ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Евлампия Романова: Следствие ведет дилетант – 21



Аннотация

Разве могу я, Евлампия Романова, остаться в стороне, если друг заболел? Ужасно: у Вовки Костина нет желудка! Именно такой диагноз поставили в платной поликлинике. Ерунда, врут медики, ест-то он вон с каким аппетитом! Врут, чтобы денежки вытянуть на лечение. Не на ту напали! Недаром же госпожа Романова является сотрудником частного детективного агентства! Вот я пойду и разберусь с коновалами, которые за такие деньги ставят такие диагнозы!
Кстати, а откуда у заведующей отделением поликлиники взялся медальон покойной Зои Крон? Зря я решила, что ее мать, рассказавшая странную историю о скоропостижной смерти дочери и письме… с того света, сумасшедшая.
Сумасшедшие те, кто задумал кошмарную авантюру. Хотя и они не психи – просто преступники. Опять не так: не просто, а очень опасные. Только я никого не боюсь!

Дарья Донцова Золушка в шоколаде


Глава 1

Никогда не откладывай дела на завтра, отложи их на послезавтра, и у тебя будет два свободных дня.
Тяжело вздохнув, я оглядела кухню. Почему большинству хозяек хочется иметь двадцатиметровое пространство для приготовления пищи? Намного удобнее обладать каморкой, куда втиснуты один шкафчик и плита, тогда не возникнет никаких проблем с уборкой. Ну что там чистить в крохотном отсеке? За пятнадцать минут легко наведешь идеальный порядок и пойдешь смотреть телик. А я, несчастная, сейчас стою посреди необъятного помещения и с тоской понимаю: времени, чтобы разобрать кавардак, потребуетя уйма! В мойке высится гора грязной посуды, слава богу, она хоть ограничена высотой крана, а то бы достигла потолка. Впрочем, рано я обрадовалась: те тарелки, что не поместились в раковине, пристроены на столе, там же стоят и чашки с остатками чая, кофе, какао, сока…
На спинках стульев висят свитера и пиджаки. Ни Сережка, ни Костин, ни Кирюшка не способны дойти до шкафа и аккуратно расселить одежду. Наверное, привычка разбрасывать повсюду части гардероба, в том числе и носки, является одним из первичных мужских половых признаков. Скажите честно, ваши мужчины непременно кладут носки в корзину для белья? Если так, то поделитесь опытом, каким образом вам удалось выдрессировать мужа или сына.
А туалет? Я имею в виду круг от унитаза. Лично у меня начинается приступ депрессухи при зрелище поднятого стульчака. А еще мужчины смеют упрекать нас, женщин, в неправильном выдавливании зубной пасты! Ей-богу, это смешно!
Не далее как сегодня утром Сережка гневно завопил из ванной:
– Ну сколько можно объяснять? Не жмите на тюбик посередине! Аккуратненько давите снизу! Нельзя же быть такими косорукими неряхами!
Мы с Катюшей переглянулись и ничего не ответили, хотя у меня с языка чуть было не слетела фраза: «Может, я и «косорукая неряха», только ни разу не оставила на обеденном столе грязную тарелку, не разбрасываю свои ботинки по прихожей и не забрызгиваю зеркало в ванной».
– И что за хрень мокнет в тазу? – не успокаивался Сережа. – Какая-то пакость! О! Лампа-а-а!
Я вошла в ванную комнату.
– Чего кричишь?
– Здесь дохлая болонка! – взвыл Сережка. – С ума сойти!
Я уставилась на пластмассовый тазик, в котором плавало нечто белое, кудрявое, и правда похожее на крошечную собачку, и взвизгнула:
– Мама! Какой ужас!
Сережка схватил полотенце, начал дрожащими руками вытирать вспотевший лоб, и тут до меня дошло: никаких крошечных собачек в нашей квартире нет. Мопсы и стаффиха стерилизованы, а Рамик не способен принести в подоле потомство, наш двортерьер кобель и…
– Это Лолита, – сообщила Лизавета из коридора.
Серега выронил полотенце, но успел поймать на лету.
– Кто?
– Что? – обернулась я.
Лиза хихикнула и заглянула в дверной проем.
– Вы забыли, да? Вот как ко мне относитесь! Не обращаете внимания на мои проблемы, не интересуетесь…
