ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Библиотека Старого Чародея
«Дитц У. Планета-тюрьма: Роман»: Эксмо; М.; 2002
ISBN 5-699-01598-1
Оригинал: William Dietz. Freehold (1987), “Prison Planet”, 1989
Перевод: Б. М. Жужунава
Аннотация
На планету-тюрьму никто не отправляется по доброй воле, это не место для жизни. И все же Джонотан Ренн твердо намерен остаться в живых, чтобы отомстить тем, по чьей вине там оказался.
Уильям ДИТЦ
ПЛАНЕТА-ТЮРЬМА
Часть первая
ПРЕСТУПНИК
Глава первая
— Пошевеливайся, падаль… Я не собираюсь возиться тут с тобой целый день.
Глумливо ухмыляясь, охранник подтолкнул Джонатана Ренна к входному люку шаттла. Там уже поджидали двое других. Они втащили его внутрь и швырнули на палубу.
Он с размаху грохнулся о стальное покрытие. Конечно, было больно, но Ренн привык к боли. Ничего удивительного. Ведь охранники постоянно использовали боль в качестве своего рода универсального языка. Языка, который не требует перевода и позволяет в ста случаях из ста добиться желаемого. Ну и, разумеется, немаловажную роль играл тот факт, что статус охранников был лишь самую малость повыше, чем у заключенных. Надо же им как-то подчеркнуть свое превосходство! Вот они и самоутверждаются, причиняя боль тем, кто попадает им в руки.
Ренн прекрасно понимал незамысловатые мотивы, руководившие охранниками, но, ясное дело, легче ему от этого не стало. Он потряс головой и, когда в глазах прояснилось, увидел вкрапленные в поверхность палубы латунные буквы. Они складывались в надпись: «ОСТАВЬ НАДЕЖДУ ВСЯК СЮДА ВХОДЯЩИЙ».
Охранники заржали. Чьи-то руки грубо дернули Ренна, заставляя подняться на ноги. Для охранников это был в высшей степени рутинный эпизод, но все-таки хоть какое-то развлечение. Что же касается Ренна, то он уже давным-давно оставил всякую надежду, хотя прежде он надеялся: поначалу — на то, что в один прекрасный день явится некто, сообщит, что невиновность Ренна доказана, его выпустят на свободу и вдобавок — ха! — принесут самые искренние извинения от имени императора: «Простите, старина, произошла ужасная ошибка. В голове не укладывается, как такое могло случиться. Если позволите, я отвезу вас домой».
Однако дни складывались в недели, а недели в месяцы, и постепенно он начал понимать, что мечтам о полном и безоговорочном оправдании вряд ли суждено сбыться, и неумирающая надежда приняла более реалистические формы.
Имперский суд сочтет возможным проявить к нему снисходительность. Да, он невиновен, но в сложившейся ситуации Ренна вполне устроило бы, если бы суд просто отложил на некоторое время рассмотрение его дела. По крайней мере, это дало бы ему возможность добраться до Шинто и вытрясти из него правду. К тому, что он оказался здесь, мог быть причастен кто-нибудь еще, но в том, что Шинто приложил к этому руку, у Ренна не было никаких сомнений. Если суд отложат, он окажется на свободе и, конечно, сумеет найти необходимые доказательства своей невиновности. Почему бы и нет, в самом деле? В конце концов, он — уважаемый бизнесмен с незапятнанной репутацией, имеющий друзей в самых высоких сферах.
«Суд признает виновность гражданина Джонатана Ренна по всем пунктам предъявленного ему обвинения. Однако, учитывая его незапятнанную репутацию, несомненное раскаяние и убедительные показания свидетелей, суд считает возможным проявить снисходительность. Посему мы приговариваем гражданина Ренна к уплате штрафа в размере одной тысячи империалов и откладываем повторное рассмотрение дела на один стандартный год, в течение которого ему будет предоставлена возможность находиться на свободе».
Ожидание затягивалось, надежды таяли, но в конце концов дело дошло до суда. Он продолжался всего пятнадцать минут. Никто из высокопоставленных друзей Ренна не объявился, доказательств вины было больше чем достаточно, и компьютеру, осуществляющему правосудие, понадобилось ровно три с половиной секунды для вынесения вердикта.
