ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ц Леля, мерин ты поволжский, я тебя предупреждала! Ц негодовала невеста
, приближаясь и на ходу доставая из-под подола электрошоковую дубинку.
От расправы барона спасло неожиданное появление дикого прапора. Нашему
славному вояке, каким-то образом удалось избавиться от пут и на данный мо
мент он с неистовым воплем «бляди-и!!» мчался через ресторан, неся перед с
обой на вытянутых руках оборванный штурвал и рынду. За прапором с криком
«Полундра!» бежало пятеро потных матросов.
Ц Так, гвардейцы! Ц схватил нас за рукав барон, Ц вот моя просьба Ц я же
ниться не хочу, я хочу с вами в армию. Я два раза от ее отца бегал Ц с самоле
та прыгал, с поезда сигал. Результат нулевой…
Ц Говно вопрос!.. В армии тебя не достанут Ц за два года либо тебя убьют, л
ибо Сирена разлюбит… Армейская традиция… Ц кивнули мы и начали незамет
но пробираться к выходу.
Пока мы спускали лодку на воду, в ресторане происходили следующие меропр
иятия: обезумевший от свободы прапор размахивал над головой рындой. Подо
йти к нему не представлялось возможным. Положение спасла Сирена Владими
ровна. Она, как-то особенно посмотрела военному в глаза, два раза щелкнула
пальцами и спросила:
Ц Потанцуем, красавчик?
Прапор непроизвольно выпустил рынду и шагнул навстречу прекрасной цыг
анке.
А та его тут же увалила добрым разрядом в молочные железы.
А мы уже плыли. Я, Бомба и Штык гребли, а Леопольд стоял на носу лодки, задумч
иво смотрел на приближающийся берег и бормотал:
Ц Ночь пройдет Ц и спозаранок в степь, далеко, милый мой, я уйду с толпой ц
ыганок за кибиткой кочевой. Идеальный вариант! Проклятый прогресс! Век р
асшатался! Цыган Ц брокер! Цыган Ц хакер! Абсурд! Где традиции? Пора к кор
ням! Шлеп, шлеп и по кибиткам кочевым!
Ц Леопольд, вернись! Ц донеслось с палубы парохода, Ц Леопольд, папа се
рдится! Леопольд, я тебя люблю! Леопольд, я тебя зарежу!
Ц Так! Ц закричал на голос барон, попутно производя всякие неприличные
жесты руками, Ц Жениться не буду! Папу в жопу! Я тебя тоже очень, но все рав
но не дождетесь! Назад к традициям! Чавелла!
Стоящая у поручней палубы Сирена кивнула и, подошедшие сзади, цыгане тро
нули гитары за струны. И Сирена запела. Что это была за песня!? Что это была з
а страсть!? В звуках невидимыми серебренными нитями слились страх, смех, с
мерть, неразделенная любовь, мерцание далеких звезд, дефолт и выход «Спа
ртака» в четвертьфинал.
Леопольд зажимал ладонями уши, но слезы все равно струились по его смугл
ым щекам. Мы рыдали просто в голос. Наконец барон не выдержал, отчаянно кри
кнул нам, Ц поворачиваем!! Ц и запел сам.
Утром пароход нас высадил на пристани города Икс, а сам поплыл дальше, уво
зя влюбленных навстречу их цыганскому счастью.
Обстоятельный с бодуна прапорщик, построил нас, тщательно пересчитал и п
рочел нотацию:
Ц Товарищи призывники! Наш священный долг защищать родину и соблюдать
правила гигиены, иначе все пойдет через жопу. Поэтому для более эффектив
ного следования в часть, нужно сесть на автобус и проследовать в часть.
Ц Совсем ведь другой человек! Ц восхищался Штык, глядя на вчерашнего бе
зобразника.
Ц Пьяница мать Ц горе в семье, Ц поддержал его Бомба.
А я не удержался и спросил: Ц Товарищ начальник, а вы помните, что вчера ге
нерала за выю укусили?
Ц Не согласен, Ц отрезал Казаков, Ц что погулять мог Ц да. Цыгане тем б
олее! У нас, у военных такое водится. А как же! Мы должны иметь некоторый гра
жданский отдых. Но чтобы генерала, да еще в такое место…..! Нет. Отставить. У
нас Ц субординация и выслуга лет.
Он посадил нас на автобус и повез в часть.
Вскоре автобус выкатил за город и затормозил на остановке у длинного бет
онного забора. Мы, позевывая, вышли на улицу.
Ц Вот она, родная! Ц восхищенно сказал прапор и показал на забор.
Ц На склад похоже, Ц отметил Бомба.
