ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR и Spellcheck Anita, вычитка anechka
«Ты дал мне все»: Радуга; Москва; 2003
ISBN 5-05-005641-1
Аннотация
Полли с ума сходила по Маркусу Фрейзеру, но заставила себя справиться с эмоциями и забыть о своих чувствах, ведь она замужем за двоюродным братом Маркуса. А потом произошла трагедия – муж умер. Маркус предложил Полли кров, работу… и себя в качестве отца ее дочери. Любовь в душе Полли вспыхивает с новой силой. А Маркус? Он, судя по слухам, подыскал себе невесту…
Пенни Джордан
Ты дал мне все
ГЛАВА ПЕРВАЯ
– Мам, я, кажется, нашла подходящую женщину для дяди Маркуса. Я встретила ее, когда ужинала у родителей Криса. Сюзи Ховелл, дочь крестной Криса, просто великолепна: высокая блондинка, стильная, элегантная, как раз тот тип, что нравится Маркусу. Ей около тридцати, разбирается в гостиничном деле – работает в каком-то эксклюзивном американском отеле на Карибах и…
– Брайони… – Полли Фрейзер прервала славословие дочери и выглянула из-за дверцы кухонного шкафа, который тщательно мыла.
– Ховелл тебе понравится, она так подходит дяде Маркусу, – с энтузиазмом продолжала Брайони, предупреждающе добавив: – Осторожно, мама. – Она поймала банку с домашним джемом, которую Полли нечаянно столкнула. – Мой любимый! – проворковала Брайони. – Можно я возьму это с собой в колледж? Покупной гораздо хуже.
– Согласна – хуже, но нельзя. – Полли, игнорируя недовольство дочери, продолжала: – Сначала клиентам, останется – получишь…
– Мам, – запротестовала Брайони. – Я все поняла, но ты можешь хоть на пять минут перестать думать о гостинице и постояльцах и послушать, что я пытаюсь тебе втолковать?
Решив, что дочка права, Полли села за кухонный стол и стала все снова переспрашивать.
Ей только исполнилось восемнадцать – примерно столько, сколько Брайони сейчас, – когда она встретила Ричарда Фрейзера и влюбилась в него. Ему было двадцать два. Он пришел в контору нотариуса, где она работала, оформить наследство, оставленное дедом, генералом Лео Фрейзером, своим внукам: огромный дом в георгианском стиле, которым семья владела на протяжении нескольких поколений. Но сыновья, тоже военные, и их жены отказались от поместья.
Ричард занимался всеми формальностями один – его двоюродный брат Маркус работал за границей в большой транснациональной нефтяной компании. Полли слышала множество рассказов о кузене Ричарда, но увидела Маркуса только месяца через три после свадьбы. Даже сейчас, через столько лет, она помнит шок, который испытала, столкнувшись лицом к лицу с Маркусом.
Ричард, ее муж, был симпатичный и привлекательный молодой человек, немного старомодно учтивый, получивший воспитание в традиционном закрытом учебном заведении, но Маркус… Нельзя было назвать Маркуса только красивым, он был необыкновенно обаятельным, особенным, своеобразным человеком. Даже сейчас, когда ему исполнилось сорок, его поразительная привлекательность не оставляла равнодушной к нему ни одну женщину, и даже у Полли начинал учащенно биться пульс каждый раз, когда он входил в комнату. Ее муж, Ричард, был классическим образцом мужчины, героем в духе вестернов, но в Маркусе таилась колоссальная внутренняя сила, яростная сексуальная энергия, которая для Полли и в девятнадцать лет и сейчас была невыразимо притягательна.
С первого дня замужества Полли знала: Маркус настроен против того факта, что они с Ричардом так рано и так быстро вступили в брак. Она ясно сознавала, что Маркус не одобряет их женитьбу, но не показывала это ни ему, ни Ричарду, чтобы они не могли предположить, как сильно это задевает ее, – для спокойствия Ричарда. Полли чувствовала, как сильно Ричард привязан к старшему кузену. Когда-то двоюродные братья учились в одной и той же школе, и, хотя Ричард был моложе всего на восемнадцать месяцев, он вознес Маркуса на пьедестал и очень дорожил его дружбой.
