ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Вокруг Одина крутятся восемь больших спутников, первый из которых, самый внутренний, Мимир, является целью моего путешествия.
Мимир совершает оборот вокруг планеты ровно за одни сутки Одина, составляющие семь земных часов. Мимир как бы висит все время над одной и той же точкой на экваторе Одина, точнее, не висит, а колеблется, как маятник, чуть-чуть отклоняясь от экватора то на север, то на юг.
Глаз Одина смотрит точно на Мимир. Приливная сила, исходящая от Мимира, делает с атмосферой Одина что-то не вполне понятное даже ученым, но невероятно мощное. В центре глаза атмосфера Одина свободна от облаков, свет, испускаемый ядром планеты, вырывается в космос и это свечение образует красный зрачок глаза. Гигантский воздушный поток вырывается из разогретой глубины в верхние слои атмосферы, остывает, смешивается с холодными газами, закручивается в адскую спираль и распадается тысячами вихрей, каждый из которых превосходит своей мощью любой земной ураган. Миллиарды молний ежесекундно пронзают небо и свет этих молний, преломленный в облаках, образует радужную оболочку глаза Одина. Глаз Одина напитан атмосферным электричеством буквально под завязку.
Один производит половину всей электроэнергии, потребляемой человечеством. В стратосфере над глазом на стационарных антигравах подвешена стокилометровая паутина сверхпроводящих нитей, их свободные концы свешиваются вниз и все, что нужно делать управляющему компьютеру - соединять нити в пары с наибольшей разностью потенциалов, да передавать собранную энергию через пятисоттонный сверхпроводящий кабель на Мимир, а оттуда - на причалы, у которых ждут своей очереди танкеры.
Объемы энергии, выкачиваемые из Одина, просто не укладываются в голове. Энергоблок большого корабля паутина полностью заряжает за четыре минуты. Супертанкеры висят на заправке до двух суток и запасенной энергии одного танкера хватает на то, чтобы целые сутки питать энергией всю Землю. А когда паутину достроят до расчетной величины, Один сможет питать энергией все человечество, так сказать, в реальном времени.
Не нужно никаких солнечных батарей, никаких фокусирующих зеркал, никаких турбин, вообще ничего. Только свободно болтающиеся концы проводов, подключенные к атмосферной розетке, откуда сколько энергии ни бери, меньше все равно не становится. Этакая энергетическая скатерть-самобранка. Неудивительно, что человеческая энергетика так вцепилась в это чудо природы.
В ушах негромко пискнуло. Кажется, приближается поверхность Мимира, а я совсем забыл о предстоящей посадке, засмотревшись на глаз. Ну-ка, где у нас Мимир… Как же трудно в открытом космосе определять, где перед, где зад… Особенно если солнце такое тусклое и расположено так далеко, что его не сразу и отыщешь в звездном небе.
Ага, вот он, Мимир - еще один черный круг на фоне звезд. Кажется, он медленно растет. Да, точно, растет. Пора связаться с базой, доложить о себе.
- Говорит Алекс Магнум, - говорю я. - Прошу разрешения на посадку.
Ответа нет. Я жду минуту и уже собираюсь повторить запрос, как вдруг понимаю, что так и не включил радиостанцию. Что-то я совсем расслабился.
Движение глазами по меню, клик языком по передним зубам и в ушах зашипело, захрустело и запищало на все лады. Но через секунду космические шумы стихают, приглушенные входным фильтром, распознавшим человеческую речь:
- Говорит Мимир, - раздраженно произнес незнакомый мужской голос. - Пассажир, как меня слышишь?
- Говорит Алекс Магнум, - откликнулся я. - Слышу хорошо.
- А чего раньше не отзывался? - поинтересовался голос. - Радио забыл включить?
Я смущенно промычал нечто нечленораздельное.
- Активируй внешнее управление на полный доступ, - потребовал голос. - Будем тебя сажать.
- А может… - попытался я возразить, но голос немедленно осадил меня:
- Не может. Отдавай управление и не дергайся.
Я не стал дергаться и отдал управление. Я бы и сам совершил посадку без проблем, при 0.13g на поверхности это задача для новичка. Особенно если поверхность ровная, белая и с подсветкой точки приземления Но начинать вхождение в коллектив с отказа подчиняться приказу, да еще по такому пустячному поводу - не самая толковая идея. В конце концов, я всегда успею взять управление на себя, при 0.13g трудно представить себе траекторию, для ухода с которой не хватит мощности антиграва, встроенного в скафандр.
