ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Булгаков Михаил Афанасьевич

Путевые заметки - 10. Псалом


 

Путевые заметки - 10. Псалом - Булгаков Михаил Афанасьевич
Путевые заметки - 10. Псалом - это книга, написанная автором, которого зовут Булгаков Михаил Афанасьевич. В библиотеке LibOk вы можете без регистрации и без СМС скачать бесплатно ZIP-архив этой книги, в котором она находится в формате ТХТ (RTF) или FB2 (EPUB или PDF). Кроме того, текст данной электронной книги Путевые заметки - 10. Псалом можно комфортно и без регистрации прочитать онлайн прямо на нашем сайте.

Размер архива для скачивания с книгой Путевые заметки - 10. Псалом равен 24.95 KB

Путевые заметки - 10. Псалом - Булгаков Михаил Афанасьевич - скачать бесплатно электронную книгу, без регистрации





Михаил Афанасьевич Булгаков: «Псалом»

Михаил Афанасьевич Булгаков
Псалом


Путевые заметки – 10




«Т. 1: Записки покойника: Автобиографическая проза»: Азбука-классика; СПб; 2002

ISBN 5-352-00139-3; 5-352-00140-7 (т. 1) Псалом Первоначально кажется, что это крыса царапается в дверь. Но слышен очень вежливый человеческий голос:— Можно зайти?— Можно, пожалуйте.Поют дверные петли.— Иди и садись на диван!(От двери.) — А как я по паркету пойду?— А ты тихонечко иди и не катайся. Ну-с, что новенького?— Нициво.— Позвольте, а кто сегодня утром ревел в коридоре?(Тягостная пауза.) — Я ревел.— Почему?— Меня мама наслепала.— За что?(Напряженнейшая пауза.) — Я Сурке ухо укусил.— Однако.— Мама говорит, Сурка — негодяй. Он дразнит меня, копейки поотнимал.— Все равно, таких декретов нет, чтоб из-за копеек уши людям кусать. Ты, выходит, глупый мальчик.(Обида.) — Я с тобой не возусь.— И не надо.(Пауза.) — Папа приедет, я ему сказу. (Пауза.) Он тебя застрелит.— Ах, так. Ну, тогда я чай не буду делать. К чему? Раз меня застрелят...— Нет, ты цай делай.— А ты выпьешь со мной?— С конфетами? Да?— Непременно.— Я выпью.На корточках два человеческих тела — большое и маленькое. Музыкальным звоном кипит чайник, и конус жаркого света лежит на странице Джерома Джерома.— Стихи-то ты, наверное, забыл?— Нет, не забыл.— Ну, читай.— Ку... Куплю я себе туфли...— К фраку.— К фраку и буду петь по ноцам...— Псалом.— Псалом... И заведу... себе собаку...— Ни...— Ни-ци-во-о...— Как-нибудь проживем.— Нибудь как. Пра-зи-ве-ем.— Вот именно. Чай закипит, выпьем. Проживем.(Глубокий вздох.) — Пра-зи-ве-ем.Звон. Джером. Пар. Конус. Лоснится паркет.— Ты одинокий.Джером падает на паркет. Страница угасает.(Пауза.) — Это кто же тебе говорил?(Безмятежная ясность.) — Мама.— Когда?— Тебе пуговицу когда присивала. Присивала. Присивает, присивает и говорит Натаске...— Тэк-с. Погоди, погоди, не вертись, а то я тебя обварю... Ух!— Горяций, ух!— Конфету какую хочешь, такую и бери.— Вот я эту больсую ходу.— Подуй, подуй, и ногами не болтай.(Женский голос за сценой.) — Славка!Стучит дверь. Петли поют приятно.— Опять он у вас. Славка, иди домой!— Нет, нет, мы с ним чай пьем.— Он же недавно пил.(Тихая откровенность.) — Я... не пил.— Вера Ивановна. Идите чай пить.— Спасибо, я недавно...— Идите, идите, я вас не пущу...— Руки мокрые... белье я вешаю.(Непрошеный заступник.) — Не смей мою маму тянуть.— Ну, хорошо, не буду тянуть... Вера Ивановна, садитесь...— Погодите, я белье повешу, тогда приду.— Великолепно. Я не буду тушить керосинку.— А ты, Славка, выпьешь, иди к себе. Спать. Он вам мешает.— Я не месаю. Я не салю.Петли поют неприятно. Конусы в разные стороны. Чайник безмолвен.— Ты уже спать хочешь?— Нет, я не хоцу. Ты мне сказку расскази.— А у тебя уже глаза маленькие.— Нет. Не маленькие. Расскази.— Ну, иди сюда, ко мне. Голову клади. Так. Сказку? Какую же тебе сказку рассказать? А?— Про мальчика, про того...— Про мальчика? Это, брат, трудная сказка. Ну, для тебя так и быть.Ну-с, так вот, жил, стало быть, на свете мальчик. Да-с. Маленький, лет так приблизительно четырех. В Москве. С мамой. И звали этого мальчика Славка.— Угу... Как меня?— ...Довольно красивый, но был он, к величайшему сожалению, драчун. И дрался он чем ни попало — кулаками, и ногами, и даже калошами. А однажды по лестнице девочку из восьмого номера, славная такая девочка, тихая, красавица, а он ее по морде книжкой ударил.