ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

расчет возраста выхода на пенсию в России
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как вы совершенно справедливо заметили несколько минут назад, есть люди, обязанные реагировать на сигналы, в особенности когда речь идет о членах экспедиции, подобной нашей...
Несколько мгновений Дракон ошарашенно таращился на него, потом, прямо-таки взвизгнув от избытка чувств, хлопнул себя по колену:
– Н-ну, Самарин... Дезу не шьешь?
– Товарищ вице-адмирал! – с видом оскорбленной невинности возопил Лаврик.– Повторяю, речь идет об оперативных данных, добытых с использованием местных источников. Название ресторанчика, имя хозяина, время и место – все полностью соответствует истине. Семьдесят шестой год на дворе, а не какой-то предшествующий... Прошу,– он широким жестом протянул бумагу Дракону.– Нужно будет подшить согласно заведенному порядку, по инстанциям отправить...
Мазур мысленно оскалился – мстительно, недобро. Приходилось признать, что Лаврику они все должны как минимум литр. Конечно, он и себя, любимого, вытаскивал, не такой уж он альтруист, но все равно удачно получилось. Минус на минус дает плюс. Этой бумаженцией Панкратова можно будет заткнуть надолго. Что бы он там про них ни понаписал, Лаврикова «телега» – вещь не в пример серьезнее. Не за то вора бьют, что украл, а за то, что попался.
– Ловко,– с ухмылочкой констатировал адмирал.– Ну, при таком раскладе, думается мне, сведем ситуацию к нулю. Поговорю с товарищем, объясню возможные последствия... Но вы у меня смотрите, кончайте выделываться. Один раз соскочили с карающего органа, в другой раз может и не пройти... Усекли? Всерьез усекли? – И он подпустил в голос того самого командного металла, ясно давшего понять, что малейшая несерьезность неуместна:– Поняли, я вас спрашиваю?
Они молча закивали с приличествующими случаю физиономиями. Мазур понимал: дело и впрямь обстоит крайне серьезно, ребятки тоже это просекли. Но все равно во рту остается явственный привкус дешевого мыла. Не нашкодившие школьники, в конце-то концов, даже не провинившиеся курсанты. Офицеры, которым Родина доверила серьезную работу и государственную тайну. И тем не менее следует постоянно подыгрывать Панкратову по его правилам. Может, и не унизительно, но безусловно неприятно...
– А самое главное я и забыл сказать, товарищ вице-адмирал,– после хорошо продуманной паузы произнес Лаврик.– Ребята нашли на дне что-то, крайне смахивающее на кучку монет, Лымарь их сейчас керосином драит...
– Вот с этого и следовало начинать! – сварливо рявкнул Дракон.
– Где же, когда пошли такие разносы... Обо всем забудешь. Начальство, когда оно тебя разносит, перебивать не положено.
– Точно тебе говорю, далеко пойдешь,– хмыкнул Дракон, снимая увесистую трубку внутреннего телефона.
Лымарь появился через минуту, гордо неся перед собой на плоском фарфоровом блюдечке три кружочка. Пояснил, не дожидаясь вопросов:
– Крайние удалось отколупнуть и кое-как обработать, остальные так пока комком и лежат, часика через полтора отмякнут...
Он звонко плюхнул блюдечко на стол, и все присутствующие, не особенно обращая внимание на субординацию, едва ли не стукнулись лбами, сдвинув головы над тусклыми кружочками. Мазур хорошо рассмотрел профиль человека с жирными щеками и лавровым венком на голове.
– Точно! – ликующе воскликнул Лаврик.– Георг Третий! Две полкроны, серебряных, золотой в полгинеи! Семьсот семьдесят первый... эта тоже... а эта – семьдесят третий. Мне при подготовке так вбили в голову все картинки, аверсы, реверсы, разновидности, что я, наверное, и спросонья на ощупь фартинг от кроны отличу... Все соответствует. Как раз хватило бы времени, чтобы монеты попали сюда в карманах у морячков...
– Не спеши,– сказал Дракон задумчиво.– Дырочку для ордена нужно вертеть не заранее, а только после вручения... То, что время соответствует, ни о чем еще не говорит. Английских, как и прочих кораблей здесь ходило немеренное количество. И то, что именно эта кучка – с «Агамемнона», еще не факт... Где нашли?