В общем, я отдал управление и стал ждать посадки. Когда ждать надоело, я спросил у базы, сколько осталось времени и тот же самый голос ответил, что около пяти минут. Я вздохнул и стал ждать дальше.

3.
Посадка прошла безупречно, я бы и сам лучше не справился. Особенно если учесть, что никакой подсветки в точке приземления не было и в помине, а ровная белая поверхность в отсутствие солнечного света абсолютно ничем не отличается от ровной черной поверхности.
- Ну как, Алекс? - раздался голос в наушниках. - Нормально сел?
- Нормально, - отозвался я. - Куда идти?
- Не идти, а прыгать, - поправил меня голос. - Прыгай на двух ногах, как кенгуру, при нашей силе тяжести так удобнее всего.
- Знаю, - буркнул я, - на инструктаже говорили. Куда прыгать-то?
- Прямо к террикону. Перед самым склоном будет вход в лифт. Такой сортир гофрированный, его ни с чем не перепутаешь.
- Куда-куда идти? - переспросил я. - К какому еще террикону?
- Ну, где маяк светит.
- Какой маяк? - не понял я. - Инфракрасный, что ли?
- Сейчас, погоди… - пробормотал голос. - Теперь видно?
Справа от меня загорелся неяркий голубой огонек. Далеко, почти у самого горизонта… впрочем, горизонт здесь намного ближе, чем на Земле. Километра два от силы.
- Вижу, - сказал я. - Начинаю прыгать.
- Осторожнее, - посоветовал голос. - Слишком высоко не взлетай, прыгай над самой землей. И фонарь включить не забудь.
Я мысленно обругал себя последними словами и включил фонарь. И немедленно зажмурился, ослепленный немыслимым белым сиянием. Кажется, свет фонаря уткнулся даже не в зеркало, а в какой-то фотонный усилитель, что ли…
- Только не на полную мощность, - добавил голос. - Тут если яркий свет включить, такая белая мгла наступает, какую и на Чукотке не увидишь.
Я уменьшил мощность фонаря и с некоторым опасением открыл глаза. Действительно, местный лед под ярким светом слепит так, что на Земле…
- Чукотка - это на Земле? - спросил я.
- На Земле, - подтвердил голос. - Ты американец?
- Да, а что?
- Где Аляска, знаешь?
- Примерно.
- Чукотка рядом, через пролив.
- В России, что ли? Погоди, ты русский?
- Да. Женя меня зовут.
- Юджин? - переспросил я.
- Можно и так сказать, - согласился Юджин. - Все равно по нормальному не выговоришь. Ты уже проморгался?
- Вроде да.
- Тогда скачи сюда. Только осторожнее, в трещину не попади. Если почувствуешь, что проваливаешься, сразу антиграв включай. Об энергии не беспокойся, она тут халявная.
- Хорошо, - сказал я. - Поскакал.
Космонавты не врут, при малой силе тяжести кенгуриные прыжки действительно самый удобный способ перемещения. И приноровиться к этому способу совсем несложно, пару раз прыгнул и уже кажется, что всю жизнь только так и скакал.
Луч фонаря скользнул вверх-вниз по ледяной поверхности и вдруг куда-то исчез, словно от освещенного овала отрезали половину какими-то волшебными ножницами. Вот под ногами лед, идеально ровный и чистый, как ухоженный каток, а вот сплошная чернота, как будто за этой трещиной кончается мир. Трещиной?!
Я врубил антиграв и подпрыгнул вверх, метров, наверное, на пятьдесят. Точнее сказать трудно, потому что поверхность земли (точнее, Мимира) сразу скрылась во тьме и больше нет никаких ориентиров, кроме далекого маяка, впрочем, не такого уж и далекого, раз он так резко ушел вниз… И что это за белое пятно там появилось?
Однако по порядку. Наклонить голову вниз… как же это трудно в скафандре… твою мать! Трещина глубокая, но совсем узкая, метра четыре всего, такую даже без антиграва перескочить - плевое дело. И чего я разволновался?…
Я осторожно приземлился за трещиной, упруго оттолкнулся ногами ото льда и поскакал дальше. Вскоре стало ясно, что за белое пятно я увидел в верхней точке прыжка - это тот самый террикон, о котором говорил Юджин. Жилой комплекс станции расположен на дне глубокой шахты, а раз есть шахта, то где-то рядом должен быть террикон.
