ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Что сказал старик?
– Сказал, что отец твой ушел к озерникам. Но я в это не верю… Хотя, ты сам знаешь – двадцать лет о твоем отце в галанете нет никаких сообщений.
Ни Друз, кажется, не удивился. И не расстроился – тоже.
– Чтобы добраться до информации об озерных городах, нужна особая программа-код. Китеж не любит, когда о его тайнах болтают все кому не лень. – Центурион протянул Марку инфокапсулу. – Пока мы сидели на пересадочной базе, я кое-что сделал. Речь ведь о моем отце. Но ты не волнуйся, когда будем искать убийцу твоего, я тоже не подведу.
– Извините, господа, но мне надо поговорить с секундантом Ливия Друза. – На пороге явилась Ксения в роскошном платье – длинном, до щиколотки, переливающемся всеми оттенками желтого, голубого. Видимо, это и был «жемчужный каскад», о котором спорили женщины.
– Зачем вам секундант? – удивился Друз.
– Таков обычай. Секундант договаривается с секундантом о предстоящем поединке.
– Ха, вот оно что… – Корвин облегченно вздохнул. На Лации секундантом называли человека, который выйдет на бой вторым, если первый номер погибнет.
– Так вы секундант Станислава, княжна? – центурион расхохотался.
– Что тут смешного? – обиделась Ксения.
– Ваш вид, – поспешно объяснил Марк. – Для такой миссии нужно было выбрать более строгий наряд.
– Мой вид не имеет значения в данном случае.
– Неужели? – не поверил Друз. – Великолепное платье. Карнавал уже начался?
Ксения повернулась на каблуках так, что подол ее платья поднялся колоколом и зашелестел. У платья был один недостаток: оно привлекало внимание куда больше, чем его обладательница. Возможно, та, другая женщина была права: для Ксении такое платье было чересчур вызывающим.
– Сегодня уже темнеет, драться поздно. Или вы предпочитаете искусственное освещение? – Княжна рассуждала о правилах боя очень серьезно.
– К чему так торопиться? – хмыкнул Корвин.
– Я предлагаю Друзу и князю Станиславу встретиться завтра утром. В десять по местному времени. Вы отдохнете с дороги и хорошо выспитесь. Что немаловажно. А сегодня обсудим детали. Я бы хотела, чтобы противники примирились до поединка.
– Как бы не так! – хмыкнул Друз. – От удовольствия надрать задницу вашему кузену я ни за что не откажусь!
– Тогда… – еще один поворот, и платье вновь зашелестело, образовав блестящую вибрирующую спираль. Марк смотрел на вертящийся подол и не мог оторвать взгляд.
– Тогда обговорим, на каких условиях прекратится поединок, – не желала уступать княжна Ксения.
– Все! Финиш! Мне надоело. Деремся на мечах – чего тут обсуждать? – Друз демонстративно повернулся к секунданту Стаса спиной и принялся рассматривать открывающийся из окна вид.
– Обговорим, – согласился Марк.
– Биться будем до первой крови, – предложила Ксения.
– Откуда кровь? – Марк все еще смотрел на платье. – Защитные «кольчуги» нельзя пробить. Или…
– Кровоточить будет либо «кольчуга», либо шлем. Хороший удар вызывает очень даже сильную струю, – сообщила княжна.
Ну что ж, поединок оборачивался детской игрой. Вроде тех, что проводят ученики военной академии, инсценируя Канны или битву при Заме. Или воскрешая победы Юлия Цезаря в Галлии.
– Пусть будет до первой крови, – кивнул Марк. – А ты? – повернулся он к Друзу. Но того уже не было в комнате. Корвин выскочил в коридор. – Друз! Даже если поединок условный, надо уважать противника! – крикнул вслед приятелю.
– Разве можно уважать то, что смешит? – отозвался центурион.
– Давно замечено, что с лацийцами очень трудно иметь дело… – вздохнула Ксения, выходя из комнаты вслед за друзьями. – Вы все воспринимаете буквально. А мы постоянно разыгрываем друг друга, шутим, подтруниваем. «Ничего серьезного», – могло бы стать нашим лозунгом.
– И вы обожаете карнавалы, – напомнил Корвин.
Ксения рассмеялась:
– В данном случае форма идеально соответствует содержанию, вы не находите?
