ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ч его жена была на волосок от истерики. Ч Ес
ли разрыв действительно под нами... О Боже, надо было записываться чаще.
Муж посмотрел на нее с усмешкой.
Ч Ведь ты сама сказала мне, что полеты в клинику для сканирования слишко
м дороги, чтобы ввести их в постоянную практику, дорогая.
Ч Тебе не следовало понимать это буквально.
Я повысил голос, заглушая перепалку.
Ч Боюсь, нам действительно грозят серьезные неприятности. Если волна п
ройдет строго вдоль нити, у нас есть шанс уцелеть. Но если спираль начнет д
елать захлесты, как плеть...
Ч Ты кто, черт тебя побери? Ч осведомился северянин, Ч инженер, что ли?
Ч Нет, я специалист несколько иного рода.
На лестнице снова послышались шаги, и появились остальные пассажиры. Пох
оже, толчок убедил их, что случилось нечто серьезное.
Ч Что происходит? Ч спросил один из южан, грузный мужчина, на фут возвыш
ающийся над остальными.
Ч Мы летим по перебитой спирали, Ч ответил я. Ч Если не ошибаюсь, в подъе
мнике есть скафандры? Предлагаю влезть в них как можно быстрее.
Мужчина посмотрел на меня как на сумасшедшего.
Ч Ведь мы продолжаем подниматься! Мне плевать, что там происходит внизу
Ч у нас все в порядке. Эта штука рассчитана на то, что мы можем вляпаться.

