ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Вадим ЧЕРНОБРОВ
Глава 2. ВРЕМЯ И ЧЕЛОВЕК
ОСТАНОВИСЬ, МГНОВЕНИЕ, ТЫ УЖАСНО!
"Нам уготовано, мальчик мой,
Легкое это бремя:
Двигаться вдоль по одной прямой,
Имя которой - Время..."
(песня "Время", слова А.Макаревича,
группа "Машина Времени")
Итак, Время, по мнению большинства, постоянно и непрерывно всегда
и везде, оно течет только в одном направлении, с одной скоростью,
изменить его не могут ни Природа, ни человек, ни машины. Так ли это в
действительности? Давайте для начала попытаемся разобраться хотя бы с
одним таким свойством.
Все известные неравномерности в скорости изменения времени
психологи объясняют особенностями человеческой психики: чем больше мы
спешим куда-либо, тем быстрее ОНО летит; чем скучнее дело, которым мы
заняты, тем медленнее ОНО тянется. Но существуют тысячи
документированных свидетельств, объяснить которые особенностями
психики невозможно. Люди не только голословно утверждали, что их
субъективное время сильно замедлялось. Очевидцы описывали увиденные
явления, подтвердить которые могла бы только ускоренная киносъемка;
всего за доли секунды они совершали в десятки и сотни раз больше дел,
чем могли сделать люди с самой лучшей реакцией! Жаль только, что
человеку подобные фокусы никогда не приносили удовольствия, хотя часто
и спасали от неминуемой гибели.
Наверное вы поняли, что речь здесь идет именно о том, что ощущали
перед лицом смертельной опасности космонавты, летчики, водители,
солдаты, люди многих других профессий, связанных с риском.
В 1976 году экипаж летчика-испытателя Марины Лаврентьевны Попович
во время полета на Ан-12 попал в крайне опасную ситуацию: внутри
грузового отсека разгерметизировался топливный бак от Миг-29, на пол
разлилось около 4 тонн керосина. Самолет превратился в большую
летающую бомбу, готовую взорваться от любой искры. И в этот момент
Ан-12 попал в мощный грозовой фронт; яркие вспышки молний окружили
беззащитный самолет буквально со всех сторон... В этот-то момент все
12 человек экипажа почувствовали, что их самолет как бы застыл в
воздухе, время на борту вдруг замерло...
У другого летчика-испытателя Марка Галлая при испытаниях
истребителя Ла-5 пожар в воздухе все же произошел. Впоследствии он так
описывал это летное происшествие: "Откуда-то из-под капота выбило
длинный язык пламени... Снизу в кабину пополз едкий сизый дым...
Дрогнул, сдвинулся с места и пошел по какому-то странному двойному
счету масштаб времени. Каждая секунда обрела способность неограниченно
сколько потребуется расширяться: так много дел успевает сделать
человек в подобных положениях. Кажется, ход времени почти
остановился!"
У многих еще не стерлась из памяти показанная по телевидению
короткая, в 3-4 секунды, видеозапись, на которой у летящего вблизи
зрительских трибун Миг-29 вдруг отказывает двигатель, самолет клюет
носом, уходит в сторону от людей и взрывается на земле. Но мало кто
знает, что запись "черного ящика" впоследствии показала, что пилот
Квочур за секунду до катапультирования успел сделать так много
операций по управлению неисправным самолетом, что в нормальной
обстановке на это могли бы уйти минуты. А рассказ самого
летчика-испытателя об этом событии, произошедшем на авиасалоне, занял
вообще несколько часов!
И уж, конечно, более чем хватало опасных ситуаций в воздухе во
время войны! Сотни тысяч потенциальных свидетелей в своих
простреленных насквозь самолетах видели смерть "на расстоянии
вытянутой руки", жаль, что рассказать о своих ощущениях смогли
впоследствии далеко не все...
Летчик-штурмовик Сергей Иванович Колыбин, вылетая на одноместном
Ил-2 в июле 1941 года, конечно догадывался, что опасное задание может
стать для него последним. Но никакого воображения у него не хватило
бы, чтобы предсказать свою дальнейшую судьбу: всего через час он
станет первым и единственным летчиком, выжившим после наземного
тарана; все его бомбы пройдут мимо цели, но тем не менее вражеская
переправа будет уничтожена; трое суток он проваляется, никем не
замеченный, в виде кровавого куска мяса; его ждут несколько лет в
гитлеровских, а затем в сталинских лагерях... Но тогда он просто
вылетел на задание и не выполнил его. Штурмовик был подбит, и
фашистские солдаты уже бежали к месту его предполагаемой посадки.
Колыбин круто развернул Ил-2 (а вместе с ним - всю свою дальнейшую
судьбу) и врезался в мост. Это мгновение он запомнил на всю свою жизнь
и о нем мог рассказывать часами. Самолет перед взрывом задел за
конструкцию моста крылом и перевернулся, Колыбин вылетел из кабины...
и время в его восприятии остановилось: он рассмотрел выражение лиц
всех окружающих его гитлеровцев, видел, как некоторые из них пытались
выбраться из танковых люков, другие бежали, ложились, хотели
спрятаться от языков пламени, но все их движения были чересчур
медленными...
Но, к сожалению, пилоты не всегда нужным образом используют
появляющийся в критическую минуту спасительный резерв времени.
А. Леонов и В. Лебедев вспоминают: "Во время полета загорелся
самолет. Летчик катапультировался, два других члена экипажа не смогли
выбраться из неуправляемого самолета и погибли... Пилот перед
катапультированием подал сигнал оставить самолет, однако, по его
заявлению, не получил ответа, хотя ждал несколько минут. Фактически же
промежуток времени между моментом команды и моментом катапультирования
составлял лишь несколько секунд"...
