ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Roland, вычитка Riya35
«Красивая, богатая и несносная»: Радуга; Москва; 2007
ISBN 978-5-05-006695-04
Аннотация
Короткая стычка с незнакомой блондинкой на улице, случайная их встреча в модном клубе, вылившаяся в бурную ночь безрассудной страсти… Принц Барбери не узнал даже имени незнакомки, а какие последствия! Придется Николо Барбери смириться со свалившимся на него семейным счастьем…
Сандра Мартон
Красивая, богатая и несносная
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Постукивая каблучками, она торопливо шла по тротуару, одетая в черную замшу с ног до головы. Чтобы хоть как-то укрыться от дождя, она склонила голову и внезапно столкнулась с мужчиной, когда тот выходил из такси.
Портье подался, было вперед, но Николо, выпустив из руки кейс, поймал девушку за плечи.
– Осторожно!
Незнакомка подняла на него глаза. Николо, будучи ценителем красоты, улыбнулся.
Она была красива и стройна. Губы нежные, приглашающие к поцелую, глаза – глубокого голубого цвета, как весенние фиалки. А все лицо, словно нимбом, окутывали медовые локоны волос.
Если бы у Николо был выбор, с какой женщиной столкнуться, то он, несомненно, предпочел бы эту.
– С вами все в порядке?
– Нормально, – девушка вырвалась из его рук.
– Это моя вина, – великодушно произнес Николо. – Мне следовало смотреть по сторонам.
– Да, – отозвалась незнакомка. – Уж конечно.
Николо озадаченно моргнул. Эта девушка смотрела на него с отвращением. Улыбка исчезла с его лица. Хоть он и был римлянином, но провел немало времени и здесь, на Манхэттене. Николо знал, что в этой части города вежливость не в чести, но ведь это она чуть не сбила его с ног.
– Простите, синьорина, но…
– … но такие, как вы, – перебила она ледяным тоном, – такие, как вы, думают, что вся улица принадлежит им.
– Послушайте, не знаю, в чем ваша проблема, однако…
– Вы, – снова перебила незнакомка, – вы моя проблема.
Ну-ну… Мона Лиза с темпераментом женщины-кошки. Старомодная галантность вступила в нем в схватку с современной бесцеремонностью жителя мегаполиса.
И второе взяло верх.
– Слушайте, – начал Николо, – я извинился перед вами, хоть в этом и не было необходимости, а вы обращаетесь со мной как с ничтожеством. Вам бы поучиться этикету.
– Вы говорите так, потому что я женщина.
– Женщина? – Его улыбка была столь же холодна, как и взгляд. – Проверим? – Поддавшись порыву, отбросив к черту здравомыслие, Николо притянул девушку к себе и поцеловал.
Поцелуй длился всего мгновенье. Мимолетное соприкосновение губ. А потом Николо отстранился, с удовлетворением глядя, как расширились от удивления чудесные голубые глаза незнакомки. А на губах остался ее вкус.
Боже, неужели я сошел с ума? – пронеслось в его голове.
Должно быть. Только безумец способен целовать женщину с ужасным характером посреди Пятой авеню.
– Вы… – задохнулась девушка, – вы… вы…
Она занесла руку, собираясь ударить его. Он прочел это в ее глазах, которые сейчас светились праведным гневом. Возможно, Николо и заслужил пощечину, но будь он проклят, если позволит ей это. Он наклонился к ней.
– Ударь меня, – произнес он угрожающе, – и обещаю, твой мир рухнет у тебя на глазах.
С губ незнакомки сорвались слова, которые, как думал Николо, неизвестны женщинам. Тем, с кем он общался, уж точно. И ни одна из них не обвинила бы мужчину в том, в чем он не виноват.
К чему скромничать? Ни одна женщина не бросила бы в его сторону ни одного обвинения, будь Николо сто раз виноват.
Женщина-кошка пронзила его испепеляющим взглядом. Николо ответил тем же. А потом она прошла мимо, ее светлые локоны блестели от дождя, а замшевое пальто развевалось следом как шлейф.
Николо наблюдал, как она скрылась в массе зонтиков, укрывающих прохожих от противного мартовского дождя.
Сделав глубокий вдох, он повернулся к ней спиной и посмотрел на портье. Ничего. На лице того ни малейшего признака, что недавно он наблюдал здесь нечто необычное. Но ведь это Нью-Йорк. Жители его давно усвоили, что мудрее всего ничего не замечать.
