ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вон они, - подполковник кивнул на открытую дверь в другую комнату, где за столом сидели мальчик и девочка.
Малдер взглянул на детей и снова посмотрел на миссис Будахас. Та судорожно кивнула и тихо произнесла;
- Да.
И она, и Скалли все еще стояли, сидел только Малдер. «Сейчас он успокаивает миссис Будахас, заставляя ее подтверждать ответы мужа, - подумала Скалли. - Малдеру ее подтверждения ни к чему - он все это знает из личного дела. Но, черт возьми, что с этим летчиком?» Малдер улыбнулся. «Еще один плюсик».
- Вы болеете за команду «Гринбэй»? - спросил он, указывая на футболку Будахаса.
- Да, - ответил тот.
- Помните кубок шестьдесят восьмого?
- Дон Чендлер забил четыре гола, - оживившись, ответил подполковник. - Последняя игра Ломбарди. К чему мне отвечать на эти вопросы? - раздраженно воскликнул он.
- Это не он, - снова произнесла Анита Будахас.
- Подполковник Будахас, вы ведь летчик?
- Да, сэр.
- Вы, наверное, летали на всем, у чего есть два крыла.
Миссис Будахас непонимающе смотрела на спецагента.
- У меня есть один приятель - жуткий пижон. Он сказал, - продолжал Малдер, - что сможет в течение восьми минут выдержать перегрузку в восемь g. Возможно ли это?
Роберт Будахас опустил взгляд, нахмурился. Потом медленно поднял голову.
- Я не… - проговорил он и вновь надолго замолчал, - не могу… - выдавил он наконец. - Мне нужно… Я не помню, - бессвязно заговорил он и, поднявшись, пошел к двери.
- О нет, - сквозь слезы произнесла Анита Будахас и попятилась. Скалли делала успокаивающие жесты, но была готова вклиниться в случае чего между Будахасом и его супругой. «Та-ак, - подумал Малдер, глядя на бывшего летчика-испытателя, - все чудесатее и чудесатее».
- Малдер, - впервые за последние четверть часа открыла рот Скалли, когда они спускались с крыльца, - объясни мне, что происходит?
- Мне кажется, - не сбавляя шага ответил Малдер, - что его мозг переделали. Что-то вроде селективного стирания памяти.
- Мозг - это не диск, там нельзя стереть пару файлов.
- Тогда объясни мне ты.
- Есть разные типы амнезии…
- Это - не амнезия, - перебил Малдер. - Это гораздо более зловещая и преднамеренная вещь.
- Я хочу только сказать, - начала злиться Скалли, - что еще не существует медицинской технологии для таких дел.
- Не существует и технологий, чтобы строить самолеты, - парировал Малдер, обходя машину, - которые мы вчера с тобой видели. Скажи мне, почему человек, с которым мы только что говорили, должен был ответить мне, но в голове у него не было ответов?
- Даже если и существует, почему они выкидывают такие номера? - упорствовала Скалли.
- Контроль над информацией, - со вкусом ответил Малдер. - После выхода из стресса подполковник представлял угрозу - разглашение информации.
- И что, ему устроили потерю памяти?
- Ну, его посчитали неспособным летать на самолетах, подвергаться стрессу и выносить скорости. Технологии настолько изощренные, что ушло пятьдесят лет на разработку. Технология НЛО, Скалли.
Скалли усмехнулась и покачала головой. «Не-ис-пра-вим», - произнесла она вразбивку про себя. Но все благодушие слетело с нее, когда она увидела две мчащиеся навстречу легковые машины, полностью перекрывшие полотно узкой дороги.
- Какого черта? - воскликнула она.
- Держись! - крикнул Малдер и ударил по тормозам.
Одна из машин, шедшая чуть впереди, проскочила мимо и, затормозив, перекрыла дорогу сзади. Вторая, мастерски выполнив разворот на месте, бортом закрыла проезд. «Классическая „коробочка"», - отметила про себя Скалли. Из машин высыпали мужчины в темных костюмах и галстуках, в черных очках. Не торопясь, держа правые руки под пиджаками, они окружали машину Малдера и Скалли. Один из незнакомцев - высокий, с узким лицом - склонился к дверце, у которой сидел Малдер, и постучал костяшками пальцев в стекло.
- Пожалуйста, выйдите из машины, - произнес он.
- Может, плюнем на них и уедем? - спросил Малдер и, увидев весьма красноречивый взгляд Скалли, грустно сказал: - Наверное, нет.
