обрадовала.
- Что ж, удачи! - сказал он с воодушевлением. - Может, Ларедо из межзвездного тупика наконец-то превратится в центр торговли.
Для Службы разведки теперь настали хорошие времена. Изначально она была основана для поиска и стабилизации гипертуннелей, а также для обнаружения новых систем, планет и рас. Однако за последнее тысячелетие правления династии Шаа, когда Великие Повелители потеряли вкус к расширению границ империи, разведка пришла в упадок. Однако после того как последний представитель рода Шаа почил в бозе и началась война, Совет вновь обратился к политике экспансии. Первыми в списке колонизации значились Ши и Паркхерст - две планеты, до которых можно было добраться только через Ларедо. Их досконально исследовали еще несколько веков назад, но так и не колонизировали.
Чтобы справиться с поставленными задачами, разведке пришлось расширяться - а значит, появилось больше денег, новых кораблей и молодых офицеров, которыми мог бы командовать Северин. Служба в разведке теперь таила в себе возможности великих открытий и приключений, и Северин как офицер, заслуживший доброе имя во время войны, был в состоянии извлечь из этой ситуации максимум выгоды.
Из дома тем временем вышел человек с двумя полными стаканами в руках. Очень похожий на Мартинеса, он был одет в темно-красный мундир Совета лордов - комитета из шестисот членов, который управлял империей после исчезновения династии Шаа.
- Вот ты где, - сказал он, подавая стакан Мартинесу. Затем окинул взглядом Северина и, помедлив, предложил ему второй: - Виски с Дельты.
- Благодарю. - Северин взял посудину.
- Лейтенант Северин, - обратился к нему Мартинес, - позвольте представить вам моего старшего брата Роланда.
- Очень приятно, господин советник. - Северину пришлось жонглировать стаканом, чтобы пожать руку Роланда.
- Рад, что вы смогли приехать, - сказал тот. - Брат много говорил о вас. - Он обернулся к Мартинесу: - Кстати, ты не забыл, что вы с Терцей обещали лорду Мукерджи партию в тинго?
Мартинес скривился:
- Может, поищешь кого-нибудь другого?
- Ты - герой, - ответил Роланд. - А потому твои деньги лучше других. Потолковать о былых сражениях вы с господином Северином успеете и завтра, когда разъедутся особо важные гости.
- Вам придется меня извинить. - Мартинес виновато глянул на Северина. - Но здесь присутствуют люди, связанные с развитием Ши, и по законам гостеприимства я должен следить, чтобы они не скучали.
Поскольку под «развитием» Ши подразумевалась колонизация целой планеты, а «особые гости», видимо, за это платили, Северину оставалось только посочувствовать хозяину дома.
- Понимаю, - кивнул он.
Взгляд Роланда устремился куда-то за плечо лейтенанта.
- А вот и Терца.
Обернувшись, Северин увидел на лужайке небольшую компанию: элегантная черноволосая женщина в светлом платье шла, держа за руку мальчика лет трех, и с улыбкой беседовала с другой женщиной - блондинкой, что называется, в интересном положении.
- Кассильда прекрасно выглядит, - заметил Мартинес.
- Беременность ей к лицу, - согласился Роланд.
- Беременная и богатая жена… - промолвил Мартинес. - Что еще мужчине нужно для счастья?
Роланд улыбнулся.
- Покладистая жена, - пробормотал он еле слышно и пошел навстречу супруге, чтобы помочь ей подняться по ступеням. Мартинес приветствовал вторую женщину поцелуем.
Последовал обычный обмен любезностями. Брюнетка, госпожа Терца Чен, была наследницей высокородного клана Чен и женой Мартинеса. Мальчика звали Гарет Младший. Светловолосая женщина, госпожа Кассильда Жикова, хотя и не была наследницей, тем не менее принесла мужу весьма завидное состояние.
- Счастлив с вами познакомиться, - сказал Северин.
- Спасибо, что спасли жизнь моему мужу, - ответила Терца, обладательница стройной фигуры, сдержанного характера и прекрасных миндалевидных глаз. - Надеюсь, вы и дальше будете продолжать в том же духе.
Северин с улыбкой взглянул на Мартинеса:
- По-моему, он справится и без меня.
- Вы ужинали? - спросила Терца.
- Перекусил немного, пока спускался с орбиты.
- Но это же было так давно! - Взяв Северина под руку, женщина повела его к дверям. - Позвольте, я покажу вам буфет и кое с кем познакомлю. А потом… - Она обернулась к Мартинесу.
- Да-да, я помню, - сказал тот горестно. - Тинго с Мукерджи. Терца снова взглянула на Северина:
- А вы, случайно, не играете в тинго?
«Бедность, конечно, не порок, - подумал Северин, - но разорение еще никого не украшало».
- Нет, - ответил он вслух. - Боюсь, что нет.
Терца обеими руками сжала ладонь Мартинеса и опустила голову ему на плечо.
- Как хорошо, что мы сюда вернулись, - сказала она. - Знаешь, я ведь никогда не видела тебя с твоей семьей.
Он взглянул на нее:
- Теперь моя семья - это вы с Гаретом.
Почти всю беременность Терца провела здесь, на Ларедо, но без мужа: шла война, Совет лордов покинул столицу, а Мартинес сражался во Флоте. Позже, когда мятежников выбили с Заншаа и война подошла к концу, семейство воссоединилось в Верхнем Городе и некоторое время купалось в лучах славы и восторгах благодарного населения. Под патронажем клана Мартинесов началась колонизация Ши и Паркхерста. Тогда же Роланд вошел в состав Совета.
С тех пор прошло три года, и восторгов заметно поубавилось. Управление по контролю полетов, враждебно настроенное к Мартинесу, не поручало ему командования кораблем - да и вообще ничего не поручало. Терца же, напротив, жила весьма активной жизнью, совмещая работу в Министерстве права и власти с плотным графиком столичных развлечений - приемов, балов, концертов, выставок и бесконечной череды вечеринок. Таскаясь за супругой по светским раутам, Мартинес все острее ощущал собственную никчемность.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...