ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Любопытно, произвело ли на нее впеч
атление, что он выходил наружу. Конечно, это не было для нее неожиданность
ю, как он рассчитывал. Но разве то, что ему показали и о чем рассказали, было
таким уж тяжелым для восприятия?
Но это было еще не все.
Ч Смотри внимательно, Ч произнес отец, когда затемненная сторона сфер
ы почти полностью загородила обзор. Ч Здесь работала инспектирующая ко
манда твоей матери. Люди удерживались на корпусе при помощи магнитной «о
бвязки». Они работали прямо на обшивке. Корабль, разумеется, вращался Ч с
овсем как сейчас. Если бы им повезло, корпус корабля заслонил бы их от вспы
шки, когда взорвался «Исламабад». Но этого не произошло. Взрыв произошел
прямо над ними. Все они были в легких скафандрах... Впрочем, их бы все равно н
ичто не спасло.
Весь предыдущий разговор был лишь прелюдией к этому.
Корабль должен был закрыть их, а получилось наоборот. Они сгорели мгнове
нно Ч даже не успев почувствовать боли, как он узнал позже. Все, что остал
ось Ч это семь светлых пятен на обожженном корпусе, точно тени в негатив
е. Семь человеческих силуэтов.
Их позы не выражали мучений Ч вспышка застала их за работой. Все они выгл
ядели одинаково, и невозможно было понять, какая тень была отброшена его
матерью.
Ч Ты знаешь, которая из них она? Ч спросил он.
Ч Да, Ч ответил Тит. Ч Разумеется, нашел ее кто-то другой. Но я действител
ьно знаю тень, которая принадлежала твоей матери.
Небесный снова посмотрел на силуэты. Они вплавлялись в его мозг. Никогда
более он не наберется мужества появиться здесь снова. Позже он поймет, чт
о никому не пришло в голову отчистить обшивку. Их оставили в память не тол
ько о семи погибших рабочих, но и о тысячах, сгинувших в той вспышке, опали
вшей души людей. Клеймо на теле корабля...
Ч Ну? Ч спросил Тит с ноткой нетерпения в голосе. Ч А ты хочешь узнать?
Ч Нет, Ч ответил Небесный. Ч И не захочу.

Глава 7

На следующий день Амелия принесла в коттедж мои пожитки и предоставила м
не возможность осмотреть их в одиночестве. Меня мучило любопытство, но с
осредоточиться на новой задаче оказалось трудно. Мне снова приснился Не
бесный Хаусманн, и я снова был вынужден наблюдать события его жизни. В про
шлый раз это произошло, скорее всего, во время «размораживания» Ч по кра
йней мере, это был первый сон о Хаусманне, который я отчетливо запомнил.
Теперь я увидел новый эпизод и, хотя между первым и вторым в его жизни был
большой промежуток, они явно следовали в хронологическом порядке, как гл
авы из книги.
И моя ладонь снова кровоточила. Рана покрылась жесткой коркой, капли кро
ви испачкали простыню.
Не требовалось особого воображения, чтобы обнаружить связь между этим д
вумя явлениями. Я откуда-то вспомнил, что Хаусманн был распят, и отметина н
а моей ладони имитировала его рану. Я точно встречал человека с подобной
раной Ч это было недавно и одновременно бесконечно давно. Кажется, того
человека тоже мучили странные сновидения, от которых он не мог избавитьс
я.
Может быть, вещи, принесенные Амелией, дадут ключ к разгадке? Я приказал се
бе на время забыть про Хаусманна и сосредоточился на другой задаче, не ме
нее важной. Все, чем я владел сейчас, не считая имущества на Суоне, лежало в
неприметном кейсе, прибывшем со мной на «Орвието».
Во-первых, валюта Окраины Неба в крупных банкнотах южан Ч около полумил
лиона астралов. По словам Амелии Ч если она располагала достоверной инф
ормацией, Ч на моей планете это составляло приличное состояние. Но здес
ь, в системе Йелоустона, эта сумма считалась мизерной. Тогда зачем я взял д
еньги с собой? Ответ казался очевидным. Даже с учетом инфляции, которая пр
оизойдет за тридцать лет после моего отлета, эти деньги все еще будут кое-
что стоить... по крайней мере, снять комнату на ночь я смогу.