— За преступления против Империи гражданин Джонатан Ренн приговаривается к пожизненному заключению на одной из планет-тюрем. Приговор вступает в действие немедленно.
Ренн, конечно, подал апелляцию, и повторное рассмотрение дела было назначено на девятое число следующего месяца. На этот раз в качестве судей выступали люди. Добрый час они потратили впустую, попивая кофе, обмениваясь мнениями по поводу множества других дел, просто сплетничая, и только после этого наконец перешли к рассмотрению дела Ренна. Спустя всего пять минут судьи пришли к выводу, что нет никаких оснований отменять решение суда низшей инстанции, и с легким сердцем отправились завтракать.
Еще через несколько минут служебный робот, у которого явно были проблемы с дикцией, сообщил Ренну их решение.
— Прошу прощ-щ-щения, граж-ж-данин Ренн, — прошепелявил он, — но мне поручено проинформировать вас о том, что ваш-ш-ша апелляция отклонена и приговор оставлен без изменения. Может, принести вам выпить чего-нибудь освеж-ж-жающего?
Прошло несколько дней, и Ренна вместе с шестьюдесятью двумя другими заключенными и необходимыми запасами продовольствия погрузили на борт шаттла и доставили на транспортный корабль. Как только их затолкали в крошечные камеры, корабль вышел на околоземную орбиту и начал подготовку к гиперпространственному переходу. Еще через несколько часов Ренн ощутил первые признаки характерной тошноты, обычно сопровождающей выход в гиперпространство, и понял, что путь в неизвестность начался. Куда он вел, этот путь? Ренн не знал, а спрашивать не имело смысла. Он был заключенным, а с заключенными, как известно, вообще не принято разговаривать.
Неделя проходила за неделей. Корабль трижды покидал гиперпространство и переходил на стационарную орбиту около трех разных миров. Видимо, это и были планеты-тюрьмы. По правде говоря, в бытность свободным человеком Ренн не слишком интересовался такими вещами. В конце концов, с какой стати его должна волновать судьба наводнивших Империю преступников, проходимцев и психопатов? Разве они не получали то, что заслуживали? Осознав всю иронию противоречия между этим поверхностным взглядом и реальной действительностью, Ренн попытался припомнить то немногое, что ему приходилось читать или слышать о планетах-тюрьмах.
Идея их создания принадлежала еще первому императору. Одержав победу в затяжной гражданской войне, он выстраивал свою Империю на развалинах прежней конфедерации, куда входили сотни населенных людьми миров. Пока шла война, на большинстве из них власть принадлежала военным; и теперь проблема наведения и поддержания общественного порядка на огромном множестве планет встала перед императором в полный рост. Военное положение — вещь, конечно, эффективная, но весьма обременительная, и большинство миров жаждали побыстрее избавиться от него. Вот почему, как только с войной было покончено, они поспешили учредить у себя гражданское управление.
Однако едва новые правительства сменили старые, руководствовавшиеся законами военного времени, планеты захлестнула волна преступности. В результате только что реструктурированные судебные системы начали задыхаться от перегрузки, в спешке вынося непродуманные приговоры и забивая правонарушителями и без того переполненные тюрьмы.
— Нужно строить новые тюрьмы, — говорили императору его советники.
Он, однако, эту идею отверг. Тюрьмы стоили недешево, да и тюремному заключению часто подвергались противники правительства, воображаемые или реальные. Останавливало и еще одно соображение: появление на их планетах все новых и новых тюрем вряд ли соответствовало представлению граждан империи о мирной и спокойной жизни.
Что же делать?
Как это не раз случалось и прежде, ответ пришел, когда император принимал свою ежедневную оздоровительную ванну. Конечно! Это же очевидно! И как ему раньше в голову не пришло? На протяжении долгого времени императора беспокоила еще одна проблема, связанная с второразрядными и третьеразрядными планетами, которые, находясь в сфере его контроля, были тем не менее не заселены. Эти миры представляли собой очень большое искушение для соседней Второй Роннанской Империи. По мере сближения двух империй, человеческой и роннанской, обе они все чаще подумывали о том, как бы проникнуть на территорию соседа и закрепиться там, создав собственные опорные пункты. С этой точки зрения необитаемые планеты выглядели особенно привлекательно.