Тем лучше для Николо. Не надо было целовать эту девушку.
Мужчина поежился.
Дождь усилился.
Николо подобрал кейс и вошел в отель.
Его номер располагался на сорок третьем этаже и выходил окнами в парк.
Когда он искал место, где смог бы останавливаться, будучи в городе, ему хотелось, чтобы из его окон открывался именно такой вид.
Николо бросил пальто на стул. Если все пойдет хорошо, он свяжется с риэлтером после встречи, назначенной на понедельник.
Если? Не может быть никаких «если». Такого слова не было в словаре Николо Барбери. В том и состоял секрет его успеха.
Николо снял туфли, разделся и направился в душ.
Он хорошо подготовился к предстоящей встрече и к тому, что скоро выкупит «Стаффорд-Колридж-Блэк».
Ему принадлежала целая финансовая империя с филиалами в Лондоне, Париже, Сингапуре и, конечно, Риме.
Настало время «Барбери-интернэшнл» занять место и в Нью-Йорке.
В эшелоне здешних банков помочь ему мог только «Стаффорд-Колридж-Блэк», чей список клиентов включал в себя самых богатых и влиятельных жителей города.
На пути стояла лишь одна преграда: один из директоров СКБ-банка, Джеймс Блэк.
– Ума не приложу, что вам понадобилось обсуждать со мной, – сказал старик, когда, наконец, согласился принять звонок Николо.
– Ходят слухи, – осторожно ответил Николо, – что у вас ожидаются перемены.
– Иными словами, вы слышали, что я скоро умру? Что ж, спешу вас заверить, сэр, этого не будет.
– Я слышал только, – ответил Николо, – будто один человек, который у вас на хорошем счету, говорил, что грядут перемены.
Блэк издал звук, похожий на смех.
– Трогательно, синьор Барбери. Но уверяю вас, любые перемены, которые я могу сделать, не представляют для вас никакого интереса. Это семейный бизнес. Так было больше двухсот лет. Бразды правления банком передаются от одного поколения к другому. – Возникла недолгая пауза. – Но я не ожидаю от вас понимания всей важности этого.
Как хорошо, подумал Николо, что они не стоят в этот момент друг против друга. Даже по телефону он едва сдерживал себя. Блэк стар, но все так же остер на язык. Ему ли не знать, что богатство и репутация не перешли к Николо от предков, пусть и знатных, а заработаны им самим.
Для таких, как Джеймс Блэк, это неприемлемо.
Как и для блондинки с Пятой авеню, отчего-то подумал Николо.
Откуда и почему взялась эта мысль? Единственное, что имело сейчас значение, – сделка с Блэком. Поэтому было важнее всего во время того телефонного звонка сохранять спокойствие, отвечая на насмешку старого мерзавца.
– Наоборот, – сказал Николо. – Я понимаю. Очень хорошо. Я верю в традиции. – Он помолчал, тщательно подбирая каждое слово. – И верю, что вы сослужите своему банку плохую службу, если не выслушаете меня.
Николо готов был поклясться, что Джеймс ухмыльнулся.
СКБ-банк всегда существовал как семейное дело. Вот только Блэку уже девяносто лет, а его единственный наследник еще учится.
К тому же это девушка.
Николо был уверен, что для Джеймса Блэка эта традиция была связана с наследником, а не наследницей. Старик никогда не скрывал своего скепсиса по поводу женщин в бизнесе.
Это единственное, в чем мы сходимся, заключил Николо, выходя из душа. На этом и будет построена беседа во время их встречи в понедельник утром.
Женщины слишком эмоциональны. Непредсказуемы и недисциплинированны. Они хорошо справляются с ролью ассистенток, даже иногда глав отделов, но руководить крупной компанией?
Нет. По крайней мере, до тех пор, пока наука не откроет способ, с помощью которого женщины смогут контролировать гормональные скачки настроения и эмоций.
Женщины не виноваты – такова жизнь.
Именно этот факт, подумал Николо, облачаясь в серые фланелевые брюки, черный кашемировый свитер и мокасины, и есть тот самый туз у него в рукаве.
