ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Секретные материалы - 404
«»: ; ;
ISBN
Аннотация
Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения. Девушки делают фотографии, на которых внезапно проявляются изображения демонов… Странно? Да. Но еще более странно другое - каждая из девушек, сделавших эти фотографии, становится объектом охоты маньяка-убийцы… Таково новое дело агентов ФБР Фокса Малдера и Даны Скалли. Всего лишь - новое столкновение нормального с паранормальным и реального - с нереальным…
Крис Картер
Телико. Файл №404
17 мая 1996 года, 11:25 В небе над Нью-Йорком
- Дамы и господа, мы начинаем снижение над международным аэропортом Кеннеди. Прошу вас пристегнуть ремни и воздержаться от курения до момента посадки. Повторяю, мы начинаем снижение над международным аэропортом Кеннеди….
О, брат мой за океаном! Ты построил огромные города, полные шума и жизни. Тысячи людей приезжают туда со всего света, чтобы найти на твоей земле счастье и… умереть вдали от родины. О, брат мой на далеком берегу! Ты знаешь цену жизни и знаешь цену смерти. Ты научился даже торговать смертью! На улицах твоих городов смерть принимает тысячи обличий. Выбор велик: превысившая скорость машина или шприц с грязным героином, нож маньяка или пуля школьника, бомба террориста или бомба борца с абортами… О, брат мой, у меня плохие новости: есть некто, и он считает, что всего этого недостаточно. О, брат мой, в гости к тебе снова летит Смерть! Ты готов?
17 мая 1996 года, 11:30 Борт «Боинга-747»
Рейс Уагадугу - Нью-Йорк
- Дамы и господа! Через несколько минут мы совершим посадку в аэропорту Кеннеди. Пожалуйста, проверьте ваши таможенные декларации и паспорта.
Тереза Абигайль Бичем перевела дух, чувствуя, как тугая пружина в ее животе понемногу начинает расправляться. Самолет разворачивался над акваторией Лонг-Айленда, входил в посадочную зону аэропорта, и не позже, чем через час, Тереза намеревалась залезть в горячую ванну и забыть, как страшный сон, клопов и порванную противомоскитную сетку гостиницы в Уагадугу. Она летала бортпроводницей уже восемь лет, из них три последних - на международных авиалиниях, преимущественно в страны Африки (руководство компании предпочитало ставить на эти рейсы чернокожих стюардесс). Деньги эта работа приносила неплохие, но Тереза хорошо понимала, что рано или поздно постоянное нервное напряжение ее доконает.
И дело было не только в огромной нагрузке или в смене часовых поясов. Сильнее всего изводила ее постоянная неотступная тревога.
Нет, Тереза вовсе не сходила с ума. Однажды, на страницах романа Стивена Кинга, ей попалась такая фраза: «В мире, где полно маньяков, контрабандистов и наркоманов, экипаж самолета часто боится пассажиров». Тереза готова была подписаться под этой фразой обеими руками.
Слов нет, центральная Африка - это не Ближний Восток. Пассажиры по большей части были до смерти перепуганными иммигрантами, и ничего серьезнее пьяной драки на борту до сих пор не случалось. И все же Тереза была уверена, что каждый рейс стоит ей не одного десятка нервных клеток.
Однако, она была профессионалом и никогда не позволяла страхам или волнению сказываться на ее работе. Вот и сейчас Терезе достаточно было бросить один взгляд на салон для того, чтоб заметить непорядок. Несмотря на то, что самолет уже начал снижение и загорелось табло, место 5А все еще пустовало.
Тереза вспомнила пассажира 5А. Явно американский гражданин, адвокат или бизнесмен, скорее всего, летал в Буркина-Фасо по делам. Довольно высокий, худощавый, похоже - фульбе note 1. Дорогой костюм, дорогие очки, дорогой ноутбук, дорогая булавка для галстука. Вряд ли такой может создать большие проблемы.
Тереза обратилась к его соседу:
- Простите, сэр, а где пассажир, который сидел рядом с вами?
- Кажется, он пошел в туалет.
Тереза кивнула и направилась в нос самолета, туда, где размещались туалеты первого класса.
В проходе между салонами ей попался еще один бродяга, однако не тот, которого она искала: он был одет в дешевую цветастую рубашку и джинсы и, судя по лицу, принадлежал к моей или бобо note 2.