Морской Змей старательно показал на огромной карте.
– Вообще-то, приблизительно соответствует заданному квадрату,– констатировал Дракон.– Но в том-то и дело, что – приблизительно.
– Точного места вообще никто не знает.
– Ну, я и говорю...– Адмирал встряхнул блюдечко, так, что монеты жалобно брякнули.– Ладно, отнесемся к этому спокойно. Не будем бросаться в любые крайности. Это может оказаться и «Агамемнон». С тем же успехом монеты могут происходить с борта французского или индийского пирата, который где-то грабанул англичанина и вытряс карманы. Будем искать дальше... Да, я же вам не сказал. Судно уходит на стоянку, пару дней проведем в порту. Топливом заправиться, водички подлить и все такое прочее. Черт с вами, в город я вас и на сей раз выпущу, можете поглазеть на экзотику и пропустить баночку пивка... но если кто-то хоть один опять влипнет в историю, пусть и пустяковейшую, вся банда надолго останется без берега. Уж если вы мне суете круговую поруку, я вас таковой же повяжу, и не благодарите старого садиста, не за что... Вопросы есть? Вон Мазур что-то рот многозначительно разевает, как та рыбка из детского стишка... Ну?
– Товарищ вице-адмирал...– медленно сказал Мазур.– А что, если фрегат все-таки булькнул в батиаль? Принята следующая классификация морских глубин: литораль – зона морского дна, затопляемая при приливе и осушаемая при отливе; сублитораль – до 200 м; батиаль – от 200 до 3000 м; абиссаль – глубины свыше 3000 м. – Прим. авт.

Мало ли куда его могло забросить штормом... Я не говорю, что надоело работать, боже упаси, просто задумываешься иногда: не пустышку ли тянем?
– Резонно,– подумав, сказал адмирал.– Судя по лицам, наш юный старлей выразил общее мнение... Да? Ну что ж, вопрос, конечно, резонный. Место утонутия никому толком не известно, корабль мог и в батиаль булькнуть, и на абиссаль уйти... Только решать тут не нам, коли уж командование приказало копать канаву от забора и до заката, то выполняться приказ будет в точности. Там,– он ткнул в потолок толстым пальцем,– решат. Когда надо. От нас в данном случае ничего не зависит.– Он придвинул к себе блюдечко, поколупал ногтем лик незадачливого короля Георга.– Ишь, в лавровом листе, а ведь Америку просрал, токарь несчастный... Ладно, господа офицеры, я вас больше не держу. Грядите себе и постарайтесь употребить личное время с пользой, без всяких там презервативов, х-ха...
Оказавшись на палубе в достаточном отдалении от адмиральской каюты, Лаврик сообщил:
– Вода водой, горючка горючкой, но есть, други, еще одна причина. Послезавтра, как вам должно быть прекрасно известно, день рождения Владимира Ильича Ленина, и к здешнему монументу будет торжественное возложение венков. Советую побриться и отыскать комсомольские значки, ибо мы туда потопаем всем коллективом.
– Ну, ничего себе,– грустно сказал Мазур.– А я свой оставил в Ленинграде, вместе с пожитками...
– Я свой вообще потерял,– грустно признался Волчонок.– Остался, правда, знак ЦК ВЛКСМ «За воинскую доблесть», но он, как у Кири, на базе, да здесь его все равно надеть нельзя было бы – кто позволит так светиться... Хорош мирный океанолог со значком «За воинскую доблесть»...
– Вот вечно я за вас отдувайся...– покрутил головой Лаврик.– Ладно, у меня чисто случайно с собой оказалась... горсточка. Спецфонд для проведения агитационной работы среди местного населения,– поторопился он добавить с ханжеским видом.– В общем, на всех хватит.