Ц Нет, товарищ призывник, Ц это не склад, это то место, где вы интересно п
роведете два года, Ц заявил Казаков.
Ц Не сомневаюсь, Ц кивнул Штык.
После сдачи документов в штаб, Казаков повел нас в баню, где отобрал личны
е вещи и выдал наше первое обмундирование, при этом снабдив первой мудро
стью. Он сказал:
Ц Без свадьбы только мухи женятся. Ц На что именно он намекал нам так и н
е открылось.
Пока прапор вел нас в баню, нам удалось сложить свои первые армейские чув
ства.
Проходя по плацу, мимо спящих на теплом асфальте тощих армейских собак, Б
омба сказал:
Ц Здесь нам кушать не дадут.
Штык посмотрел на стоящего на другом конце плаца полковника и заметил:
Ц Кадр с постера «Не хватайтесь за оголенный провод».
Я сказал проще:
Ц Полное говно.
После того, как мы приняли ледяной душ с хозяйственным мылом и скипидаро
м, прапор выдал нам портянки.
В итоге портянки повязал только опытный Бомба, а мы попрятали их по карма
нам.
За этим прапор выдал нам по белой тряпочке и по нитке с иголкой.
Ц Пришивайте подворотничок к воротничку на гимнастерке, Ц приказал о
н.
Ц Мы не умеем, Ц сказали мы.
Ц Никто не умеет, Ц ответил Казаков, Ц дело ни в умении, ни в желании и во
обще ни в чем, а в самом пришивании подворотничка.
Скрепя сердце, мы принялись колоть иголками жесткую материю.
Ц Армия Ц не просто доброе слово, а очень быстрое дело, Ц гудел над наши
ми головами прапор, Ц так мы выигрывали все войны. Пока противник рисует
карты наступления, мы меняем ландшафты, причем вручную. Когда приходит в
ремя атаки, противник теряется на незнакомой местности и приходит в полн
ую небоеготовность. В этом смысл, в этом наша стратегия.
Ц Еще немного Ц и я сойду с ума, Ц вздохнул Штык.
Ц Я уже сошел. Ц признался я, Ц у меня глаз дергается.
Ц А я себе палец пришил, Ц вставил Бомба.
После бани Казаков, в качестве первичного ознакомления с местом несения
службы, показал нам секретный объект Ц установку запуска межконтинент
альной ракеты. По началу нам показалось, что это очистительные сооружени
я.
Перед нами высились два полупроржавленных цилиндра десятиметровой выс
оты.
Ц Отсюда, ребятки, Ц торжественно объявил нам прапорщик, Ц наша Родин
а диктует свою непреклонную волю остальному мировому сообществу.
Внутри установка напоминала трансформаторную будку, и Бомба тут же наст
упил в собачью какашку.
Ц Ишь, ты! Ц сказал он, и вытер подошву об край чугунного люка, ведущего н
епосредственно к пульту управления.
Ц Может, бахнем?! Ц предложил я Казакову и кивнул на заветную кнопку раз
мером со спелый помидор.
Ц Обязательно бахнем и не раз, весь мир в труху, но потом, Ц пообещал тот
и повел в столовую, где нас накормили не пойми чем, без единого витамина. К
ормили за отдельным столом. Кроме нас в столовой сидело еще триста челов
ек на одно лицо, причем голодное. Сидящие ближе всего к нам, принялись живо
обсуждать наши гастрономические преимущества.
Ц Этих жарить нельзя, Ц изрек один из сидящих.
Ц Нельзя, ужарятся, Ц поддержал его другой.
Ц Лучше тушить, Ц добавил третий.
Штык брезгливо пододвинул к себе алюминиевую миску, взял двумя пальцами
оловянную ложку, ковырнул бурый ком каши, поднес к лицу, понюхал и кинул оп
ять в тарелку.
Ц Гадость какая! Ц сказал он.
Ц А мне нравится, Ц наворачивая кашу за обе щеки, вставил Бомба.
Ц Очень бы я не хотел с тобой в голодный год на необитаемом острове очути
ться, Ц бросил ему Штык.
Солдатик с подагрическим лицом, который раскладывал по нашим тарелкам н
еизвестный продукт спросил нас:
Ц Как там на гражданке? Бабы есть?
Ц Практически нет, Ц ответил я, Ц диву даемся.
Ц Слушайте. Где наш дикий прапор? Ц неожиданно заметил Штык.
Мы огляделись и действительно не обнаружили Казакова. Это нас в некоторо
м роде даже напугало. Мы тихенько покинули свой стол и вышли на улицу.
Ц Скажите, военный, Ц тут же обратился к первому попавшемуся офицеру Шт
ык, Ц а где у вас тут буфет?