Ч Согласен, Ч ответил я. Ч Но не столь глубоко.
К этому времени прибыл и слуга, подвешенный к своему потолочному рельсу.
Я попросил его проводить нас туда, где хранились скафандры. По большому с
чету, он должен был сделать это сам, но ситуация оказалась слишком нестан
дартной, чтобы он увидел в ней опасность для жизни своих двуногих подопе
чных. Интересно, дошла ли до орбитальной станции новость о том, что спирал
ь перебита? Почти наверняка дошла Ч и почти наверняка сделать что-либо с
подъемниками на спирали было невозможно.
И все же нам повезло больше, чем тем, кто оказался в нижней части спирали, о
тсеченной. Я представил себе тысячекилометровый отрезок ниже обрыва. По
требуется несколько минут, чтобы верхушка спирали обрушилась на планет
у Ч пока еще она продолжала висеть как заколдованная, словно в трюке с ве
ревкой. Но все равно она будет падать, и нет в мире силы, способной останов
ить ее падение. Миллионы тонн спирали врежутся в атмосферу, отягощенные
подъемниками, некоторые из которых заполнены пассажирами. Это будет мед
ленная и весьма жуткая смерть.
Кто мог это сделать?
Слишком самонадеянно было бы полагать, что это не имеет отношения к моем
у путешествию. Рейвич перехитрил нас в Нуэва-Вальпараисо, и, не случись об
стрела, я все еще пытался бы смириться с фактом смерти Дитерлинга. Трудно
представить, что к взрыву причастен Васкес Ч Красная Рука, хотя я так и не
вычеркнул его из списка подозреваемых в убийстве моего друга. Васкесу н
е хватило бы воображения, чтобы придумать подобное, Ч не говоря уже о сре
дствах. К тому же идеологическая обработка со стороны сектантов не позво
лит ему даже подумать о том, чтобы нанести какой-либо ущерб мосту. Но кто-т
о все же пытается убить меня. Возможно, они подложили бомбу на борт одного
из подъемников, следующих за нами, в расчете на то, я нахожусь в нем или в од
ном из тех, что окажутся ниже. А может, они выпустили ракету и ошиблись в ра
счетах. Технически Рейвич мог организовать подобное, у него были весьма
влиятельные друзья. Но у меня в голове не укладывалось, что он способен на
такое Ч мимоходом угробить несколько сотен невинных только за тем, чтоб
ы обеспечить смерть одного человека.
Но человеку свойственно учиться.
Мы последовали за слугой к отсекам, в каждом из которых был заключен ваку
умный скафандр. Ума не приложу, где они раскопали эти раритеты: в скафандр
приходилось с усилием втискиваться, вместо того чтобы просто позволить
ему «облепить» себя. Все они оказались мне малы примерно на размер, но я об
лачился довольно быстро Ч с легкостью человека, который привык носить б
роню. Я позаботился о том, чтобы заводной пистолет перекочевал в один из м
ногочисленных вспомогательных карманов, предназначенных для сигнальн
ых ракет.
Пистолета никто не заметил.
Ч Это не обязательно! Ч вспылил аристократ-южанин. Ч Нам ни к чему наде
вать эти проклятые...
Ч Послушайте, Ч сказал я. Ч Когда налетит волна компрессии Ч а это мож
ет случиться в любую секунду, Ч нас шарахнет так, что у вас не останется н
и одной целой косточки. Вот почему вам необходимо надеть скафандр. Это мо
жет вас спасти.
Но может и не спасти, добавил я мысленно.
Пассажиры возились со скафандрами, проявляя различную степень ловкост
и. Я устремился на помощь, и через минуту-другую они были готовы, не считая
великана, который продолжал сокрушаться по поводу размеров скафандра, с
ловно у него была масса времени. Более того, он начал перебирать костюмы и
рассуждать по поводу их размеров.
Ч У нас нет времени. Хотя бы загерметизируйтесь, а потом будете беспокои
ться о синяках и царапинах.
Я представил себе безумное цунами, которое несется нам навстречу, пожира
я километры. Сейчас волна уже миновала нижние подъемники. Интересно, хва
тит ли ей силы сбросить их?
Я все еще размышлял, когда волна обрушилась на нас.
Это оказалось куда хуже, чем я предполагал. Подъемник дернулся в сторону,
и нас ударило о внутреннюю стену. Кто-то завопил Ч похоже, получив перело
м, Ч но почти тут же нас швырнуло в противоположном направлении, на прозр
ачный купол смотрового окна. Слуга, сорвавшись с потолочного рельса, про
летел мимо нас, и его твердый стальной корпус кинжалом ударился в стекло.
Оно тут же покрылось паутиной белых линий, но уцелело. Сила тяготения осл
абела, когда подъемник замедлил движение по спирали; какой-то элемент ег
о индукционного мотора был поврежден ударом.
Голова аристократа-южанина разлетелась вдребезги, словно перезревший
плод, и превратилась в мерзкое красное месиво. Толчки становились все сл
абее, но его тело еще вяло перекатывалось по каюте. Кто-то снова вскрикнул
. В той или иной мере досталось каждому. Возможно, и мне, но адреналин напро
чь заблокировал болевые ощущения.
Компрессионная волна миновала. Я знал, что в какой-то момент она достигне
т конца нити и снова пойдет вниз, но на это потребуется несколько часов, и
волна уже не будет такой мощной, поскольку растратит энергию.
Есть шанс, что нас это не коснется.
Затем я вспомнил о подъемниках, находящихся под нами. Они тоже должны пот
ерять скорость Ч а может быть, их вообще сбросило. Может быть, сработали а
втоматические системы безопасности, но сказать наверняка было трудно. И
если нижняя кабина все еще поднимается с прежней скоростью, она вот-вот в
режется в нас.
Я сделал паузу и заговорил, поднимая голос над стонами раненых:
Ч Прошу прощения. Но я только что подумал о...
На объяснения не было времени. Они просто должны были последовать за мно
й Ч или пенять на себя, оставшись в подъемнике. Попасть в аварийный шлюз п
одъемника нам не успеть; потребуется не меньше минуты, чтобы пройти цикл
всем семерым Ч теперь уже шестерым. Вдобавок, чем дальше мы окажемся от м
оста, тем больше у нас шансов уцелеть, когда подъемники столкнутся.
По сути, выбора не оставалось.
Я извлек из кармана на скафандре мой заводной пистолет, неуклюже сжимая
его рукой в перчатке. Прицелиться сколько-нибудь точно было невозможно,
но, к счастью, этого и не требовалось. Я просто навел пистолет в сторону па
утины трещин, оставленной на стекле слугой.
Кто-то попытался остановить меня, не понимая, что мои действия могли спас
ти им жизнь, но я был сильнее, и мой палец нажал на курок. Механизм в пистоле
те сработал, выбросив мощный импульс связующей молекулы энергии. Из ство
ла вылетел рой флекетт. Они врезались в стекло, и паутина трещин стала шир
е. Оно напряженно выгнулось наружу, затем разлетелось мириадами белых ос
колков, образовав рваное отверстие. Воздушная буря вышвырнула нас в косм
ос.
Я вцепился в пистолет, словно утопающий за соломинку. Лихорадочно огляды
ваясь, я пытался сориентироваться относительно других. Вихрь раскидал и
х в разных направлениях, точно осколки осветительной ракеты. Однако все
мы падали вниз, хотя и по разным траекториям.
Под нами была только планета.
Медленно вращаясь, я снова увидел подъемник. Он все еще удерживался на ни
ти, продолжая уходить вверх, уменьшаясь с каждой секундой по мере того, ка
к я падал. Затем Ч это было как вспышка в подсознании Ч я уловил движение
второго подъемника, который двигался вверх по нити на нормальной скорос
ти, и почти следом Ч ослепительная, точно ядерный взрыв, вспышка.
Когда вспышка погасла, не осталось ничего Ч даже нити.

