ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Роберт Шекли.
Седьмая жертва
Robert Sheckley. Seventh Victim (1953)
__________________________________________
пер. В.Гопман

Стентон Фрелейн сел за стол, тщетно пытаясь принять деловой вид,
какой подобало иметь в начале рабочего дня. Никак он не мог
сосредоточиться и взяться за дело, попытки дописать рекламу, начатую
вечером, ни к чему не привели. Наконец он понял, что до прихода почты
ничего делать не в состоянии.
Извещения он ждал со дня на день уже две недели - пунктуальность явно
не входила в число добродетелей правительства.
Стеклянная дверь его кабинета, на которой висела табличка "Моргер и
Фрелейн, верхняя одежда", отворилась, и, слегка прихрамывая - не повезло
много лет назад в перестрелке, вошел Э.Дж.Моргер. Он заметно сутулился, но
в семьдесят три года можно не заботиться о своей внешности.
- Привет, Стен, - сказал Моргер. - Как реклама?
Фрелейн стал компаньоном Моргера в двадцать семь, шестнадцать лет
назад. Концерн с оборотом в миллион долларов, возникший из
"Одежды-Защиты", был их совместным детищем.
- Полагаю, вчерне уже готово, - Фрелейн протянул Моргеру листок.
Когда же придет почта, подумал он.
"Вы еще не приобрели "Костюм-Защиту" фирмы "Моргер и Фрелейн"? -
громко прочел Моргер, поднеся бумагу к глазам. - Напрасно - ведь это
последнее слово мужской моды!"
Моргер откашлялся и взглянул на Фрелейна. Затем улыбнулся и
продолжал:
- "Настоящая модель - не только самая безопасная, но и самая
элегантная. Каждый образец выпускается со специальными карманами для
оружия. Никто не будет знать, что оружие при вас, и вы сможете пустить его
в ход мгновенно. Расположение карманов - по выбору заказчика". Очень
неплохо, - заметил Моргер.
Фрелейн угрюмо кивнул.
- "Пистолетный карман величайшее достижение в области современной
индивидуальной защиты. Одно прикосновение к потайной кнопке и готовое к
бою оружие оказывается в вашей руке. Спец-модель "Костюма-Защиты" имеется
в каждом магазине фирмы "Моргер и Фрелейн". Если вам дорога ваша жизнь,
покупайте "Костюм-Защиту"'! "Прекрасно, - похвалил Моргер. - Реклама
получилась что надо. - Он задумчиво погладил седые усы. - Может, стоит еще
добавить, что "Костюм-Защита" выпускается с одним или двумя карманами на
груди, снабженными одной или двумя кнопками"
- Верно, я и забыл.
Фрелейн забрал листок и сбоку приписал несколько слов. Затем встал,
поправил пиджак, который все время топорщился на животе - в последнее
время он заметно располнел, как-никак уже за сорок, и волосы на макушке
начали редеть. Лицо его хранило выражение дежурного добродушия, но взгляд
был холоден.
- Расслабьтесь, - сочувственно сказал Моргер. - Вот увидите: письмо
придет с сегодняшней почтой.
Фрелейн с благодарностью взглянул на шефа. Ему захотелось пройтись по
комнате, но вместо этого он присел на край стола.
- Можно подумать, что это мое первое убийство, - хмуро усмехнувшись,
сказал он.
- Я понимаю, каково вам, - кивнул Моргер. - Когда я еще не вышел из
Игры, я не спал месяцами, ожидая извещения об очередной Охоте. Уж я-то
понимаю.
Наступило молчание. Когда оно начало становиться невыносимым,
распахнулась дверь, вошел клерк и положил корреспонденцию на стол
Фрелейна.
Фрелейн схватил письма, быстро перебрал их и нашел долгожданное -
продолговатый белый конверт из МЭК с правительственным штампом.
- Вот оно! - облегченно выдохнул Фрелейн, и лицо его осветилось
улыбкой. - Наконец-то!
- Рад за вас, - Моргер, хотя и взглянул на письмо с любопытством,
ничем его не проявил. Вести себя иначе означало бы не просто нарушать
приличия, но и преступать закон: никто, кроме Охотника, не имел права
знать имя Жертвы. - Удачной вам Охоты.