Я привалилась к стене. У Лизаветы с большим опозданием начались проблемы подросткового возраста, по любому поводу она теперь обижается.
– Сделай одолжение, – прошипел Сережа, – объясни, кто такая Лолита и почему она покончила с собой в нашей ванной? Что за существо утонуло в муках? Пудель? Котенок?
– Овца, – пожала плечами Лизавета.
– Издеваешься, да? – взвыл Сережка. – Да жене козла ни за какие пряники в пластиковом тазу не поместиться!
Лиза засмеялась:
– У козла жена – коза. Супруга овечки зовут бараном.
– Мне без разницы! – рявкнул он.
– О боже! – закатила глаза Лизавета. – Живу с посторонними людьми, которых ничего, кроме еды, не колышет! Плюшевую овечку мне подарила Катька Кудрина на день рождения. Я назвала игрушку Лолита, это моя любимая сплюшка.
В глазах Сергея вспыхнул нехороший огонек.
– Кто? Соплюшка?
– Сплюшка! – топнула ногой Лизавета. – Я с ней сплю!
– Офигеть… – протянул Сережка.
– На ночь я люблю съесть шоколадку, – неожиданно мирно пояснила Лиза, – вчера я уронила кусочек на простыню, перемазала Лолиту, вот и решила замочить овечку и постирать. Она, кстати, очень прикольно мекает. Послушай!
Лиза прошмыгнула в ванную, выхватила кудлатую овечку из воды и затрясла ею перед моим лицом.
– Офигеть, – повторил Сережка, швырнул скомканное полотенце на стиральную машину, промахнулся и ушел, оставив его лежать на полу.
Я молча наклонилась, подобрала. Не стоит злиться на парня, ну недобросил немножко, зато он всегда аккуратно выдавливает зубную пасту из тюбика.
– Молчит, – грустно констатировала Лизавета. – Почему? Так здоровски мекала!
– Овца бекает, – неосторожно возразила я.
Глаза Лизаветы наполнились слезами.
– У меня горе, а вокруг одни зануды!
– Ты вынула из нее батарейку? – спросила я.
– Какую? – прекратила стенать девочка.
– Игрушка издает звуки при помощи источника тока. Если перед стиркой не вытащить его, то твоя «сплюшка» онемеет.
Большая прозрачная слеза потекла по щеке девочки.
– Вот ты какая! – плаксиво протянула она. – Почему не предупредила? Откуда мне знать про батарейку?
– Лизочек, – ласково прожурчала я, – давай рассуждать логически. Ты в котором часу замочила Лолиту?
– В двенадцать комп выключила, съела шоколадку, измазала овечку… – начала загибать пальцы она.
– А я отправилась спать в десять, понимаешь? Я же не видела, как ты замачивала бедную Лолиту в тазу! И никак не могла тебя предупредить!
Секунду Лизавета стояла с открытым ртом, потом закричала:
– Могла бы предусмотреть, сообразить, понять… Ну почему тебе в голову не пришло: Лиза съест ночью шоколадку, запачкает Лолиту и испортит водой любимую сплюшку? Взяла бы и сказала мне заранее: «Не совершай глупости, родная. Оставь Лолочку на стиральной машине, завтра утром я ее тебе осторожненько искупаю». Вот ты какая! Лишь о себе заботишься!
Зарыдав, Лиза швырнула на пол ни в чем не повинного плюшевого уродца и унеслась прочь.
Я онемела от абсурдности ее претензий, потом подобрала овечку, выжала, отнесла на лоджию и положила на пластиковый столик. Пусть сначала обсохнет на солнышке, а потом я подумаю, что делать. Можно ли починить игрушку, не знаю, а вот успокаивающие таблетки для Лизаветы приобрести необходимо. И еще я решила: сейчас не стану высовывать нос из своей спальни, уедут домашние на службу, тогда и займусь уборкой. У меня сегодня выходной, и провести его следует с толком. А какой тут толк, если с утра пораньше я начну раздражаться?
Когда за последним домочадцем захлопнулась дверь, я, облегченно вздохнув, собрала собак, погуляла с ними, раздала псам утреннюю кашу и принялась обозревать пейзаж: грязные чашки, раскиданная одежда и так далее.