— Она сама дерется...— Погоди. Это не о тебе речь идет.— Другой Славка?— Совершенно другой. На чем, бишь, я остановился? Да... Ну, натурально, пороли этого Славку каждый день, потому что нельзя же, в самом деле, драки позволять. А Славка все-таки не унимался. И дошло дело до того, что в один прекрасный день Славка поссорился с Шуркой, тоже мальчик такой был, и, не долго думая, хвать его зубами за ухо, и пол-уха как не бывало. Гвалт тут поднялся. Шурка орет. Славку порют, он тоже орет... Кой-как приклеили Шуркино ухо синдетиконом. Славку, конечно, в угол поставили... И вдруг — звонок. И является совершенно неизвестный господин с огромной рыжей бородой и в синих очках и спрашивает басом: «А позвольте узнать, кто здесь будет Славка?» Славка отвечает: «Это я — Славка». «Ну, вот что, — говорит, — Славка, я — надзиратель за всеми драчунами, и придется мне тебя, уважаемый Славка, удалить из Москвы. В Туркестан». Видит Славка, дело плохо, и чистосердечно раскаялся. «Признаюсь, — говорит, — что дрался я и на лестнице играл в копейки, а маме бессовестно наврал — сказал, что не играл... Но больше этого не будет, потому что я начинаю новую жизнь». — «Ну, — говорит надзиратель, — это другое дело. Тогда тебе следует награда за чистосердечное твое раскаяние». И немедленно повел Славку в наградной раздаточный склад. И видит Славка, что там видимо-невидимо разных вещей. Тут и воздушные шары, и автомобили, и аэропланы, и полосатые мячики, и велосипеды, и барабаны. И говорит надзиратель: «Выбирай, что твоя душа хочет». А вот что Славка выбрал, я и забыл...(Сладкий, сонный бас.) — Велосипет!— Да, да, вспомнил, — велосипед. И сел немедленно Славка на велосипед и покатил прямо на Кузнецкий мост. Катит и в рожок трубит, а публика стоит на тротуаре, удивляется: «Ну и замечательный же человек этот Славка. И как он под автомобиль не попадет?» А Славка сигналы дает и кричит извозчикам: «Право держи!» Извозчики летят, машины летят, Славка нажаривает, и идут солдаты и марш играют, так что в ушах звенит...— Уже?..Петли поют. Коридор. Дверь. Белые руки, обнаженные по локоть.— Боже мой. Давайте, я его раздену.— Приходите же. Я жду.— Поздно...— Нет, нет... И слышать не хочу...— Ну, хорошо.Конусы света. Начинает звенеть. Выше фитиль. Джером не нужен — лежит на полу. В слюдяном окне керосинки маленький, радостный ад. Буду петь по ночам псалом. Как-нибудь проживем. Да, я одинокий. Псалом печален. Я не умею жить. Мучительнее всего в жизни — пуговицы. Они отваливаются, как будто отгнивают. Отлетела на жилете вчера одна. Сегодня одна на пиджаке и одна на брюках сзади. Я не умею жить с пуговицами, но я все вижу и все понимаю. Он не приедет. Он меня не застрелит. Она говорила тогда в коридоре Наташке: «Скоро вернется муж, и мы уедем в Петербург». Ничего он не вернется. Он не вернется, поверьте мне. Семь месяцев его нет, а три раза я видел случайно, как она плачет. Слезы, знаете ли, не скроешь. Но только он очень много потерял от того, что бросил эти белые, теплые руки. Это его дело, но я не понимаю, как же он мог Славку забыть...Как радостно спели петли...Конусов нет. В слюдяном окошке черная мгла. Давно замолк чайник.Свет лампы тысячью маленьких глазков глядит сквозь реденький сатинет.— Пальцы у вас замечательные. Вам бы пианисткой быть...— Вот поеду в Петербург, опять буду играть...— Вы не поедете в Петербург. У Славки на шее такие же завитки, как и у вас. А у меня тоска, знаете ли. Скучно так, чрезвычайно как-то. Жить невозможно. Кругом пуговицы, пуговицы, пуго...— Не целуйте меня... Не целуйте... Мне нужно уходить. Поздно...— Вы не уйдете. Вы там начнете плакать. У вас есть эта привычка.— Неправда. Я не плачу. Кто вам сказал?— Я сам знаю. Я сам вижу. Вы будете плакать, а у меня тоска... тоска...— Что я делаю... что вы делаете...Конусов нет. Не светит лампа сквозь реденький сатинет. Мгла. Мгла.Пуговиц нет. Я куплю Славке велосипед. Не куплю себе туфли Не куплю себе туфли... — Булгаков использует слова из песни А. Н. Вертинского (1889—1957) «Это все, что от Вас осталось» (1918):