На любом аэродроме вам расскажут множество подобных историй; на
медицинском языке они давно уже именуются "необъяснимой потерей
ориентации во времени", однако лишь недавно их стали рассматривать и
как физическое явление. Выходит, что организм ЧЕЛОВЕКА может влиять на
Время! Разумеется, рано говорить о неизученном механизме такого
воздействия; известно лишь, что изменение (чаще всего - замедление)
времени происходит вблизи "смертельно испугавшихся" людей. Воистину:
остановись, мгновение, ты... ужасно!!!
Солдат Федор Николаевич Филатов, родом из Балашова, за мгновенье
взрыва пережил несколько томительных минут, словно завороженный
наблюдая, как по стальному корпусу снаряда бегут огненные трещины,
металл трескается, и медленно, "как во сне", разлетаются осколки
(данное им в годы 2-й мировой войны описание в точности
соответствовало более поздним скоростным видеозаписям).
Похожий рассказ услышать пришлось от одного бывалого альпиниста.
Молния в горах попала ему в руку, и он с ужасом видел, как
электрический разряд медленно обугливает мышцы, отделяет кожу от
тканей... Ощущение было таким, словно "под кожу загнали сотни ежей".
Не менее удивительны рассказы солдат, заглянувших смерти в глаза
уже в наше время: "Когда на моих глазах шальной снаряд превратил
возницу вместе с конем и повозкой буквально в пыль, для меня время
полностью остановилось, сколько я просидел без движения - 20, 30, 60
минут - не знаю" (летчик А. Маркуша); "...Я так залюбовался красивым
полетом летящей прямо в меня пули, что даже увернуться не догадался,
хотя времени для этого у меня было предостаточно!" (капитан Н.З.);
"...Черный ствол ручного пулемета, стрелявший в меня с 5 метров,
мне показался очень большим, даже огромным; время остановилось,
наступила полная тишина, я просто успел не спеша отойти в сторону, и
пули прошли левее." (сержант В.Ч., 1984); "...Душман выстрелил мне в
голову, самого выстрела не слышал, но ясно видел, как медленно росло
облако порохового газа возле его ружья и как разрывная пуля высекла
осколки из камня." (рядовой А.К., 1986)...
Эти солдаты спасались от пуль как бы по-волшебству, но, видимо,
правилам поведения в экстремальных условиях можно и обучать. Во всяком
случае именно так и поступают последователи некоторых единоборств.
Известно, например, что когда в 1940 году расстреливали наркома
внутренних дел Н.И. Ежова, тот метался в тесной камере так, что ни
одна пуля в него не попадала!...
Инженер Ю. Росциус тщательно расследовал произошедший в 1977 году
случай, когда падающий двигатель комбайна едва не раздавил человека.
Расчеты подтвердили: счастливчик никак не мог увернуться от несущегося
на него агрегата весом в тонну, спасти его могло только чудо или
несколько лишних секунд (что, собственно, одно и то же)!
Десантник А. Конаков, падая в 1992 году с высоты 35 метров без
парашюта, утверждает, что сгруппироваться и правильно приземлиться он
сумел только благодаря неестественно растянутому времени...
Газета "Пропеллер" в 1992 году расследовала и хронометрировала
показания другого парашютиста, который так описывал один из своих
прыжков в 1988 году: "До линии высоковольтных передач оставался всего
метр и отвернуть от нее, казалось, было невозможно. Но внезапно мой
спуск прекратился, я повис в воздухе, едва не касаясь ногами
смертоносных проводов. Странно! Посмотрел наверх - нет, купол парашюта
ни за что не зацепился, все, что его держит, это воздух! Краем глаза
заметил бегущих по полю людей, они тоже застыли на одном месте и как
бы повисли в воздухе! Тут я вспомнил все, чему меня учили, с силой
натянул несколько строп и... парашют повело в сторону от проводов!
Приземления не помню, люди, которые подбежали, потом говорили, что я
несколько минут просидел с открытыми глазами, ни на какие вопросы не
отвечал..."
Раймонд Моуди в своей знаменитой книге "Жизнь после жизни"
рассказывает, сто люди (или их души) за 2-3 минуты клинической смерти
переживают несколько часов удивительных приключений. Там же он
приводит немало свидетельств очевидцев, для которых время перед лицом
смертельной опасности растягивается. Оказывается, что проносящиеся в
такие моменты перед человеком воспоминания о своих близких не являются
литературной выдумкой: "Я понял, что происходит, и страшно
перепугался. И вот за то время, пока грузовик несся юзом на мост, я
передумал обо всем, что было в моей жизни. Я просто видел какие-то
картины... совершенно как в жизни. Вначале я вспомнил, как я шел за
моим отцом по берегу ручья, мне тогда было 2 года. Как у меня
сломалась новенькая красная машинка, которую мне подарили на
Рождество, когда мне было 5 лет. Как я плакал, когда первый раз пошел
в школу, и слезы капали на яркий желтый плащ, который мне купила мать.
Я понемногу вспомнил о каждом из классов начальной школы, всех
учителей и кое-что из того, что мы учили в каждом классе. Затем
последовали юношеские годы, работа в бакалейной лавке, после чего
память перенесла меня в ближайшее время... Все эти вещи и многое
другое просто проносились в моем сознании, все это произошло очень
быстро, буквально за доли секунды, Потом все прекратилось, и я стоял
рядом и смотрел на грузовик... Он был совершенно разбит, но я не
получил никаких ранений, я выпрыгнул из кабины через раму ветрового
стекла... Могу вспомнить все виденное, но это заняло бы не менее
пятнадцати минут. Но тогда это произошло мгновенно, менее чем за одну
секунду".
1 2 3

Загрузка...

загрузка...