Полли была сиротой. С четырех лет ее растили сестра отца и ее муж, и, понимая, что такое родственные узы, Полли страшно боялась совершить какую-либо оплошность, которая могла вызвать размолвку между двоюродными братьями. Если одобрение Маркуса столь важно для ее любимого, замечательного Ричарда, то она промолчит, ее обида останется с ней.
– Господи, Рик, да она же еще ребенок! – воскликнул Маркус, не подозревая, что Полли может слышать их разговор.
– Я ее безумно люблю, – счастливо возразил Ричард кузену.
Маркус вздохнул, и Полли тут же представила его загорелое красивое лицо и иронически прищуренный взгляд, полный раздражения. Трудно поверить, что человек, подобный Маркусу, способен понять, что значит любить так сильно, как она и Ричард любили друг друга.
После свадьбы Полли переехала в маленькую квартирку, которую снимал Ричард, – крошечное место, но с аттиком, что особенно ценится в кругу художников. Ричард был начинающим, еще неизвестным молодым художником, который, она была уверена в этом, однажды станет известным… и богатым… А пока… Они получали от родителей Ричарда небольшую денежную помощь, немного денег ему удавалось выручить от продажи своих шедевров и плюс ее жалованье секретаря.
Денег было немного, но достаточно… А когда Ричард и Маркус продадут Фрейзер-Хаус…
В один прекрасный день Маркус преподнес им, хоть и с опозданием, свадебный подарок: оплатил неделю проживания в очень дорогом загородном отеле. Они наслаждались отдыхом, но как-то ночью Полли почувствовала себя плохо: то ли на ужин подали несвежие устрицы, то ли она выпила слишком много шампанского, но Ричард был так нежен, так заботливо и с такой любовью ухаживал за ней, что вскоре ей стало лучше…
После возвращения домой к ним зашел Маркус обсудить проблемы поиска покупателя Фрейзер-Хауса. Полли опять стало плохо… Маркус, поняв причину ее недомогания, резко и осуждающе сказал Ричарду:
– Слушай, Рик, да она беременна!
– Беременна…
Глаза Полли наполнились слезами: что они будут делать, если Маркус прав? Разве они могут завести ребенка сейчас, когда едва-едва сводят концы с концами?
Полли обожала готовить. Ее тетушка, замечательная кулинарка, передала ей свои рецепты и тайны. В этот раз, ожидая Маркуса, Полли готовила вкусное блюдо, но известие о предполагаемой беременности отбило аппетит…
Возясь в кухне, она слышала разговор братьев.
– Господи, Рик, – доносился до нее требовательный голос Маркуса. – О чем вы оба думали? Она же сама еще дитя!
– Я ни о чем не думал. О чем можно думать, когда любишь? – услышала она простой ответ Ричарда.
– Любишь! – проворчал Маркус. – Я сомневаюсь, что вы знаете о любви нечто большее, чем… Ладно, пока!
И он ушел, даже не поцеловав ее на прощание в щеку.
– По-моему, я не нравлюсь Маркусу, – сказала она Ричарду чуть погодя.
Они сидели на старенькой софе, и Ричард пытался развеселить жену, кормя с ложечки, как ребенка. Даже запах еды вызывал у нее отвращение, но она все-таки не могла поверить в то, что забеременела.
– Ты ему нравишься, дорогая, – быстро произнес Ричард, пожалуй, даже слишком быстро, избегая смотреть ей в глаза. – Хотя ты и не совсем в его вкусе.
– А какой же тип он предпочитает? – поинтересовалась Полли, скорее чтобы отвлечься от своего состояния, чем из действительного интереса.
– Маркус любит высоких блондинок, самоуверенных, все познавших и опытных в любви.
Да, Полли не относилась к этому типу: маленького роста, с каштановыми кудрями, весь опыт жизни и любви она познала в браке с Ричардом.
Прошел месяц, и прогноз о беременности подтвердился. Полли переживала и плакала, но Ричард держался мужественно.
– Не беспокойся, дорогая, – утешал он ее, обнимая за талию. – Мы как-нибудь перебьемся… сумеем вырастить малыша.
Успокоенная его мягкостью и уверенностью, Полли сразу почувствовала себя лучше. Ричард был такой теплой, солнечной натурой, она чувствовала его поддержку и не могла не заразиться его природным оптимизмом и верой, что все образуется. И как раз в это время Ричарду заплатили за портрет: заказ он получил через Маркуса. Эти деньги и щедрый рождественский чек от родителей Ричарда, живших на Кипре, где его отец занимал приличный пост, позволили им выкрутиться.