– Мне не известно содержание, так что не могу судить о форме. Но если вы расскажете…
– Нет, милостивый государь, так у вас ничего не получится! Карнавал надо увидеть и почувствовать… Вы увидите и почувствуете! Скоро.
И Ксения удалилась, легко скользя по сверкающему паркету, а ее платье шелестело и крутилось вокруг ног живым существом.
«Программа, – догадался Марк. – В платье встроен чип, задающий для ткани автономное движение. Причем чарующее движение…»
– Кстати, чем вы заняты вечером? – обернулась княжна. – Есть планы?
– Честно говоря… – промямлил Корвин. У него в кармане лежала инфокапсула, полученная от Друза, и юному следователю не терпелось покопаться в галанете и выяснить наконец, куда делся Сергий Малугинский после того, как попал на Китеж.
– Намерены скучать? Не получится. Я вами займусь, господа! Отвезу вас на озеро Светлояр, увидите с высоты птичьего полета озерные города. Зрелище незабываемое, могу вас уверить.
– Но это же далеко.
– От усадьбы до озера рукой подать. Ну, так как?
– Может быть, завтра вечером?
– Нет, завтра уже не получится. Никак. Только сегодня. Решайтесь!
Марк подумал, что друзья непременно захотят взглянуть на это чудо Китежа. В самом деле – смешно: побывать на Китеже и не увидеть озерных городов.
– Я с удовольствием. Если вашего кузена не будет с нами.
– Он не полетит, – Ксения покачала головой. – Стас боится озерных городов.
– Тогда отвечаю за всех: мы летим.
– Пойду, подготовлю флайер. Встречаемся через час на площадке. – Ксения удалилась настолько быстро, насколько позволяло великолепное платье.
Первым делом Корвин постучал в дверь Флакка.
– Открыть! – долетел приказ изнутри.
Дверь распахнулась. Трибун лежал на диване неестественно вытянувшись, глядя в потолок. На столике у кровати были разложены заряженный бластер и два парализатора. Видимо, Флакк только что проверял оружие. При виде Корвина трибун сел на кровати.
– Что-то удалось узнать по нашему делу?
– Пока нет. Увы… Ты слышал, Стас и наш Друз решили драться на дуэли. Мне это не нравится… то есть дуэль безопасна… но все равно…
– Ерунда! Возможно, и у того и у другого немного просветлеет в голове после парочки хороших ударов. Скажи им, что победителю я лично от себя добавлю по шее. С превеликим удовольствием.
– Что-то случилось? – обеспокоился Корвин. Флакк выглядел куда мрачнее, чем утром.
– Пришло закодированное сообщение. Меня отстранили от командования когортой.
– Отстранили?! Тебя?! – Корвин не верил собственным ушам.
– Отстранен на неопределенное время. Не припомню, чтобы с кем-то из патрициев так поступали – Любое взыскание для патриция – взыскание десятикратное: о позоре предка будут помнить и внуки, и правнуки. Поэтому нобили Лация стараются не наказывать детей, помня, что дают подзатыльник всем будущим поколениям разом. «Подзатыльник», полученный Флакком, был весьма ощутимым.
– Для тебя готовят особое поручение?
– Никаких объяснений. Мне рекомендовано остаться на Китеже.
Корвин не знал, что надо говорить в таком случае. Как назло, голос предков молчал. Охрип, что ли?
– Тогда предлагаю лететь на Светлояр, смотреть озерные города. Княжна любезно устраивает нам экскурсию, – наигранно весело сказал Марк.
– Почему бы и нет? – Флакк рывком вскочил на ноги. – Если меня оставят на Китеже лет на пять, устроюсь лодочником, буду возить туристов на прогулки.
– Послушай, все скоро прояснится, наверняка в твою пользу…
Флакк отрицательно покачал головой:
– Да плевать мне на карьеру. Я же отказался когда-то от «Сципиона»… впрочем, это сейчас не важно. Важно другое. Что послужило поводом для такого приказа… Не могу понять, хоть убей.
Флакк говорил тихим ровным голосом, но от этого «спокойного» тона у Корвина мурашки бежали по спине.
«Случилось что-то чудовищное, – шепнул голос предков. – Просто так трибуна-патриция не отстраняют».
– Будем ждать новостей с Лация, – юноша попытался подбодрить старшего друга, хотя и не очень умело.
– Будем ждать, – согласился Флакк, – и смотреть на озерные города.