Николо – единственный инвестор, который мог бы позволить себе купить СКБ. Значит, Блэку ничего не остается, кроме как согласиться на условия сделки, если, конечно, старик не хочет, чтобы его детище поглотила какая-нибудь крупная корпорация.
Николо был единственным спасением для СКБ, и оба они знали это. Именно поэтому секретарь Блэка позвонил на прошлой неделе и сообщил, что его босс согласен на короткую личную встречу.
– Конечно, – ответил Николо спокойно.
И все же, повесив трубку, он не смог сдержаться и победно потряс кулаком.
Встреча означает только одно: Блэк признал свое поражение и продаст свою долю. О, без сомнения, старик заставит его прежде поплясать на раскаленных углях, но это ведь стоит того?
Николо надел кожаную куртку и вышел из номера.
Он не станет перед ним танцевать, а лишь будет двигаться в такт музыке. Просто умаслит старого мерзавца, не более того. И «Стаффорд-Колридж-Блэк» станет его. Неплохо для парня, выбравшегося из нищеты, заключил Николо и вызвал лифт.
Дождь прекратился, но небо было серым и грустным.
Портье поймал такси.
– Лексингтон, шестьдесят три, – назвал адрес Николо.
Он встречался с друзьями в истсайдском клубе. Все трое связались вчера по Интернету и договорились провести вместе немного времени.
Троица приятелей обычно собиралась где-нибудь за обедом и вспоминала старые времена. Николо с нетерпением ждал встречи. Он, Демиан и Лукас знали друг друга давно. Они познакомились тринадцать лет назад в баре общежития Йельского университета. Трое восемнадцатилетних юнцов из трех частей света.
Они выжили в жестоком мире. И остались хорошими друзьями. Сейчас они виделись не так часто, но их дружба от этого совершенно не пострадала. Они все еще были лучшими друзьями.
И холостяками. Так хотели все трое. Кстати, начинали они вечер с одного и того же тоста.
– Жизнь коротка, – обычно заявлял Лукас.
– А женитьба на века, – добавлял Демиан.
– Свобода, – вставлял свое слово Николо, – свобода, джентльмены – это все!
Николо улыбался, когда такси остановилось у здания «Истсайд-клуба».
Там не было развлечений. Не было вывески для заманивания посетителей. Членство получали только по рекомендации. Клуб был создан для тех, кто ценил анонимность и мог позволить себе такое дорогое удовольствие.
Это место, однако, не было претенциозным или пафосным. Желающие могли размяться на тренажерах или поплавать в бассейне. Были и боксерские груши, чтобы снять стресс. Но никакой громкой музыки и шумных компаний.
Главным преимуществом клуба было то, что он предназначался только для мужчин.
Женщины отвлекали внимание. Иногда просто позарез требовалось побыть вдали от этих созданий.
Николо порой думал, что в его жизни было слишком много женщин. Они плакали, расставаясь с ним, потому что не хотели терять «отменную добычу», как однажды назвала его за глаза одна из дам.
– Добрый вечер, мистер Барбери. Рад снова вас видеть.
– Джек, – кивнул Николо, проходя в VIP-зал.
У него были деньги. Личный лайнер. Машины. Он владел лыжным кортом в Аспене и поместьем на побережье океана в Мастике, домом в Париже и, конечно, замком в Риме, который предположительно был подарен семье Барбери самим Юлием Цезарем.
Так всегда говорила прабабушка.
Конечно, больше, похоже, что замок достался им после распада империи, но Николо никогда не переубеждал прабабушку. Он любил старушку, как никогда не любил никого в своей жизни. И гордился тем, что успел заработать свой первый миллион и отреставрировать замок до ее смерти.
Ему нравилось доставлять прабабушке удовольствие. Ему вообще нравилось доставлять женщинам удовольствие.
Только когда они заговаривали о Будущем, о Важности Стабильности и так далее, Николо ощущал тяжесть ответственности, которую женщины на него возлагают, и расставался с ними. Вопрос, что для него важнее: женское счастье или отсутствие обязательств, он давно решил в пользу последнего.
На вечер? Конечно. На неделю? Да. Даже на месяц. А лучше на два месяца. Проклятье, Николо Барбери не из тех, кто прыгает из одной постели в другую…
Интересно, какова была бы женщина в черной замше? Неистовая тигрица? Или Снежная Королева?
Николо повесил куртку в шкафчик.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...