- Пожалуйста, выйдите из машины, - снова настойчиво попросил мужчина с узким лицом.
Еще раз оглянувшись, Малдер нехотя полез наружу. Выпрямившись, он сунул руку во внутренний карман, намереваясь вытащить удостоверение и значок, но один из не знакомцев - темноволосый крепыш - перехватил его руку и, развернув Малдера, толкнул к машине.
- Агент Малдер, ФБР, - выкрикнул Фокс, но его слова не возымели никакого действия на незнакомцев. Малдера быстро обыскали, вынули из кобуры пистолет и, выщелкнув магазин, положили на крышу машины. Скалли сама положила руки на машину и позволила себя обезоружить, только сказала:
- Мы - федеральиые агенты. Но и эти слова были пропущены мимо ушей. Двое мужчин обыскивали салон машины, пытаясь что-то найти в бумагах и фотографиях из пайки, шарили и бардачке. Еще одни перетряхивал содержимое багажника. «Суки» - подумал Малдер, увидев, что среди вещей обнаружили его фотоаппарат. И действительно, тот, кто нашел фотоаппарат, открыл его и выдернул пленку из кассеты. Скалли отвели в сторону, и она беспомощно наблюдала, как бесцеремонно вытряхивают под ноги бумаги из папок, как опустил голову Малдер, лишившийся всех улик.
- Не хотите объяснить, что к чему? - вскинувшись, спросил Малдер.
Тотчас же к нему подскочил крепыш и ударил сзади в правый бок, точно попав в область печени. «Сукины дети!» - отвернулась Скалли.
- Национальная безопасность, - равнодушно пояснил согнувшемуся Малдеру узколицый - почему-то его внешность ассоциировалась у Скалли с бритвой. - Садитесь в машину, вас проводят обратно в мотель. Потом вы соберете чемоданы и уедете немедленно, иначе вас ждет обвинение в измене государству и разглашении государственной тайны.
Немного отдышавшись, Малдер потянулся к пистолету, но его оружием завладели чужие руки. Так же поступили с «вальтером» Скалли. Ничего не оставалось делать. Фокс тяжело опустился на сиденье и завел мотор. Их сопровождали, как и было обещано, до самого мотеля - одна машина шла впереди, вторая сзади.
- Малдер, - обернувшись назад, спросила Скалли, - мы что, за недоброй памяти «железным занавесом», пли мне все это снится? Кто эти сукины дети?
- Может быть, АНБ (Агентство Национальной Безопасности), - неохотно ответил Малдер, - или военная контрразведка. Или наши коллеги, о существовании которых мы даже не подозреваем. Можно встретить кого угодно, если речь идет об интересах национальной безопасности.
Лишь на стоянке мотеля, бросив оружие на колени застывшим в машине агентам, незнакомцы исчезли. Скалли тотчас же принялась звонить в Вашингтон, а Малдер лежал пластом на кровати и безучастно глядел в окно. Внутри у пего было пусто, словно ему не только причинили физическую боль, по и отняли кусочек мечты, становившейся реальностью, и походя нагадили в душу.
- Номер Си-Си один-три-пять-шесть в Айдахо не зарегистрирован. Спасибо, Гейл, - разочаровано закончила телефонный разговор Скалли. - Нет-нет, больше ничего не нужно узнавать, наверное, все остальное тоже фальшивое.
Положив трубку, она устало опустилась на кровать рядом с Малдером.
- Так все-таки, кто это был? - почти риторически спросила она.
- Вряд ли вчера ночью около базы гонялись за детьми, - уже сбоил! обычным тоном проговорил Малдер. - Я думаю, искали нас. Они знали, что мы приедем, еще до того, как мы приехали. И нам подбросили подполковника Будахаса, как приманку, - Малдер, кряхтя, сел.
- Я тебе кое-чего не рассказал, Скалли.
- Еще что-то? - удивилась она.
- В Вашингтоне ко мне подошел человек и предупредил, чтобы я держался подальше от этого дела. Он не назвал свое имя, по после этого мой телефон прослушивали.
- Что?!
- Зачем такие сложности? Ради безопасности. Но безопасности чего?
Малдер встал, подошел к окну и долго, сунув руки в карманы, стоял и смотрел на стоянку машин.
