ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Полякова Татьяна
Черта с два !

Tатьяна ПОЛЯКОВА
ЧЕРТА С ДВА!
Я въехала во двор и огляделась. И двор, и дом мне нравились. Дом был четырехэтажным. Огромные окна, высоченные потолки, широкие лестничные клетки. В таких домах дышится по-другому. Дворик тихий, небольшой и невероятно уютный. Свернув сюда, я подумала: трудно поверить, что это чудо расположено буквально в центре города и в нескольких метрах находится проспект с его шумней, ни на мгновение не затихающей жизнью.
Я давно мечтала купить квартиру в таком доме. И вот наконец мечта сбылась, я ее купила, причем за прямо-таки смешные деньги. В общем, мне повезло. Квартира, в которой я до сих пор живу, располагается в новом районе, в девятиэтажке. Десять подъездов, огромный захламленный двор, всюду бродячие собаки и неприкаянные дети. Добираться туда общественным транспортом - дело нелегкое, а оставлять во дворе машину - опасное. Скорее всего утром ее не застанешь на обычном месте, а если и повезет... то так покажется только в первые три минуты. Подойдешь поближе и убедишься, что колеса сняли, магнитофон вырвали с корнем и кому-то вдруг понадобилось лобовое стекло. Я ненавижу свой дом, свой район и квартиру тоже ненавижу. Комната с видом на соседний дом - шедевр современной архитектуры, а к ней кухня и крохотная прихожая.
Приткнув машину на стоянке, заасфальтированной и обнесенной невысоким заборчиком, я направилась к первому подъезду. Моя новая квартира под номером пять была на втором этаже. Я надеялась застать бывших хозяев и поговорить с ними. С отъездом я особенно не тороплю, но все же...
Я нажала кнопку звонка. Подождала, прислушиваясь. Легкие шаги, дверь открылась, и я увидела девочку лет восьми.
- Здравствуйте, - сказала она.
- Здравствуй, - я улыбнулась. - Мама или папа дома?
- Ага... мам! - крикнула девчушка.
В прихожей появилась женщина в спортивном костюме, на вид очень усталая. Конечно, эти переезды - сплошные нервы.
- Здравствуйте, - сказала я, начиная чувствовать себя неловко. Люди заняты, а я лезу к ним с какой-то ерундой, в конце концов, перееду я неделей раньше или неделей позже - не так уж и важно... - Я. - Максимова Александра Сергеевна, - улыбнувшись слегка заискивающе, представилась я.
Женщина смотрела на меня и хмурилась, стало ясно: мое имя ей ничего не говорит. Странно...
- Я купила у вас квартиру, - подсказала я.
- Что? - Глаза ее изумленно распахнулись, она хлопнула ресницами и спросила: - Какую квартиру?
- Эту, - растерялась я, чувствуя, как начинает щемить сердце. Я уже была готова зареветь или упасть в обморок.
- Вы что, с ума сошли? - спросила женщина и жалобно крикнула: Сережа!
Тут в прихожей появился мужчина, надо полагать, ее муж, на меня он взглянул сурово. Я стояла на пороге, силясь понять, что происходит...
- Что? - спросил хозяин.
- Вот она говорит, что купила у нас квартиру...
- Да, и что она еще говорит? - Мужчина подошел поближе, взялся за ручку двери и, буркнув: - Топай отсюда! - хлопнул дверью, едва не задев мой нос.
Я всхлипнула, потом вздохнула поглубже и заставила себя нажать кнопку звонка. Дверь распахнулась сразу.
- Чего тебе? - спросил мужчина.
- Если вы будете вести себя подобным образом, я вызову милицию, стараясь, чтобы голос звучал строго, предупредила я. Однако мой голос дрожал, в нем отчетливо слышались истерические нотки. - В конце концов, у меня есть документы...
- Какие документы? - не понял мужчина.
- На эту квартиру...
- Что за чушь? - нахмурился он, но вдруг испугался и проронил как-то неуверенно: - Ладно, заходите...
- Вы Дмитрий Михайлович Теплов? - спросила я, тут же осознав, какая это несусветная глупость: жена только что назвала его Сережей.
- Нет. Вы что-то напутали, девушка. Разумеется, я напутала, всю свою жизнь я что-нибудь путаю.
- Мы сами эту квартиру месяц назад купили. С какой стати нам ее продавать? И никакого Теплова я вообще не знаю.
Я пошатнулась, мужчина заботливо пододвинул мне стул, я села, изо всех сил стараясь не разреветься.
- Послушайте, но я ведь была именно в этой квартире, приезжала сюда с посредником... возле самой двери у вас в комнате стеллажи с книгами и репродукция картины "Девочка с персиками" на стене...
Мужчина нервно кашлянул, сказал почти испуганно:
- Да... Когда вы приезжали?
- Две недели назад. Часов в десять утра.
- Ясно. Мы на работе, дочка у бабушки. Как зовут вашего посредника?
- Андрей. Андрей Суворин.
- А вы его хорошо знаете?
- В общем-то нет. Он знакомый моей подруги...
- Ясно. И у этого типа были ключи от нашей квартиры.