Итак: раз я вез с собой деньги, значит, предполагал, что когда-нибудь верну
сь домой. Значит, я не эмигрировал, а прибыл сюда по делам.
Чтобы выполнить какую-то работу.
Еще я обнаружил эксперименталии Ч палочки размером с карандаш, содержа
щие записи воспоминаний. Возможно, я планировал продать их по возвращени
и к жизни. Если ты не торговец-ультра, который специализируется на всякой
высокотехнологичной эзотерике, то эксперименталии Ч едва не единстве
нный способ сохранить часть средств при пересечении межзвездного прос
транства... правда, это способ только для состоятельных людей. На эксперим
енталии всегда есть спрос, независимо от того, насколько продвинут или п
римитивен покупатель Ч главное, чтобы у него была хоть какая-то техника
для их использования. В этом отношении на Йеллоустоуне проблем не возник
нет. Последние два столетия эта планета лидировала на рынке крупных техн
ологических и социальных разработок на территории всего освоенного ко
смоса.
Эксперименталии были запечатаны в прозрачный пластик. Без воспроизвод
ящего оборудования узнать об их содержимом не удастся.
Что еще?
Еще какие-то купюры, совершенно мне незнакомые: банкноты со странной стр
уктурой, портретами неизвестных людей и сюрреалистической деноминацие
й.
Я спросил о них у Амелии.
Ч Это местные деньги, Таннер. Валюта Города Бездны, Ч она указала на муж
чину на одной стороне банкноты. Ч Кажется, это Лореан Силвест. А может быт
ь, Марко Феррис. Кто-то из древних.
Ч Похоже, эти деньги прогулялись из Йеллоустоуна на Окраину Неба и обра
тно. Значит, им не менее тридцати лет. Они еще хоть что-нибудь стоят?
Ч Ах, немного. Я в этом не разбираюсь. Полагаю, этого достаточно, чтобы поп
асть в Город Бездны. Но вряд ли хватит на что-то большее.
Ч А как мне попасть в Город Бездны?
Ч Это несложно. Вы могли бы отправиться даже сейчас. Отсюда до Нью-Ванкув
ера, что на орбите Йеллоустоуна Ч на тихоходном шаттле, он делает регуля
рные рейсы. Там вы купите место на «бегемоте» Ч это транспорт, который сп
ускается на поверхность. Думаю, ваших денег будет достаточно, если вы гот
овы воздержаться от некоторых излишеств.
Ч Например?
Ч Ну, скажем, от страховок.
Я улыбнулся.
Ч Что ж, понадеюсь на удачу.
Ч Но вы же не собираетесь немедленно покинуть нас, Таннер?
Ч Ну что вы. Пока нет.
Последнее, что обнаружилось в кейсе, Ч это два конверта: один темный, совс
ем плоский, другой Ч более объемистый. Когда Амелия покинула меня, я вскр
ыл первый и высыпал содержимое на постель. Однако меня постигло разочаро
вание: я рассчитывал найти какое-нибудь послание из прошлого, которое пр
ояснило бы ситуацию. Наоборот: казалось, кто-то нарочно пытался меня запу
тать. Добрый десяток паспортов и ламинированных идентификационных кар
точек... Они были действительны в то время, когда я поднялся на борт корабл
я, и могли использоваться в некоторых районах Окраины Неба и ее космичес
ком пространстве. Одни представляли собой просто листки картона, другие
были снабжены встроенными компьютерными системами.
Я считал, что большинству людей достаточно одного-двух документов подоб
ного рода Ч при наличии запретных для посещения зон. Изучив эту коллекц
ию, я понял, что они обеспечивали свободное посещение воюющих и нейтраль
ных стран, территорий, контролируемых Южной милицией, а также доступ в зо
ны боевых действий и низкоорбитальное пространство. Документы принадл
ежали человеку, который хочет перемещаться без помех. Впрочем, я заметил
некоторые странности. Например, мелкие несоответствия в личных данных
Ч место рождения и прочее Ч и названиях посещаемых пунктов. В одних док
ументах я числился бойцом Южной милиции, в других Ч тактическим специал
истом Северной коалиции. В некоторых документах вообще не упоминалось, ч
то я служил в армии. В одном я числился консультантом по личной безопасно
сти, а в другом Ч агентом экспортно-импортной фирмы.