Через пять минут в голову закралась крамольная мысль: может, не затевать грандиозной уборки? В конце концов, все снова покроется пылью. Ну согласитесь, есть в труде домохозяйки некий налет мазохизма – трешь-трешь, прибираешь-прибираешь, а воз и ныне там, как говорится. Лучше я сейчас просто распихаю вещи по шкафам и вымою посуду, а уборку кухни отложу на завтра, нет, на послезавтра, тогда у меня получится два свободных дня.
Меня охватило невероятное чувство радости. Господи, как просто стать счастливой: надо лечь спать с мыслью о завтрашней генеральной уборке, а утром отложить противное занятие на неопределенный срок.
Напевая веселую мелодию, я живо сгребла шмотки, ловко расправилась с посудой, сварила себе чашечку кофе, упала в кресло, положила ноги на пуфик, включила телевизор и застонала от восторга. Сериал «Тайны следствия» только начался, по экрану бежали титры, потом появилась Анна Ковальчук в форме прокурора. Как мне повезло! Сейчас оттянусь по полной программе! Раньше семи дома никто не появится, кофе вкусный, булочка с маком свежайшая, кино любимое…
– У нас есть масло? – раздался сердитый бас.
Я подпрыгнула, как кролик, услыхавший шорох змеи в кустах.
– Кто здесь?
– А кого ты ждешь? – протянул Костин, открывая холодильник.
– Вовка! Ты?!
– Неужели я так успел измениться за несколько часов отсутствия, что меня невозможно узнать? – скривился майор. – Извини, конечно, если разочаровал тебя, но… да, это всего лишь я, скромный мент.
– Что случилось?
– Не могу выпить кофе? – обозлился Вовка. – Похоже, я тебе помешал. Ладно, ухожу к себе!
Я тяжело вздохнула. Если в вашем доме живут подростки и мужчина, пребывающий в кризисе среднего возраста, примите мои искренние соболезнования. Покоя вам не будет, и первые, и второй станут занудничать, обижаться по каждому поводу, качать права и требовать к себе эксклюзивного внимания.
Можно, конечно, сейчас пожать плечами и продолжать наблюдать за приключениями Маши Швецовой, но мне неприятна даже мысль о ссоре с Костиным.
Я нажала на пульт, экран погас. Я встала из удобного кресла и с фальшивой радостью сказала:
– С удовольствием сделаю для тебя яичницу!
Вовка опустился на стул и подпер голову руками.
– Кругом одни идиоты, – мрачно произнес он.
– Ты это обо мне? – уточнила я.
– Нет, – без тени улыбки ответил майор, – облом у меня вышел.
– Какой? – лишь из хорошего воспитания поддержала я разговор.
Костин насупился и стал рассказывать:
– Подготовили мы операцию! Тщательно! Учли все мелочи!
Я села у стола и начала кивать. Похоже, приятелю надо выговориться.
– С раннего утра залегли в засаде, – бубнил Костин, без особой охоты ковыряясь вилкой в яичнице. – Представляешь картину? Небольшой лесок, неширокая дорога, ведущая в деревеньку, никого нет, шоссейка тупиковая, только местные катаются. В зеленой полосе притаились парни из ОМОНа и мои ребята…
– Зачем? – заинтересовалась я.
Костин моргнул.
– Вследствие проведенных оперативно-розыскных мероприятий нами был обнаружен тайник, куда предполагаемый преступник сложил похищенные драгоценности. Никаких прямых улик против мужика не было, наоборот, сплошные положительные характеристики: отличный семьянин, великолепный работник, просто зефир в шоколаде. Но я нутром чуял – это он ювелирный магазин грабанул!
– Чутье к делу не пришьешь, – сочувственно кивнула я.
Костин отодвинул тарелку с почти нетронутой едой.
– И тут информатор стукнул про тайничок. Появился шанс взять злодея в тот момент, когда он за золотишком полезет. Вот и устроили засаду. Бойцам велели не шевелиться, не дышать, чтобы фигурант ничего подозрительного не заметил. Он вскроет захоронку, хапнет украденное, ну и… Понятно?
– Более чем, – кивнула я.
– Ага, – фыркнул Вовка, – мне тоже показалось: все тип-топ будет. И покатилось дельце. «Наружка» отрапортовала: объект из дома выехал, движется в сторону шоссе.
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...