- Иной она и быть не может! - В голосе Фрелейна звучала уверенность.
Порядок в своем столе он навел еще неделю назад и мог уходить прямо
сейчас.
- Хорошая Охота развеет вас, - Моргер потрепал его по плечу. - Надо
вам встряхнуться.
- Еще как надо, - Фрелейн снова улыбнулся и пожал Моргеру руку.
- Где мои двадцать лет! - Моргер с комически тоскливой миной
покосился на свою искалеченную ногу. - Глядя на вас, так и тянет снова
взяться за оружие.
Моргер принадлежал к элите - десять успешных Охот раскрыли перед ним
двери Клуба Десяти - клуба избранных. А поскольку после каждой Охоты ему
приходилось выступать в роли Жертвы, то всего в его активе значилось
двадцать убийств.
- Надеюсь, мне не попадется такой ас, как вы. - Фрелейн улыбнулся.
- Выбросьте эти мысли из головы. Какой по счету будет у вас эта
Жертва?
- Седьмой.
- Семь - счастливое число. Еще раз желаю удачи. И надеюсь скоро
увидеть вас среди членов Клуба.
Фрелейн помахал рукой и направился к выходу.
- Помните: осторожность и еще раз осторожность, - крикнул вслед
Моргер. - Одна-единственная ошибка и... мне придется искать другого
компаньона. А меня, к вашему сведению, вполне устраивает нынешний.
- Постараюсь, - пообещал Фрелейн.
Он решил пройтись до дома пешком, а не ехать на автобусе. Следовало
немного остыть. Смешно вести себя как мальчишка, выходящий на свое первое
убийство.
На улице Фрелейн никогда не глазел по сторонам, это означало
напрашиваться на пулю - кто-нибудь из прохожих мог неожиданно оказаться
Жертвой. Бывали случаи, когда нервные Жертвы стреляли, стоило только
взглянуть на них. Поэтому Фрелейн всегда предусмотрительно смотрел только
перед собой и поверх голов встречных.
Рекламу сыскного бюро Дж. Ф. О'Донована он увидел издалека.
"Жертвы! - призывали огромные красные буквы. - Зачем рисковать?
Предоставьте нам определить вашего убийцу. Плата - после того, как вы
разделаетесь с ним. Лучшие сыщики - только у О'Донована!"
Реклама напомнила Фрелейну, что надо позвонить Эду Морроу.
Фрелейн ускорил шаг. Ему не терпелось поскорее добраться до дома,
вскрыть конверт и узнать, с кем на этот раз ему придется иметь дело.
Интересно, умна его Жертва или глупа? Богата, как его четвертая, или же
бедна, как первая и вторая? Пользуется услугами сыщиков или действует в
одиночку?
Сердце билось быстрее от восхитительного, возбуждающего предвкушения
Охоты. Неподалеку Фрелейн услышал выстрелы: два коротких, почти
одновременно, и затем третий, последний.
Кому-то повезло на этой Охоте, подумал Фрелейн. Чувство, когда
всаживаешь в Жертву пулю, ни с чем не сравнится. И это ему вновь предстоит
пережить!
Придя домой, он первым делом набрал номер Эда Морроу, своего сыщика.
В промежутках между вызовами тот работал в гараже.
- Алло, Эд? Это Фрелейн.
- Рад вас слышать, мистер Фрелейн. - Фрелейн представил себе, как
расплывается в улыбке узкое, тонкогубое лицо Морроу, перепачканное
смазкой.
- Собираюсь на Охоту. Эд.
- Понял, мистер Фрелейн. Значит, я скоро понадоблюсь?
- Достаточно скоро. Исходи из того, что я управлюсь за неделю, самое
большее за две, а в течение трех месяцев после убийства, как всегда,
получу извещение о моем статусе Жертвы.
- Буду готов. Удачи вам, мистер Фрелейн.
