ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Рассказы –

Бертрам Чандлер
Человек, который плавал по небу

Им чертовски повезло, в который раз говорила Соня. Им повезло — что корабль Федеральной Исследовательской и Контрольной Службы «Звездный Первопроходец» совершил посадку в Порт-Стелларе, на Аквариусе. Но если бы обстоятельства сложились иначе, и они не вернулись бы в Миры Приграничья, ее муж мог воспользоваться возможностью и стать полноправным гражданином Аквариуса. На большинстве планет к искусству мореплавания относятся как религии — со всеми вытекающими. Поэтому Джон Граймс, Мастер Астронавтики, Коммодор запаса Флота Миров Пограничья, Почетный Адмирал Аусифалианского флота и, наконец, Мастер Мореплавания, посвятил всего себя своей новой работе. В течение нескольких месяцев он плавал на акварианском торговом судне. Хотя его настоящая работа состояла в поиске причин быстрого увеличения числа несчастных случаев на море, Граймс доказал, что на своем корабле он не только числится, но и является капитаном. Он выстаивал полувахты и мог по праву гордиться своим мастерством штурмана и навигатора и умением блестяще управлять кораблем.
— Будь я неладен, — ворчал он, обращаясь к Соне, — если наши лорды и господа не захотят, чтобы мы вернулись, и не вышлют за нами корабль. Я знаю, «Антилопа Приграничья» в ближайшие недель шесть не появится — расписание есть расписание. Но если нашему адмиралу взбредет в голову повысить боеспособность флота, и начнутся очередные большие маневры? Адмирал непременно пришлет корвет…
— Ты не самая важная спица в колеснице, Джон.
— Конечно, нет. Я всего лишь Коммодор запаса Флота Миров Пограничья. Всего лишь начальник космической службы Приграничья… Ну что ж, замечательно. Если им я не нужен, пусть ищут других.
— Что ты имеешь в виду? — спросила она резко.
— Том говорил мне, что мой Сертификат Соответствия Мастера Мореплавания и Сертификаты Свободного Пилотирования действительны пожизненно. И что «Виннек Лайн» предлагает мне новую должность, как я и просил. Только с одним условием.
— Какое условие?
— Мы должны подать документы на гражданство.
— Нет, — сказала она. — Нет, нет и еще раз нет.
— Почему нет, моя дорогая?
— Потому что в этом мире тебе ничего хорошего не светит. Я всегда была не самого лучшего мнения о Мирах Приграничья, но ради твоей пользы могу закрыть на это глаза. Тем более за последние несколько лет.они сделали огромный шаг вперед. Но Аквариус… Назад в двадцатый век!
— Вот это мне и нравится.
— Тебе — возможно. Не пойми меня неправильно. Мне очень понравилось наше путешествие на «Соне Виннек» — но это более чем развлечение во время отпуска…
— Оригинальный способ проводить отпуск.
— Тебе понравилось. Но пройдет немного времени, и ты обнаружишь, что капитану коммерческого судна живется гораздо скучнее, чем космолетчику. Ты хочешь провести остаток своей жизни на поверхности одной планеты?
— Но в море получаешь более разнообразные впечатления, чем в космосе…
Прежде чем она успела ответить, раздался стук в дверь.
— Войдите! — крикнул Граймс.
Капитан Торнтон, Начальник Портов, вошел в каюту и вопросительно посмотрел на своих гостей.
— Я прервал вашу беседу? — спросил он.
— Да, Том, — сказала Соня. — Но можете присоединиться к нашей дискуссии… даже если вдвоем объединитесь против меня. Джон предлагает поселиться на Аквариусе, чтобы сделать карьеру мореплавателя.
— Могло быть и хуже, — пожал плечами Торнтон.
Соня посмотрела на двоих мужчин: высокого, худого, седовласого капитана, и на своего мужа — крепкого, коренастого, чьи оттопыренные уши уже стали пунцовыми — а это вполне однозначно говорило о его настроении. Граймс смотрел на нее — и вдруг улыбнулся, неосторожно тонко и оценивающе. Как большинство рыжеволосых женщин, в гневе она была просто неотразима.
— Над чем смеешься, большая обезьяна? — осведомилась Соня.
— Над тобой.
Прежде чем она окончательно вышла из себя, Торнтон поспешил заговорить.