Ксения не обманула. Полет до берегов Светлояра был кратким, и зрелище в этот сумеречный час открылось бесподобное: воды озера темнели под медленно гаснущим небом, полосы блеклого тумана тянулись от воды к берегам. Потом весь мир переменился почти мгновенно: небо окончательно погасло, а воды озера засияли, будто в глубине находилась таинственная лампа. Разом вспыхнули десятки и сотни огней – это озерные города вступили в ночную фазу. Теперь можно было отчетливо разглядеть бесчисленные купола: одни в умопомрачительной глубине, другие, погруженные всего на несколько метров, и третьи, плывущие на поверхности. За плывущими по воде полусферами оставались фосфоресцирующие пенные дорожки.
– Великолепно… – выдавил Флакк. Кажется, только что увиденное зрелище заставило его на миг позабыть о тревогах за родную планету.
– А как они живут? За счет каких энергоресурсов? – тут же проснулся в Друзе технарь.
– Города полностью автономны, – принялась рассказывать Ксения. – Энергетический блок каждого города рассчитан минимум на сто лет, потом, после ветшания, происходит перезагрузка энергоблоков. А все остальное, потребное для жизни, обитатели озерных городов получают из воды. Воды Светлояра так и кишат жизнью…
– Когда эти подводники всплывут? – Друз не мог оторвать взгляд от застывших в глубине куполов.
– Через двадцать лет.
Друз присвистнул:
– Что? Серьезно? Откуда вы знаете?
– Глубина погружения. – Ксения неожиданно заговорила отрывистыми фразами.
– Почему так долго? Зачем? – не унимался Друз.
– Оптимальный режим функционирования.
«Сама корявость ответа подразумевает его лживость», – отметил про себя Корвин.
– А если кто-то захочет вернуться на поверхность раньше? – спросила Лери. – Что тогда?
– Придется подождать. Все озерники терпеливы.
– Вы говорили, оттуда никто не уходит, – напомнил Корвин. – Почему?
– Невозможно уйти, – слово «невозможно» Ксения произнесла с придыханием. И никто на свете не мог бы опровергнуть это «невозможно», прозвучавшее над сияющими водами Светлояра как приговор.
– Где-то там внизу мой отец, – сказал Друз. – Видит наш флайер и не знает, что я рядом. А что, если я спрыгну? А? Прыгну и поплыву к ближайшему куполу. Прямиком к отцу!
Друз встал. Похоже, он не шутил и в самом деле собирался сигануть в воды Светлояра.
– Не делай этого! – Лери вцепилась ему в руку. – Сумасшедший! Разобьешься о воду!
– Ерунда! Я знаю, мой отец там! – Центурион указал на ближайший купол.
– Стас решит, что ты струсил и сбежал, – сказал в спину центуриону Флакк. – Опозоришь честь лацийского офицера на все миры.
– Орк! – все, что мог выкрикнуть в ответ Друз. Он несколько раз с шумом выдохнул воздух и сел на место.
Флайер теперь мчался над самой водой. Боковые дверцы были подняты, и свежий воздух наполнял кабину. Хотелось лететь и лететь бесконечно, вглядываясь в мерцающие в водах огни.
– Это похоже на сказку, правда? – спросила Ксения.
– Сказка, – это совсем не то, что есть на самом деле, – заметила Лери, внимательно глядя на светящиеся в глубине купола.
«Зачем князь Андрей пытался уверить меня, что старший Друз у озерников?» – задавал себе один и тот же вопрос Марк, и не находил ответа.
«Отец Друза убит», – нашептывал голос, но не очень уверенно.
«Нет, тут что-то другое, – возражал Марк. – Но что?»

Марк ожидал, что этой ночью в своих снах он очутится на Китеже, увидит озеро Светлояр, каким его запомнил отец.
Ничего подобного.
В противовес яркой реальности сон оказался на редкость нудным. Его дед, тогда еще только получивший должность префекта, листал страницы очередного дела. Подозреваемый именовал себя Геростратом и подробно описывал, какой восторг его охватил в тот миг, когда огонь начал расползаться по зданию музея. В защитном пожарном коконе бродил он по залитым зловещим красным светом залам, смотрел, как огонь пожирает картины, и хлопал в ладоши.
– Каждый должен в своей жизни что-то разрушить или кого-то убить, – поучал префекта Корвина новоявленный Герострат, – иначе вы не поймете, что такое жизнь.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...