- Спасибо. До скорого. - Он повесил трубку. Заручаться услугами
первоклассного сыщика - необходимая мера предосторожности. Ведь скоро
Фрелейну придется стать Жертвой, и тогда, уж в который раз, вся надежда на
Эда Морроу.
А какой Эд блестящий сыщик! Необразован, да и глуповат, откровенно
говоря. Но чутье у него от бога - с первого взгляда определяет приезжего,
дьявольски изобретательно устраивает засады. Незаменимый человек!
Припомнив некоторые "фирменные" уловки Эда, Фрелейн ухмыльнулся и
вскрыл конверт. Улыбка застыла на его лице, когда он увидел имя жертвы.
Джанет-Мари Патциг.
Фрелейн встал и прошелся по комнате. Затем еще раз внимательно
перечитал извещение. Джанет-Мари Патциг. Ошибки не было. Девушка. В
конверт были вложены три фотографии, листок с адресом и другими
необходимыми сведениями.
Фрелейн нахмурился. До сих пор ему приходилось убивать только мужчин.
Он помедлил мгновение, затем набрал номер МЭК.
- Министерство эмоционального катарсиса, отдел информации, - ответил
мужской голос.
- Не могли бы вы проверить, - попросил Фрелейн. - я только что
получил извещение, и в нем указано, что моя Жертва - девушка? Это как
понимать? - И он назвал клерку имя.
- Все в порядке, сэр, - заверил клерк, сверившись с картотекой. -
Девушка зарегистрировалась добровольно. По закону она обладает теми же
правами, что и мужчины.
- Не могли бы вы сказать, сколько у нее убийств на счету?
- Сожалею, сэр. Информация, которую вы вправе получить, у вас уже
есть; юридический статус Жертвы, ее адрес и фотографии.
- Ясно. - Фрелейн помедлил. - Могу ли я выбрать другую Жертву?
- Вы, конечно, можете отказаться от этой охоты. Это ваше право. Но
прежде, чем вы получите разрешение на следующее убийство, вам придется
выступить в роли Жертвы. Оформить отказ?
- Нет, нет, - поспешно ответил Фрелейн. - Я просто поинтересовался,
спасибо.
Он повесил трубку и, ослабив брючный ремень, сел в кресло. Подумать
было над чем - впервые в жизни он так влип.
- Чертово бабье, - проворчал он, - детей бы рожали да вышивали, так
нет, вечно лезут куда не надо.
Но они же свободные граждане, напомнил он себе. И все равно дело это
не женское.
Из истории известно, что Министерство эмоционального катарсиса
учреждено специально для мужчин, и только для них. Это произошло в конце
четвертой - или шестой, как полагали некоторые историки, - мировой войны.
К тому времени назрела необходимость в длительном и прочном мире.
Причины были чисто практического свойства, как практичными были и люди,
начавшие эту кампанию.
Дело в том, что резко возросли количество, эффективность и
разрушительная сила оружия, имевшегося в распоряжении многих стран.
Положение достигло критической точки, и уничтожение человечества было не
за горами. Еще одна война положила бы конец всем войнам вообще - просто не
осталось бы никого, кто смог бы развязать новую.
Человечество нуждалось в мире - и не во временном, а в постоянном.
Задавшись вопросом, почему мир никак не может воцариться, практичные люди
стали изучать историю войн и нашли, как им казалось, причину: мужчинам
нравится воевать. И заключили, несмотря на поднявшееся возмущение
идеалистов, что большая часть человечества нуждается в насилии. Ведь люди
вовсе не ангелы (но и не дьяволы), а обыкновенные смертные, которым в
большой мере присуща агрессивность.
Конечно, используя последние достижения науки и располагая
политической властью, можно было бы искоренить это свойство человеческой
натуры - многие полагали, что следует пойти именно по такому пути. Но
практики поступили иначе. Признав, что соревновательность, тяга к борьбе,
мужество перед лицом неодолимой опасности - решающие качества для
человеческого рода, гарантия непрерывности его существования, препятствие
на пути к его деградации, эти люди объявили, что стремление к насилию
неразрывно связано с изобретательностью, умением адаптироваться к любым
обстоятельствам, упорством в достижении цели.
1 2 3
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...