— Я принес новости, которые представляют для вас определенный интерес — для вас обоих. Мне сообщили, что федеральный корабль «Звездный Первопроходец» сел в порт Звездный. Насколько я помню, ты, Джон, работал в ФИКС, а Соня до сих пор поддерживает отношения с резервной комиссией. Так что, вполне возможно, вы встретите старых знакомых…
— Сомневаюсь, — проворчал Граймс. — В ФИКС работает так много народу… к тому же прошло много лет с тех пор, как я ушел.
— С тех пор как тебя попросили уйти, — поправила Соня.
— Ты тогда еще под стол пешком ходила. И не думаю, что тебя посвятили во все подробности этого дела. Правда, есть некоторая доля вероятности, что на корабле окажутся люди, которых знает Соня.
— Скоро мы все узнаем. Я вынужден устроить прием в честь Капитана и офицеров — и вы, конечно, тоже приглашены.
Граймс действительно не знал никого из офицеров «Звездного Первопроходца», но Соня была знакома с коммандером Джеймсом Фарреллом, капитаном этого судна. Насколько хорошо знакома? Глядя, как они оживленно болтают, Граймс почувствовал, что его охватывает ревность. Он прошествовал к бару, чтобы перехватить чего-нибудь покрепче и вернуть себе присутствие духа. Там его втянули в разговор два юных лейтенанта с «Первопроходца».
— Вы знаете, сэр, — сказал один из них, — о Вас в ФИКС уже ходят легенды…
— Действительно? — Граймс покраснел.
Другой молодой человек засмеялся. Граймс как раз переживал приступ самовлюбленности.
— Да, сэр. Знаете, как только кто-то проявляет неповиновение — попытку неповиновения, конечно, — его вызывают на ковер и… делают Граймсом*. Ну, испепеляют.
— Действительно? — голос коммодора стал ледяным.
Первый молодой человек поспешил исправить ситуацию.
— Но я слышал, что высшие офицеры, адмиралы и коммодоры говорили, что вам бы никогда не позволили уйти…
Это ничуть не успокоило Граймса.
— Позволить уйти?! Это был вопрос выбора, моего выбора. Кроме того…
И тут он увидел, что Соня с Командующим Фарреллом на буксире пробирается к нему через толпу. Она улыбалась. Она просто сияла. Граймс содрогнулся. Эта улыбка была ему слишком хорошо знакома.
— Джон, — сказала Соня, — у меня хорошая новость.
— Так поведай.
— Джимми сказал мне, что я получаю свободный доступ на его корабль.
— Ох.
— Я не закончила. С тех пор как ты ушел со службы, Устав ФИКС несколько изменился. Теперь супруги уполномоченных офицеров — даже офицеров запаса — также имеют право свободно путешествовать на кораблях ФИКС, если есть такая возможность. На «Звездном Первопроходце» весьма неплохие условия для размещения пассажиров. Более того, Джимми любезно свяжется с Порт-Форлорном после инспекции на Карлотти-станцию, что в этом секторе…
— Мы будем рады видеть Вас на борту, сэр, — вставил Фаррелл.
— Спасибо, — ответил Граймс. Он уже решил, что не станет слишком беспокоиться по поводу этого молодого коммандера. Коротко подстриженные волосы песочного цвета, носик как у мопса и лицемерные голубые глазки… Типичный космический бойскаут. Лицо ФИКС с рекламного плаката. — Спасибо, я думал об этом.
— Мы думали об этом, — поправила Соня.
— Конечно, не могу сказать, что будет безумно интересно, — сказал Фаррелл, сверкнув белыми зубами. — Но это будет приятное путешествие. Глебе, Парраматта, Вонг, Эсквел…
— Да, — согласился Граймс, — возможно.
Как и Аквариус, Глебе, Парраматта и Вонг были заново открытыми Потерянными Колониями, основанными пассажирами «глушилкок» Ново-Австралийской Эскадры. Эсквел населяла гуманоидная раса, которая, как и жители Гроллора, находилась в самом начале индустриальной эпохи. Граймс читал об этих мирах, но никогда не бывал там.
И тут в зал, в открытое окно ворвался резкий соленый запах моря, и громовой ропот волн, разбивающихся об утес далеко внизу.
Я могу подумать об этом. Но ровно настолько, насколько это нужно.
— Мы подумали об этом, — повела итог Соня. — Решай сам, Джон, но я улетаю. Ты можешь отправиться следом, когда прибудет «Антилопа Приграничья». Если хочешь…
— Ты не хочешь остаться на Аквариусе?