Мазуру это известие показалось крайне интересным, он раза два видел в городе, на лотках у торговцев сувенирами, и пионерские значки, и комсомольские. Однако свои догадки, даже окажись они правдой, следовало держать при себе: Лаврик, в общем, был свой мужик, неплохой, не то что Панкратов... Пусть себе фарцует помаленьку, может, ему это в контрразведывательных целях потребно. Самому бы что-нибудь толкнуть, на жалкие суточные Ирину только в кино и сводишь, но ничего не догадался прихватить, а ведь советовали бывалые, неоднократно загранку посетившие. У самого-то опыта – один Вьетнам, братская державочка, где фарцовка символикой особенно не поощряется...
Ребята ушли, а он задержался на палубе, за спиной у седого маэстро, клавшего на цветной портрет Панкратова последние, вовсе уж микроскопические мазочки, должно быть, весьма необходимые. Сам Панкратов уже убрался, и Мазур оказался с художником тет-а-тет.
Идея пришла неожиданно и после короткого размышления показалась гениальной. Похихикивая мысленно, Мазур деликатно кашлянул, чтобы обратить на себя внимание, как и подобает воспитанному человеку. Потом осведомился:
– Виктор Эрастович, а что вы потом с рисунком сделаете?
– Подарю товарищу Панкратову, он просил,– охотно откликнулся маэстро.– Когда вернемся в Ленинград, устрою выставку, это заранее было обговорено, ну, а потом кое-что раздам, так сказать, натурщикам...– Он уставился на Мазура хитрым птичьим глазом.– А не хотите ли вы, милейший, у меня выпросить рисунок некоей молодой особы?
«Господи, и этот в курсе»,– мысленно охнул Мазур, опасаясь, что покраснел. И произнес как можно равнодушнее:
– Я об этом не думал, но мысль неплоха... В самом деле. А я вам красивую раковину раздобуду, идет?
– Согласен. Благо молодая особа судьбу рисунка не оговаривала...
– Но дело, собственно, не в этом,– сказал Мазур.– Я вот подумал, глядя на портрет нашего героического товарища Панкратова... Знаете, он по скромности натуры постеснялся вам сказать, не хотел утруждать излишне...
– А в чем дело? – заинтересовался маэстро.
– Понимаете ли, Виктор Эрастович,– задушевно сказал Мазур,– есть у моряков среди прочих и такая устоявшаяся традиция: они чертовски любят, чтобы их портреты были украшены, ну, скажем, сигнальными флагами... Вот здесь, к примеру,– он осторожно провел пальцем над портретом,– совсем неплохо смотрелся бы флагшток с полудюжиной флагов...
– Думаете?
– Уверен. Сам Панкратов ни за что не попросит, он деликатный, но могу вас заверить, ему очень понравится...
Седой смущенно признался:
– Знаете, Кирилл, я ведь совершенно не разбираюсь в этих ваших сигнальных флагах...
– Большое дело! – фыркнул Мазур.– Хотите, подскажу в минуту?
– Обяжете, голубчик...
– Значит, так,– воспрянул душой Мазур, видя, что розыгрыш прекрасно удастся.– Можно карандашик и этот вот листок? Это, как легко догадаться, Панкратов. Вот так, косо, идет у него за спиной флагшток. Шесть флагов, смотрите и запоминайте. Сначала – прямоугольный, красный с желтым крестом... вот так, у меня коряво получается, но вы улавливаете, а? Отлично. Теперь – снова прямоугольник, желто-синий, нет, полосы вертикальные, третий – треугольный, желто-красный, здесь цвета – по горизонтали, потом... Самый последний чуть посложнее остальных... Улавливаете?
– Большое дело! – беззлобно передразнил его маэстро.– Мы это сделаем не откладывая, в минуту...
Стоя у него за левым плечом, Мазур испытал нешуточное удовольствие, глядя, как в соседстве с красивой проседью товарища Панкратова возникают шесть сигнальных флагов. Все они были буквенные, сиречь обозначали ту или иную букву алфавита и согласно «Военно-морскому своду сигналов СССР» именовались следующим образом: «Яко», «Покой», «Иже», «Земля», «Добро», «Аз». Любому понимающему человеку достаточно беглого взгляда –
1 2 3 4 5 6 7 8
 - Коллектив авторов - Секс приколы 
Загрузка...

закон о последствиях любой катастрофы
 Кэррол Шанна - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Вересов Дмитрий - Кавказские пленники - 3. Аслан и Людмила - читать книгу онлайн