Однако квартирка была сырой и холодной. На Новый год Ричард заболел гриппом, Полли заразилась от него и слегла. Спустя некоторое время ей пришло уведомление из конторы, где сообщалось, что поскольку она оставит работу после рождения ребенка, то ей уже не стоит возвращаться к своим обязанностям.
Полли была на седьмом месяце беременности, рождественские деньги ушли на оплату квартиры и вещей для будущего ребенка. Она сидела и плакала – впереди неизвестность, – когда дверь открылась, и неожиданно вошел Маркус.
Она поспешно поднялась ему навстречу, но, зацепившись ногой за ковер, стала падать вперед, испуганно вскрикнув. Но Маркус, обладавший отличной реакцией, успел вовремя подхватить ее.
Полли стояла в защитном окружении его рук, спрятав лицо на груди и вдыхая чужой мужской запах. Почему-то ей стало так спокойно и уютно, как никогда.
Однако стоило подумать, что она в объятиях не мужа, а Маркуса, как спокойствие улетучилось – он не одобряет их брак и ее беременность, считает, что Ричард, обремененный семейными путами, не сможет полностью проявить свой талант художника. По крайней мере, ей так казалось, и ничто и никто не мог ее разубедить.
Но не прошло и недели, как Ричард однажды примчался домой, сгорая от нетерпения рассказать ей о безумной идее, появившейся у Маркуса. Он схватил жену на руки и закружил по комнате.
– Скорее говори, но только сначала отпусти, – умоляла его Полли.
– Маркус предложил не продавать Фрейзер-Хаус. Он говорит, что мы должны перебраться туда.
– Но мы же рассчитывали на деньги от его продажи, – испуганно запротестовала Полли. Она знала, что ее муж-художник – фантазер и мечтатель, ему постоянно приходят в голову разные идеи, которые он ей красочно расписывает, но… к реальной, практической жизни он не приспособлен.
– Да, нам нужны деньги, – согласился Ричард. – Но Маркус придумал, как их добыть. Он недавно получил повышение и теперь будет больше времени проводить в Англии.
Полли кивнула: Маркус действительно стал начальником департамента и разъезжал по городу, контролируя работу многочисленных офисов компании. Вечером он возвращался в изысканные апартаменты, сохранив за собой дом в сельской местности, откуда происходила его семья и семья Ричарда.
– Шеф Маркуса скоро вернется из продолжительной командировки в Соединенные Штаты, но не один, а со своими американскими партнерами. В Штатах он жил не в обычном отеле, а в семейном доме, и ему это понравилось, поэтому он хочет поселить своих американских коллег так же. Маркус решил использовать Фрейзер-Хаус. Разумеется, нужно будет обеспечить высокий уровень обслуживания. Сам он не может оказать им должное гостеприимство, потому что не женат и живет один в съемной квартире, а для нас это шанс. Компания возместит все расходы. Правда, замечательная идея? Мы все трое переедем во Фрейзер-Хаус, и мы с тобой… – он слегка замялся, – будем заботиться о коллегах Маркуса… Убирать комнаты, готовить еду, ну, и все остальное в том же роде… – неопределенно произнес он. – А Маркус будет платить нам за это.
– Ричард… – робко остановила его Полли.
– Что такое? Как ты себя чувствуешь? – озабоченно спросил Ричард, заметив ее побледневшее лицо. – Это не… Ведь еще рано…
Полли испытывала такой дискомфорт от нарисованной Ричардом картины, что не смогла найти нужные слова, чтобы объяснить ему, почему невозможно то, что предлагает Маркус. Неужели такой блистательный джентльмен, как Маркус, собирается жить бок о бок с маленьким ребенком? Да и ее общество вряд ли придется ему по душе…
Ночью на нее упал кусок штукатурки с потолка и закапала вода. Ричард стал ворчать, что больше они не могут здесь оставаться и у них нет другого способа изменить жизнь. Утром он должен уехать дней на десять, чтобы выполнить частный заказ: написать полковой символ – старинного Козерога, который поместят в штабе полка около Альдершота. В этом полку служил его отец.
С раннего утра Ричард позвонил Маркусу, и тот приехал спасать их, с мрачной – усмешкой заметив, что дом совершенно непригоден для жилья любого человека, а тем более беременного ребенка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...