— Я уже для себя все решила. Ты так жаждешь стать моряком… Это просто ужасно. Тебе лучше остановиться сейчас, пока ты ничего на начал, чем страдать и дожидаться, пока «Бродяги Приграничья» пришлют за тобой корабль. Еще несколько недель — и тебе будет гораздо труднее улететь.
Граймс посмотрел на жену.
— Раз ты решила вернуться домой…
Она улыбнулась.
— Так я и думала. Поэтому я приняла предложение Джимми. Он довольно мил, не правда ли?
— Тем больше причин, мне необходимо сопровождать тебя на борту его треклятого корабля.
— Старые проверенные приемы всегда срабатывают, правда? — рассмеялась она.
Теперь пришла очередь смеяться Граймсу.
— А, заставить меня поревновать? Это меня-то! Чтобы я ревновал к этому щенку?!
— Ревновать, — твердо сказала Соня. — Только не к нему. К ФИКС. Много лет назад у тебя был роман со Службой, и ты уже пережил его. Теперь у тебя новая любовь — Приграничье и его Флот. «Бродяги Приграничья». А я в самом расцвете лет запала на фатальную магию твоего обаяния. Сейчас мне достаточно только пожелать — и ФИКС примет меня обратно. Я офицер запаса. Я могу в любой момент вернуться на действительную службу… — Она жестом остановила Граймса, который хотел что-то сказать. — Позволь мне закончить. Если я полечу на «Антилопе Приграничья», у меня ни одного шанса сесть за пульт управления. Я буду путешествовать как в клетке. Ведь во всех кораблях «Бродяг» так много твоего. Ни капитан, ни его офицеры не никогда позволят мне забыть, что я миссис Коммодор Граймс. А на борту «Звездного Первопроходца» я скоро вновь стану коммандером Соней Веррилл…
Граймс медленно набил и раскурил трубку. Через вьющуюся струйку дыма он изучал лицо Сони, серьезное и волевое, под сверкающей короной темно-рыжих волос. Он понимал, что она права. Если он будет упорствовать в своей новой любви к мореходным судам, она может вернуться к своей старой любви — Федеральной Исследовательской и Контрольной службой, к полетам по всей Галактике. И тогда… Возможно, когда-нибудь они снова встретятся… или не встретятся. И они никогда не могут забыть, что плавают — или летают — под разными флагами.
— Отлично, — сказал он резко. — Тогда попроси своего приятеля приготовить мне каюту для VIP-персон.
— Я уже сказала, — ответила Соня. — Хотя…— она усмехнулась. — Как простой коммандер запаса, путешествующий сам по себе, я не должна так поступать.
Прозвучали последние прощания, искренние сожаления. Потом последние слова диспетчера потонули в глухом прерывистом биении инерционных двигателей, и «Звездный Первопроходец» поднялся с взлетной площадки Порта Звездный. Соня и Граймс находились в рубке корабля в качестве гостей. Обычно в таких случаях коммодор наблюдал за техникой пилотирования, но сегодня все было иначе. Он смотрел вниз, на стремительно удаляющийся водный мир. Позаимствовав у одного из офицеров бинокль, он глядел на стройные силуэты волнорезов, обнажившихся во время отлива. Когда он видел их в прошлый раз, их покрывало море. Он знал, что офицеры на мостике «Сони Виннек» смотрят вверх на удаляющийся, уменьшающийся космический корабль. Он вздохнул — чуть слышно, и Соня смотрела на него с сочувствием. Дописана еще одна глава его жизни. Никогда больше ему не пригодится старинное искусство мореплавания. Но есть вещи и похуже, чем жизнь космолетчика.
Граймс оторвался от созерцания порта и с интересом огляделся. Здесь мало что изменилось с тех пор, как он служил в ФИКС. Все те же шкалы и датчики, мониторы, контрольные лампочки, пульт управления вспомогательными инерционными двигателями и Движителями Манншенна, и клавиатура артиллериста, прозванная «боевым органом». Но все же, если не считать вооружения, корабль мало отличался от торгового судна.
И люди здесь совсем не похожи на торговых офицеров — и тем более офицеров Флота Миров Приграничья… «Бродяг Приграничья». Их униформа, несомненно, претендовала на элегантность. Все носили пилотки. У каждого слева на груди, на форменной рубашке красовалась эмблема, напоминающая пятно от фруктового салата.
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...