Ц Новые что ли? Ц хмыкнул тот.
Ц Да, Ц кивнули мы.
Ц Ну, тогда, новые военные, отдайте мне быстренько честь, а потом берите э
ту хреновину, Ц и он показал на огромную катушку с кабелем, Ц и тащите ее
вон к тому мужику, Ц офицер показал на другой конец плаца, Ц мужик тоже в
оенный, не забудьте отдать ему честь. Что же касается буфета, то бишь чипка
, то чипок там же. Ц и он показал на утлое, двух этажное здание желтого цвет
а.
Мы не стали возражать, понимая бесперспективность, отдали, как могли чес
ть, и покатили катушку.
Ц Не нравится мне это, Ц вздыхал Штык, Ц Так можно грыжу получить.
Ц Главное Ц буфет, Ц возразил Бомба, Ц грыжа на голодный желудок, это
не дело. Вот когда я в армию уходил, мы скушали семь ящиков оладий. Меня вес
ь цех провожал.
Ц А меня весь факультет, Ц вставил Штык.
Ц А меня все казино, Ц добавил я.
Наконец, мы докатили мерзкую катушку до другого военного. Он списал номе
р на катушке и распорядился:
Ц Кругом шагом марш. Катушку катить обратно.
Ц Очень все как-то здесь странно, Ц задумался Штык, Ц у меня плохие пре
дчувствия.
Ц Мне наплевать на предчувствия, плохо, что мы от еды уходим. Ц сказал Бо
мба.
Ц Так в чем дело! Ц решил я и отпустил катушку. Остальные последовали мо
ему примеру.
Никем не удерживаемая, катушка покатилась вниз, быстро набирая скорость
. Когда мы входили в буфет, вдали что-то грохнуло и кто-то душераздирающе в
скрикнул.
Первым, что мы увидели, был огромный портрет пожилого, грузного мужчины с
о свирепым лицом в генеральском мундире над стойкой.
Ц Кто этот герой? Ц ехидно поинтересовался Штык у буфетчика.
Ц Это батя, Ц сухо ответил тот.
Ц Вопросов нет, Ц согласился Штык и попросил, Ц дайте меню.
Ц Я сам меню, Ц сказал буфетчик, Ц Ром с бабой, корзинка с повидлом, булк
а с маком, лимонад «Колокольчик», сигареты «Прима».
Ц А кофе? Ц уточнил бывший студент.
Ц Кофе Ц только офицерам, Ц ответил буфетчик и объяснил, Ц от кофе нер
вы. Приказ генерала.
Ц Давайте все. Ц не выдержал напряжения Бомба.
Тут в буфет вошел наш прапор. Увидев нас, он облегченно вздохнул, Ц Нашли
сь!
Ц Присаживайтесь товарищ прапорщик, съешьте корзинку с повидлом, Ц пр
едложил я.
Казаков охотно принял корзинку и сообщил: Ц Надо в казарму идти, койки за
нимать.
Ц А кушать дадут? Ц спросил Бомба, Ц запихивая целиком в рот булку с мак
ом.
Ц Дадут, дадут, все дадут, Ц кивнул прапор.
После чипка он нас привел в казарму и оставил наедине с десятком хмурых д
ембелей. Они переминались с ноги на ногу, чесали себе между карманами на ш
танах и недружелюбно рассматривали нас. Мы замерли………

Затрещина

От строя дембелей отделился и подошел к нам ефрейтор-карлик. Он лениво пр
ошепелявил:
Ц Так, чтобы вы чухали Ц кто барабанил полгода, тот молодой, он шестерит
черпаку Ц это кто протянул год, а черпак ходит под дедом, дед разменял пол
тора года, он уважает дембеля.
Ц Переведи на наш, Ц попросили мы.
Ц Перевожу: жизнь ваша Ц полная параша. В армии вы Ц духи бесплотные. Ду
хов чмурят все. Дык? Ц пояснил карлик.
Ц Любопытно, Ц согласился Штык, и продолжил расспросы. Ц Типа голосуй
или проиграешь!?
Ц Видите этих прекрасных парней во главе со старшим сержантом Лавровым
? Ц показал ефрейтор на стоящих поодаль хмурых вояк. Ц Это дембеля. Им но
ги мыть по сроку службы не положено. А чистоту они любят. Будете их портяши
стирать, с детским мылом. Дембеля микробов боятся.
Ц Чушь какая! Ц хихикнул Штык.
Ц Передай этим прекрасным парням во главе со старшим сержантом Лавровы
м, что у нас к стирке интереса совсем нет, что мы Родину защищать пришли, Ц
сказал я.
1 2 3 4 5 6 7

Загрузка...

загрузка...