Глава 4

Небесному Хаусманну было три года, когда он увидел свет.
Позже, в зрелые годы, он будет считать это своим первым отчетливым воспом
инанием, которое можно соотнести со временем и местом и которое определе
нно имело отношение к реальному миру Ч в отличие от иллюзий, обитающих н
а призрачной границе, которая отделяет реальный мир от фантазий ребенка.

Родители запретили ему покидать детскую. Он проявил непослушание, отпра
вившись в дельфинарий Ч это темное и сырое место в чреве гигантского ко
рабля «Сантьяго» считалось запретным. Но, по сути, его соблазнила Конста
нца, которая провела его по лабиринту железнодорожных туннелей, проходо
в, пандусов и лестниц туда, где спрятали дельфинов. Констанца была лишь дв
умя-тремя годами старше Небесного, но казалась ему почти взрослой и тако
й же запредельно умной. Все говорили, что Констанца Ч гений, что однажды
Ч возможно, когда Флотилия завершит свое долгое неспешное путешествие,
Ч она станет капитаном. Это говорилось полушутя, но в то же время почти се
рьезно. Небесный мечтал, чтобы она назначила его своим помощником, когда
этот день наступит. Чтобы они сидели вдвоем перед панелью управления в г
лавной рубке, которую он никогда не видел. Мечта не казалась смешной: взро
слые постоянно твердили ему, что он тоже необычайно одаренный ребенок. Д
аже Констанца иногда поражалась идеям, которые он высказывал. Но позже Н
ебесный напоминал себе, что, несмотря на весь свой ум, Констанца не безупр
ечна. Она знала, как добраться до дельфинария, не попадаясь никому на глаз
а, но едва ли знала, как вернуться незамеченными.
Впрочем, приключение того стоило.
Ч Взрослые их не любят, Ч сказала Констанца, когда они подошли к резерву
ару, в котором находились дельфины. Ч Они хотят, чтобы дельфинов вообще н
е было.
Они стояли на скользкой от воды дренажной решетке. Резервуар представля
л собой высокий стеклянный аквариум, залитый мертвенно-бледным светом, и
уходил на десятки метров в темноту трюма. Небесный вгляделся в полумрак.
Дельфины казались далекими серыми тенями в бирюзовой толще воды, их силу
эты постоянно исчезали, дробясь на части, и вновь возникали среди причуд
ливой игры световых бликов. Они казались не живыми существами, а, скорее, с
транными фигурами, отлитыми из мыла, Ч скользкими и не вполне реальными.

Небесный прижал ладонь к стеклу.
Ч Почему они их не любят?
Ч Знаешь, Небесный, с ними что-то не то, Ч сдержанно отозвалась Констанц
а. Ч Это не те дельфины, которые были на корабле, когда он улетел с Меркури
я. Это их внуки, а может, правнуки Ч понятия не имею. Они никогда не видели н
ичего, кроме этого бассейна, и у них нет родителей.
Ч Я тоже не видел ничего, кроме этого корабля.
Ч Но ты не дельфин, тебе ни к чему просторы океана.
Констанца замолчала, потому что один из дельфинов поплыл к ним. Остальны
е его сородичи теснились в дальнем конце резервуара, возле устройства, с
остоящего из нескольких телевизионных экранов, на которых возникали ка
кие-то изображения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...