- Мне кажется, существует гигантский заговор, Скалли, - после минутного молчания продолжил он, не поворачиваясь. - У них здесь НЛО, - он резко обернулся и подошел к Скалли вплотную. ~ Я уверен, они способны на все, чтобы оставить это в секрете. В том числе - пожертвовать жизнью и разумом этих пилотов. Потому что если секрет просочится наружу…
- Если? - перебила его Скалли. - Только если это правда, то будет национальный скандал.
- Нет, - взмахнул рукой Малдер, - это недостаточно широко. Если это правда, то это будет подтверждением существования внеземной жизни.
Скалли вскочила.
- Ты когда-нибудь перестанешь думать, - почти с возмущением заговорила она, - что увиденное нами - это обычный экспериментальный самолет, как бомбардировщик «стэлс» или этот проект «Аврора»? Что, у правительства нет права и ответственности защищать свои секреты?
Малдер чуть подался вперед, глядя прямо в глаза коллеге.
- Есть. Но какой ценой? А что если цена человеческой жизни стала уже слишком низкой по сравнению с ценой постройки новой машины?
- Мы не имеем права задавать подобные вопросы, - в Скалли проснулась ее благоразумная половина, она же - патриотическая. - Жертва похищения уже никакая не жертва. Поехали отсюда, Малдер, - тихо, почти вкрадчиво предложила Скалли, - пока у тебя еще есть работа.
Малдер наклонился и поднял с тумбочки снимок. Держа глянцевый листок перед собой двумя руками, он поднял его на уровень глаз Скалли.
- Неужели тебе даже не любопытно? - тихо спросил он.
Скалли на мгновение устало прикрыла глаза, потом вытянула из рук Малдера фотографию и отбросила ее. «Нет, кретин, мне просто страшно». Тяжело опустилась на кровать и как-то чуть жалостливо поглядела на Фокса. Так обычно смотрят на непонятливых детей или на тяжело больных. Малдер грустно, понимающе кивнул, отвернулся и взял куртку.
- Я приму душ и соберу чемоданы. Потом уедем, - обронил он и пошел к двери.
Скалли кивнула, проводив его тем же взглядом, а когда дверь захлопнулась, тяжело вздохнула. Встав с кровати, она огляделась, прикидывая, что ей уложить в дорожную сумку в первую очередь, а что - позже, что надеть в дорогу… И тут услышала звук заводимого автомобильного двигателя v дверей. Уже сообразив, что происходит, но внутренне надеясь, что ошиблась, она распахнула дверь и выбежала на стоянку.
- Малдер, ты куда?! - с испугом закричала Скалли. Не ответив, напарник тронул машину и вырулил со стоянки. Скалли только запрокинула голову и всплеснула в негодовании руками. Или это была растерянность? Дэйна и сама не могла ответить себе - чего же в этот момент было больше: беспокойства за Малдера, влипающего в очередную авантюру, или злости на него же.
Во всяком человеке живут всегда две личности: одна - благоразумная и прислушивающаяся к голосу инстинкта самосохранения, а вторая - безрассудная, дерзкая, предпочитающая идти ва-банк, нежели отступить. Многим удается эту вторую, беспокойную половину загнать в тень, иногда даже изжить напрочь. Но есть немало людей, чья вторая половина становится первой и единственной. И может быть, жаль, что таких людей все-таки гораздо меньше, чем тех, кто прислушивается к голосу благоразумия. Хотя жить рядом с безрассудными - та еще каторга.
Не меньшие хлопоты доставляют и люди любопытные, жадные до новых знаний и информации. Именно они и только они - двигатели прогресса этой цивилизации. Кто, как не они, да, может быть, еще лентяи, двигают науку и технику?
Любопытство и безрассудство часто, даже слишком часто, идут рука об руку. Разве не безрассуден человек, способный пожертвовать многим ради нового знания, нового умения? Безрассуден до неприличия. Но…
Задумывались ли вы, любопытные, какую цивилизацию двигаете и куда? Думали ли вы, что за вопросы вы задаете и какие ответы получаете? Что стоит за вашими потугами найти Истину - тщеславие, неудовлетворенность или банальнейшие комплексы: вина, неполноценность или еще что-то.
Задумывались ли вы, безрассудные, что оставляете после себя, после ваших набегов? Выжженность и пустота в душах - вот плоды деяний ваших. И сторицей платят вам те, кого вы обрекли на уныние. А боль может породить только боль - и ни в коем случае не озарение или тепло.
1 2 3 4 5 6 7 8