Внешне террикон напоминал хрустальную гору не помню из какой сказки. То есть, я-то знаю, что это всего лишь большая куча льда высотой с маленький небоскреб, но сознание отказывается признавать, что обычный лед может быть таким чистым и таким блестящим.
- Ты где там болтаешься? - раздался в ушах голос Юджина. - Сколько тебе еще до маяка?
Я прикинул расстояние на глаз и ответил, немного поколебавшись:
- Метров семьсот, наверное. Может, восемьсот…
- Значит, четыреста, - сказал Юджин. - По первому разу все ошибаются раза в два. Давай, шевелись быстрее, пока успеваешь.
- К чему успеваю? - не понял я.
- К волне. Про волну тебе на инструктаже говорили?
Про волну, действительно, на инструктаже говорили. Каждые, кажется, тринадцать часов к Мимиру приближается Локи и тогда…
- Ты скачи, скачи, - сказал Юджин. - Не тормози. У тебя семь минут, чтобы добраться до лифта. Но сильно не нервничай, не успеешь - ничего страшного, просто придется подождать часа полтора, пока волна не пройдет.
Я открыл рот, чтобы задать вопрос, но Юджин меня опередил:
- На этой стороне Мимира приливная волна не опасна, - сказал он. - Но лифты на всякий случай отключаются. Так что лучше поторопись. Если своим ходом не успеваешь, антиграв включи.
Антиграв включать не пришлось, я успел добраться до цели своим ходом. Цель, надо сказать, выглядела сюрреалистически, особенно в мертвенном голубом свете маяка - посреди бескрайней плоской равнины стоит ледяная пирамида, а рядом с ней притулилось маленькое сооружение из гофрированного листового металла, похожее на автомобильный гараж из исторических фильмов. Или на общественный туалет где-нибудь в Антарктиде. Причем с открытой дверью. Нет, даже не открытой, а отсутствующей.
Я заглянул в дверной проем и обнаружил за ним маленькую комнатку, единственным предметом обстановки в которой был здоровенный тумблер на стене, точь-в-точь как тот, которым я открывал внешний люк в корабле. Неужто это и есть лифт? А где двери? Пусть даже внешних дверей нет, внутренние-то должны быть!
- Тебе еще долго? - спросил Юджин. - Волна вот-вот придет.
- Я уже в лифте, - ответил я. - Чтобы поехать вниз, надо повернуть тумблер?
- Догадливый, - хмыкнул Юджин. - Давай, поворачивай, а то обесточу все.
Я ухватился за тумблер и, поднатужившись, перещелкнул его в нижнее положение. Двигался он очень туго, похоже, его никогда не смазывали. Как бы не заклинил…
Нет, не заклинил. Кабина провалилась вниз, невесомость подкатила комом к горлу, поверхность Мимира поползла вверх, вначале медленно и плавно, но все быстрее и быстрее. Секунды через две весь дверной проем заполнила стена шахты, не ледяная, как я ожидал, а, похоже, металлическая. Не иначе, облицевали изнутри.
Кабину резко встряхнуло и сила тяжести снова вернулась. Мысль о том, что кабина оторвалась и неконтролируемо падает вниз, покинула сознание, не успев толком в нем обосноваться. Интересно, какая глубина у этой шахты? Корпорация не раскрывает для общественности никаких подробностей о жизни в поселении на Мимире, они считаются коммерческой тайной. А может, это не просто коммерческая тайна, может, им есть что скрывать и от правоохранительных органов? Впрочем, для меня обратного пути все равно уже нет.
- Долго еще ехать? - спросил я.
- Четыре минуты, - ответил Юджин. - Уже три с половиной.
- Глубина шахты - метров триста?
- Пятьсот с копейками. Лифт скоростной.
- Понятно, - сказал я и замолк, не зная, о чем еще говорить.
- Как настроение? - спросил Юджин. - Уже страшно?
- Почему страшно? - удивился я. - И почему уже? Тут есть чего бояться?
Юджин издал короткий смешок.
- Новенькие всегда боятся, - сказал он. - Особенно когда едут в лифте. Кабина без дверей нервирует - начинаешь думать, что дверей нет потому, что корпорация на всем экономит.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...