Почему бы не использовать некоторые из них в качестве тюрем? Это позволило бы решить сразу две проблемы — избавиться от заключенных и отвадить роннанцев от заброшенных планет.
Чем дольше император обдумывал эту идею, тем больше она ему нравилась. Безусловно, на многих из необитаемых миров условия, мягко говоря, оставляли желать лучшего. И все же они были не только пригодны для жизни, но и обладали запасами весьма ценных природных ресурсов.
И тут императора осенило: а ведь можно сделать даже так, что планеты-тюрьмы перестанут нуждаться в помощи со стороны правительства. Более того. Не исключено, что со временем они начнут приносить прибыль. После того как заключенных доставят на место, их нужно предоставить самим себе. Никаких камер, никакой охраны. И дальше все будет зависеть исключительно от их собственного выбора. Кто-то может ограничиться тем, чтобы стараться просто выжить. Но желающие добиться большего должны будут хорошенько потрудиться. Они смогут получить и новые технологии, и недостающие материалы, и продукты, но — не даром. Чем же они станут расплачиваться? Тем, что представляет ценность для других миров, в зависимости от природных ресурсов каждой планеты-тюрьмы и, разумеется, от потребностей рынка.
Прекрасно. Улыбаясь, император снова погрузился в целительную жидкость, которой была наполнена ванна, и вознаградил себя за удачно найденное решение еще несколькими минутами полного расслабления.
А потом, не теряя времени даром, он приступил к реализации своей идеи. Вскоре нужные планеты были отобраны, исследованы и оценены. Эксперты соответствующих областей знаний изучили геологию каждой, ее природные ресурсы, главные параметры экосистемы, погодные условия и прочее, и прочее. Опираясь на эти исследования, они представили перечни снаряжения, необходимого для выживания на каждой из планет, лекарств для борьбы с местными болезнями и тех продуктов, которые заключенные должны будут добывать или производить.
Чтобы исключить побеги или появление непрошенных гостей, вокруг всех отобранных планет были размещены орбитальные станции, напичканные автоматическим оружием. Сразу вслед за этим началась доставка заключенных. К настоящему времени первый император уже умер, трон унаследовал его сын, но система планет-тюрем не только пережила своего создателя, но и проявляла все признаки завидной жизнестойкости.
Каждый раз, когда корабль переходил на орбиту вокруг очередной планеты, Ренн напряженно вслушивался в лязганье дверей и приглушенное звяканье, издаваемое кандалами заключенных. Может быть, сейчас придут и за ним? Но нет, о его существовании словно забыли. Шаттлы уносились прочь, шум двигателей постепенно стихал, а в его положении ничего не менялось. Оставалось загадкой, по какому принципу отбирали заключенных для каждой конкретной планеты. Ренн как-то не удержался и спросил об этом одного из охранников, хотя заранее предполагал, каков будет ответ. Так и вышло — охранник хорошенько врезал ему. Очень может быть, не только с целью отучить задавать вопросы, но и потому, что просто не знал ответа.
Прошло несколько недель, безликих, неотличимых одна от другой. И вот однажды, без какого-либо предупреждения, дверь его камеры с лязгом распахнулась и Ренна окликнули по имени. Слабо мерцали стены коридора, по которому он уходил в неизвестное будущее, и теперь уже другие провожали его взглядами сквозь предназначенные для подачи пищи щели в дверях.
Ренна проволокли через шлюзовую камеру шаттла, потом снова по коридору и наконец пинком препроводили в грузовой отсек. Когда люк за его спиной закрылся, он огляделся, щуря глаза. Тут и там горели мощные прожекторы, отбрасывая яркие зеленоватые пятна света на поцарапанную поверхность палубы. В первый момент Ренну показалось, что он один, но вскоре послышалось клацанье подошв о стальную поверхность;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...