Вот в субботу куплю собаку,
Буду петь по ночам псалом,
Закажу себе туфли к фраку...
Ничего. Как-нибудь... проживем.


к фраку, не буду петь по ночам псалом. Ничего, как-нибудь проживем. Комментарии. В. И. Лосев Псалом Впервые — Накануне. 1923. 23 сентября. С подписью: «М.Булгаков». Затем в сб.: Булгаков М. Трактат о жилище. М.; Л., 1926.Печатается по тексту газеты «Накануне».
В дневнике писателя имеется несколько записей о рассказе «Псалом», которые мы приводим ниже.

Путевые заметки - 10. Псалом - Булгаков Михаил Афанасьевич - читать бесплатно электронную книгу онлайн


Полагаем, что книга Путевые заметки - 10. Псалом автора Булгаков Михаил Афанасьевич придется вам по вкусу!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Путевые заметки - 10. Псалом своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Булгаков Михаил Афанасьевич - Путевые заметки - 10. Псалом.
Возможно, что после прочтения книги Путевые заметки - 10. Псалом вы захотите почитать и другие бесплатные книги Булгаков Михаил Афанасьевич.
Если вы хотите узнать больше о книге Путевые заметки - 10. Псалом, то воспользуйтесь любой поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Булгаков Михаил Афанасьевич, написавшего книгу Путевые заметки - 10. Псалом, на данном сайте нет.
Отзывы и коментарии к книге Путевые заметки - 10. Псалом на нашем сайте не предусмотрены. Также книге Путевые заметки - 10. Псалом на Либоке нельзя проставить оценку.
Ключевые слова страницы: Путевые заметки - 10. Псалом; Булгаков Михаил Афанасьевич, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно.
загрузка...