- Пожалуйста, займите свое место, сэр. Сейчас мы будем приземляться, - предупредила его Тереза, он с улыбкой поблагодарил ее и заспешил в салон экономического класса.
Тереза добралась наконец до туалета первого класса, деликатно покашляла у дверей? и после небольшой паузы произнесла:
- Сэр, мы приземляемся с минуты на минуту.
Ответа не было. И тут она заметила, что табличка на дверях туалета гласит «Свободно», а сама дверь закрыта неплотно.
«Но.. Если бы он вышел, я бы непременно встретила его. Я бы увидела его в салоне…»
Тереза похолодела, но стиснула зубы.
«Спокойно, девочка, - приказала она себе. - Возможно, там попросту никого нет. Возможно, кто-то есть, но ты все равно не должна кричать. За твоей спиной четыре сотни пассажиров, и больше половины из них всю дорогу психовали не меньше тебя. Ты профессионал, девочка. Ты должна остаться спокойной, что бы там ни было».
И, не обращая внимания на стучащий в висках пульс, Тереза коротко выдохнула и толкнула дверь.
В туалете был труп. Молодой фульбе лежал на полу, обхватив левой рукой унитаз, лицо и костюм были перепачканы кровью, остекленевшие глаза смотрели в потолок, туда, где темнело отверстие вентиляционной трубы.
Тереза наверняка выдержала бы, будь это просто труп. Но с лицом покойного что-то было не в порядке, было в нем нечто такое, отчего Тереза почувствовала себя не в реальности, а как раз на страницах романа Стивена Кинга. И она закричала отчаянно, закрывая лицо руками и мотая головой, будто отказываясь поверить в то, что увидели ее глаза.
4 сентября 1996 года, 16:45 Штаб-квартира ФБР, Вашингтон
- Входите, Скалли. Спасибо, что быстро приехали, я ведь знаю - на дорогах пробки, - Скиннер, помощник директора ФБР, привстал, чтобы поприветствовать молодую женщину, и тут же представил ей второго находящегося в комнате мужчину, - Это доктор Саймон Бруни Филадельфийский центр по контролю за эпидемиями. Доктор Бруни, это агент Скалли.
- Мне приходилось слышать о работе вашего центра, у вас прекрасные специалисты, - Скалли улыбнулась доктору Бруни.
- Вот как? Приятно слышать, надеюсь, мы сработаемся.
Доктор Бруни видел перед собой стройную шатенку с тонкими чертами лица, бледной кожей и строгими глазами, одетую в элегантный серый костюм. Одним словом, образчик деловой женщины конца девяностых, зрелая, умная, уверенная в себе, ни малейшего намека на слабости или пороки. Ее легко можно представить в офисе преуспевающей фирмы, или на телестудии, или в свите какого-нибудь кандидата в президенты - в роли представителя по связям с общественностью. И лишь мужчина, обладающий весьма извращенным воображением, мог бы увидеть ее в белом халате со скальпелем и пинцетом, склонившейся над трупом, или в каком-то подозрительном подвале с электрическим фонариком в одной руке и с пистолетом в другой. А между тем, он был бы недалек от истины, ибо Дэйна Скалли - один из лучших судмедэкспертов и один из самых классных снайперов в ФБР.
В свою очередь, Скалли видела перед собой немолодого, потрепанного жизнью санитарного врача неприметного героя на государственном жаловании. Скиннер перешел сразу к делу:
- Скалли, вы уже слышали о серии похищений в Филадельфии за последние три месяца?
- Я читала в «Геральд трибьюн». Четверо молодых людей, все - афроамериканцы, пропали за последние три месяца.
- Совершенно верно. ФБР и филадельфийская полиция работают круглосуточно, но до вчерашнего вечера никаких зацепок не было найдено.
- А что произошло вчера вечером?
- Вчера вечером был обнаружен труп. Оуэн Сандерс - молодой человек, который пропал последним, был найден мёртвым на стройке.
- И как его убили? - поинтересовалась Скалли.
- В том-то и дело, агент, что его не убили, - отвечал Скиннер.
- Это уже интересно. А причину смерти удалось определить?
Скиннер покачал головой.
- Нет, но я хотел бы, чтобы доктор Бру-ни высказал свои соображения по этому вопросу.
