ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Андрею вдруг пришло в голову, что он не только не разводил - ни разу в жизни не видел костра. Конечно, не костра из исторических фильмов, а настоящего, живого костра. Мог ли он когда-либо предположить, что от архаического открытого пламени будет зависеть его собственная жизнь? Но, впрочем, не все потеряно. Почему бы ему, человеку космического века, не суметь то, что делали - и без особых усилий - люди века пещерного?
Андрей решил начать с самого начала, то есть с добывания огня трением. Несмотря на физическую слабость, разум работал быстро и четко. Андрей отобрал из кучи хвороста абсолютно сухой обломок, расщепил его вдоль, плоской частью положил на землю. Затем сделал в полене с помощью острого прямого сучка углубление, уселся на "пээс" и, зажав полено ногами, начал быстро вращать палочку между ладоней. Через час его руки покрылись волдырями, но никаких признаков огня не было и в помине. Лишь неровная ямка, отполированная концом сучка, превратилась в зеркальную сияющую лунку. Стало ясно, что пещерного человека из него не выйдет. Надо увеличить трение и скорость вращения, решил Андрей.
Изобретать ничего не пришлось, в детстве он пересмотрел достаточно фильмов про индейцев и отлично представлял себе короткий смычок-лук, тетива которого оборачивалась вокруг вращающейся палочки для добывания огня. Андрей оторвал от скатерти длинный лоскут, подобрал подходящую упругую ветку, натянул импровизированную тетиву. Лук вышел неказистый, однако, двигая им вперед-назад, удалось добиться вполне приличной скорости вращения сучка. Через какое-то время в лунке появилась мелкая древесная пыль. Андрей воодушевился, приналег, но дымка, который, казалось, вот-вот появится, все не было. Андрей потрогал пальцем лунку: ее стенки были еле теплыми. "Плохо,- подумал Андрей.- Огонь нужен сегодня. Завтра будет поздно".
Он закрыл глаза, сосредоточился, взял себя в руки. Потом встал, принес обратно лук и снова принялся за вращение. Добыть огонь трением он уже не рассчитывал, но получающаяся древесная пудра может послужить отличным горючим материалом, если высечь из нее искру.
Когда пыли набралось с горсть, Андрей бережно обложил ее со всех сторон нитками и лоскутками от скатерти и, пошатываясь, отправился искать камень для огнива. Назад он вернулся спустя час, приполз на четвереньках - сил идти уже не было. Посмотрел на заготовленные дрова и, совсем по-детски всхлипнув, вдруг заплакал, размазывая по лицу инопланетную грязь. В этой чертовой дыре не нашлось камня! Ни одного - круглого, острого или квадратного, только глина, глина, глина...
И вдруг на Андрея снизошло спокойствие. С уходом последней надежды исчезли, улетучились суета, волнение, злость. Все стало окончательно на свои места. Эту ночь ему не пережить, поэтому к чему ползком убегать от смерти? Страшит то, чего можно избежать, но ты не знаешь как. А неизбежное, оказывается, вовсе не так уж страшно.
"В чем же причина моей гибели? - рассуждал Андрей, незаметно для себя отрешаясь от собственного тела, не чувствуя, как холод все глубже пробирается под кожу, запускает ледяные коготки в его плоть.- В приборе? Вряд ли. Скорее в самонадеянности. Нашей человеческой самонадеянности. Десятки лет безаварийной работы "пээсов" - и мы уже в них уверены абсолютно. А за такой уверенностью идет беспечность. И получается так, что зависимость наша от технического приспособления - пусть даже самого хитроумного - вне всяких пропорций растет, а автономность как живого, мыслящего организма падает".
Нет, после случая с ним должны будут изменить подготовку косморазведчиков. А может, и сделать более широкие выводы. Ну на что ему теперь все эти астрофизики и ботаники, неевклидовы геометрии и алгебры Буля? Что толку сейчас от трех семестров логики и четырех - аналитической химии? А дисциплина номер один: психосинтез? "Пээс",- говорили профессора,- это абсолютное решение. Он умеет все". Какая ерунда. Все эти знания - будь они прокляты! - вместе со всемогущим "пээсом" пустой звук, схоластика, раз его не научили хотя бы что-то делать самому, собственными руками А что "что-то"? Ну, пусть даже самое простое, элементарное...
Словно током обожгло Андрея. "Элементарное"!
- Э-ле-мен-тар-но-е,- по складам произнес он, смакуя, как великое лакомство, каждую букву слова.
Андрей поднялся, негнущимися пальцами подобрал с земли стакан и пошел к ручью. Разбив тонкую корочку льда, зачерпнул воды, вернулся к "пээсу". Пристально посмотрел на прибор, все свои мысли концентрируя на одном: соль, МаС1. Наполняя образ, слились в единый большой соляной кристал солонки и соленья, соляные копи и солонцы, соленые огурцы и рассольник. Стекло камеры реализатора пожелтело.
Андрей распахнул дверцу камеры. Оттуда туманом потек прозрачный желто-зеленоватый газ. Хлор! Андрей сунул руку в аппарат и извлек маленький невзрачный слиток серебристого металла.
Получилось! Как он и подумал, испорченный "пээс", выдающий требуемые предметы в виде составляющих элементов, тот же трюк проделал и с поваренной солью.
Не теряя ни секунды, чтобы не дать натрию окислиться, Андрей бросил его в стакан. Металлический кусочек запрыгал по воде, забулькал дымными пузырями водорода. Потом раздался хлопок, и возникло пламя.
Вскоре Андрей сидел у большого костра, блаженно поворачиваясь к огню то одним, то другим боком, грея над пламенем озябшие руки, впитывая тепло - удивительное, ни с чем не сравнимое, восхитительное тепло - каждой клеточкой возвращенного к жизни тела.
Трещали дрова, стреляли в ночное небо искрами-забияками, весело размахивали горячими красными рукавами. Зарево прыгало по палатке, по высокой куче наломанных дров, по осунувшемуся лицу Андрея, а он улыбался. Он был счастлив. И не только потому, что выжил, нашел решение в безвыходной, казалось, ситуации, но и потому, что разжег первый в своей жизни Костер.
Дунул ветер, и Андрея окутало теплым дымным облаком. Защипало глаза. Дым пробрался в ноздри, рот, защекотал горло. Андрей раскашлялся и почувствовал вдруг, что страшно голоден. Ему пришло в голову, что, может быть, и необязательно поститься до прилета корабля: если молодые побеги здешних деревьев или корни как следует проварить, неприятный запах наверняка улетучится. А вредные соединения - их можно попробовать каким-нибудь элементом нейтрализовать, у него ведь теперь в распоряжении ни много ни мало вся таблица Менделеева. Надо только сообразить, что с чем реагирует и при каких условиях. Не зря же все-таки он получал образование в двадцать третьем веке...

1 2

загрузка...