Неожиданно хаос обрывочных сведений принял ясные очертания, и я понял, ч
то за человек я был.
Я тот, кому приходилось скользить через границы, подобно призраку, челов
ек с десятком биографий и несколькими вариантами прошлого Ч каждый из к
оторых был правдой и ложью одновременно. Риск был для меня нормой жизни, я
наживал себе врагов так, как другие заводят себе приятелей, Ч и это, похож
е, редко меня волновало. Я был человеком, который спокойно обдумывал убий
ство извращенца-монаха и воздержался от этого лишь по одной причине: овч
инка не стоила выделки.
Однако в конверте были еще три вещицы. Возможно, их специально положили т
ак, чтобы они не выпали. Я сунул пальцы в конверт и нащупал гладкую поверхн
ость фотоснимков и осторожно извлек их.
На первом была женщина поразительной красоты, смуглая, с нервной улыбкой
, запечатленная на прогалине у кромки джунглей. Фотоснимок был сделан но
чью. Повернув снимок к свету, я разглядел силуэт мужчины, который сидел сп
иной к фотографу и чистил ружье Ч возможно, это был я сам.
Ч Гитта... Ч произнес я, без труда вспомнив ее имя. Ч Ведь ты Ч Гитта, верн
о?
На втором снимке человек в солдатской рубахе шел по перерытой просеке, к
оторая когда-то была дорогой в джунглях. Он делал шаг навстречу к фотогра
фу, на одном плече висел огромный автомат, на другом Ч патронташ. Он был п
римерно моих лет и сложен, как я, но на этом сходство заканчивалось. Позади
я увидел упавшее дерево, которое перегородило дорогу. Из-под него торчал
окровавленный обрубок, и большую часть дороги покрывала густая кровава
я жижа.
Ч Дитерлинг, Ч произнес я. Снова имя всплыло само собой, непонятно откуд
а. Ч Мигуэль Дитерлинг.
Я уже знал: он был моим хорошим другом. И сейчас он был мертв.
Я посмотрел на третью фотографию и вначале ничего не почувствовал. Первы
й снимок вызывал волнение весьма интимного характера, второй Ч смесь го
рдости и тревоги. Судя по всему, человек даже не догадывался, что его снима
ют. Это был плоский снимок, сделанный с помощью дальномерной оптики. Мужч
ина торопливо шагал через мол, неоновые огни магазинов расплывались чер
точками из-за передержанной выдержки. Лицо человека тоже слегка расплыл
ось, но оставалось достаточно четким, чтобы его опознать. И прикон
чить , подумалось мне.
Потом я вспомнил и его имя.
Второй конверт оказался неожиданно тяжелым. Я перевернул его над постел
ью. Фигурки причудливых форм с острыми кромками, казалось, просились сам
и, чтобы я собрал их в единое целое. Она должна сама прыгнуть мне в ладонь, к
огда это потребуется. Ее будет трудно разглядеть, она жемчужного оттенка
, похожа на непрозрачное стекло.
Или на алмаз.

Ч Это блокирующий прием, Ч сказал я Амелии. Ч Смотрите, я обездвижен. Я в
ыше и сильнее вас, но в этом положении не могу пошевелиться: любое движени
е вызовет сильную боль.
Она выжидающе посмотрела на меня.
Ч Что теперь?
Ч Теперь разоружайте меня, Ч я кивнул на садовый совок, который изображ
ал оружие. Она мягко извлекла совок из моей ладони свободной рукой и отшв
ырнула в сторону, словно он был отравлен.
Ч Вы слишком легко уступили.
Ч Нет, Ч возразил я. Ч Вы так надавили на нерв, что я чуть сам его не вырон
ил. Это простая биомеханика, Амелия. Думаю, с Алексеем вы справитесь еще ле
гче.
Мы занимались на лужайке перед коттеджем в хосписе Айдлвилд. Раскаленна
я трубка из белой становилась тускло-оранжевой Ч это означало закат. Ст
ранно наблюдать такой... закат без солнца. Источник света постоянно остае
тся над головой, лишая тебя тех восхитительных возможностей, которые пре
доставляют длинные тени. Но нас это мало волновало. Последние два часа я п
оказывал Амелия основные приемы самообороны. Весь первый час Амелия пыт
алась нападать на меня Ч попросту говоря, хоть как-то коснуться меня лоп
аткой садового совка.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...