Санитарный врач достал из папки фотографию и протянул ее Скалли. Та постаралась не выдать свое удивление и замешательство (в присутствии Скиннера она всегда предпочитала «держать лицо»), но это было сложновато. На фотографии Скалли увидела лицо с типично негроидными чертами, но совершенно белой, будто присыпанной пудрой, кожей. Даже курчавые волосы цветом напоминали слоновую кость.
- Снимки сделаны вчера вечером, примерно через час после того как нашли тело, - пояснил доктор Бруни.
- Но… вы говорили, что Сандерс был черным, - осторожно уточнила Скалли.
- Он и был черным, - кивнул врач.
- Тогда, простите, но я чего-то не понимаю.
- Взгляните сами, - на стол перед Скалли лег еще один документ - вырезка из местной филадельфийской газеты - с фотографии рядом со статьей, озаглавленной «Четверо мужчин пропали», улыбался еще живой и несомненно чернокожий Оуэн Сан-дерс.
Доктор Бруни продолжил:
- Действительно, Оуэн Сандерс был нормальным темнокожим молодым человеком… по крайней мере, до момента своего исчезновения.
- Я так понимаю, вы куда-то клоните, - предположила Скалли.
- Как вы полагаете, доктор Скалли, возможно ли, что подобное обесцвечивание кожи является симптомом заболевания? Смертельного заболевания?
Скалли решила уточнить:
- То есть, согласно вашей версии, эти люди - жертвы не преступления, а какой-то неведомой инфекции?
- Совершенно верно. Я думаю, следствие должно было начаться и закончиться под микроскопом.
- Доктор Бруни также надеется, что кто-то с солидным медицинским образованием - таким, как у вас - сможет быстро расследовать это дело и вывести его из-под нашей юрисдикции, - добавил Скиннер.
- Что ж, вы позволите мне взглянуть на этого Оуэна Сандерса? - спросила Скалли, вставая.
Внешне она осталась столь же невозмутимой, но на самом деле ей уже не терпелось взяться за скальпель. Как любая женщина, Скалли была любопытна.
4 сентября 1996 года 17:15 Патологоанатомическая лаборатория ФБР Вашингтон
«Несомненно одно: этот белокожий афро-американец заслуживает места в номинации „Самый таинственный мужчина моей жизни“, - подумала Дэйна Скалли, приподнимая пергаментное веко и вглядываясь в красный глаз трупа. - Большие шансы были у мистера Молдера, не спорю, но покойник, пожалуй, колоритнее».
Скалли позволила себе улыбнуться (хорошо, что никаких молдеров поблизости не наблюдается!), потом, посерьезнев, поднесла к губам диктофон:
- Дело номер 213-318-537. Чёрный девятнадцатилетний мужчина. Время и причины смерти неизвестны.
Поразмыслив, она продолжила:
- Замечание. Полное обесцвечивание кожи, волос и роговиц. Напоминает альбинизм, хотя из сопутствующих материалов известно, что дефект не врожденный и является результатом какого-то внешнего воздействия…
«И еще одно замечание, только уже не для протокола. До чего приятно проводить вскрытие здесь, в лаборатории, а не в каком-нибудь пропыленном канзасском сарае, или под вой метели где-то в штате Мэн. Пожалуй, только полазав по всяким дырам, научишься по настоящему ценить комфорт. Чистоту, приятную прохладу, вентиляцию, которая позволяет забыть, что труп нашли два дня назад. А самое главное - никто не дышит в затылок, не заглядывает через плечо, не лезет под руку».
Ответом на ее мысли был хлопок двери. Спецагент Молдер, прозванный в ФБР Призраком, был легок на помине. Широко улыбаясь, он уже шагал к столу, над которым склонилась Скалли.
- Привет, - спецагент был, как обычно, взъерошен и полон энтузиазма. - Я прослышал, что ты здесь опять кого-то режешь и пластаешь. Кому сегодня повезло?
Вопреки всем своим рассуждениям, Скалли ни на секунду не рассердилась. Ей никогда не мешало, если Фокс Молдер дышал ей в затылок или заглядывал через плечо. Улыбнувшись напарнику, Скалли представила покойника:
- Оуэн Сандерс, четвёртый похищенный из Филадельфии. Его труп нашли вчера и он выглядел вот так.
Молдеру понадобилось три секунды на то, чтобы разобраться в ситуации.
1 2 3 4 5 6

загрузка...