- У меня и документы есть. Вот, пожалуйста, - засуетилась я, - и ваша расписка... то есть получается, что не ваша...
В этот момент из комнаты вернулась женщина с бумагами в руках.
- Посмотрите, девушка, все как положено... Мы же вас не обманываем.
- Надо идти в милицию, - твердо заявил Сергей. - Смотри что делается... И у этого типа есть ключ от нашей квартиры.
- Откуда же? - испугалась женщина.
- Должно быть, от прежних хозяев. Выходит, этот ваш посредник с ними знаком...
Больше я ничего не слышала, то есть я, конечно, слышала, но все это уже не имело значения. Я несчастная идиотка, отдала все свои деньги и еще радовалась, что купила квартиру так дешево... Денег я не увижу и загнусь на своем дурацком девятом этаже... Теперь уж точно мне жить там до самой смерти, потому что такую сумму мне больше не собрать. Я встала, сказала:
- Извините, - и направилась к двери. Хозяева тревожно переглянулись.
- Может, вы... - начала женщина, а я еще раз повторила:
- Извините...
Спустилась по лестнице, бегом бросилась к машине, хлопнула дверью и зарыдала, кусая пальцы.
- Боже мой, боже мой... - повторяла я. Рыдания перешли в тихий вой, а потом в тяжкие вздохи. - Дура несчастная, - сказала я самой себе минут через двадцать, - была дурой, дурой и помрешь...
Я завела машину, с тоской взглянула на зеленый дворик и поехала к себе.
"Может, мне утопиться? - подумала я очень серьезно, проезжая мост. Или съесть упаковку таблеток... Пользы от меня человечеству никакой, и сама себе я давно в тягость... Мелкое художественное дарование..."
- Твои идиотские картины никому не нужны! - громко заявила я, начиная наслаждаться самобичеванием. - Что ты о себе воображаешь? Все, что ты делаешь, ужасная дрянь... а ты сама - никчемная, глупая и совершенно не приспособленная к жизни. С твоим характером надо быть не художницей, а сиделкой при безнадежно больном дядюшке... Впрочем, и там бы ты ничего не высидела... Господи, как я себя ненавижу...
Я въехала в свой район. Многоэтажки, серые, унылые, два чахлых деревца на сто квадратных метров, лето им не пережить... Надеюсь, мне тоже... Как бы половчее прекратить затянувшуюся нелепость под названием "моя жизнь". Но и на это меня, разумеется, не хватит. Я могу тешить себя мыслями о самоубийстве, не больше. Я труслива, беспомощна и ни на что не годна.
Я въехала во двор и бросила машину на площадке возле подъезда. Черт с ней, пусть угоняют, бьют стекла или снимают колеса! Чем хуже, тем лучше. Я вошла в подъезд. Лифт, конечно, не работал. И в самом деле, зачем ему? Я стала подниматься по лестнице и заревела, тихо и горько. Квартира смотрела волком, я ее не любила, и она меня тоже. Лето, восемь вечера, а уже нужно включать свет: темно и неприютно. Не двор, а колодец... Я потянулась к телефону. На счастье, Лариса была дома. Пока я думала, как половчее ей все объяснить, она спросила:
- Когда переезжаешь?
- Никогда, - ответила я.
- Почему? Вроде бы все оформили? Сорвалось?
- Лариса, кажется, Андрей меня обманул. Квартиру продали месяц назад, совершенно другим людям и... - Я опять заревела.
- Бог мой... Сашка, не плачь... придумаем что-нибудь... - Голос подруги звучал неубедительно. Лариска - недотепа вроде меня, и ничего путного мы придумать не сможем.
- Где ты подцепила этого Андрея? - вздохнув, спросила я.
- Я ж тебе рассказывала, на вечеринке у Пашки Губанова, обмывали выход в свет альманаха, там подборка его стихов.
- Про альманах я знаю, - вздохнула я. - Он у меня на полке лежит, и я давно его прочитала.
- Ну... и Андрей там был. Нормальный парень... Он повез меня домой... я ведь рассказывала?
- Рассказывала.
- Я между делом сказала ему, что подруга ищет квартиру в старом городе, она художница и новые районы ей просто отвратительны. Она там ни жить, ни работать не может. А он заявил, что как раз занимается продажей квартир. Вот я вас и познакомила. Надеюсь, ты не думаешь, что я...
- Не думаю, если бы ты что и затеяла, все бы у тебя вышло наоборот и наперекосяк.
- Может, ты зря расстроилась? Может, есть какое-то объяснение?
- Конечно. Объяснение есть: я законченная дура. Отдала деньги незнакомому человеку, взамен получила расписку от какого-то Теплова, которого в природе скорее всего вовсе не существует.
- Позвони Андрею. А хочешь, я позвоню?
- Не хочу. Жулик твой Андрей. - Я вздохнула.
- Сашка, тебе надо в милицию, и вообще... Ты заняла кучу денег, надеясь, что старую квартиру продашь и расплатишься. А теперь что, а?
- Не знаю. Скорее всего квартиру все-таки придется продать. Если повезет, смогу купить "малосемейку" или комнату...
- Может...
- Ладно, позвоню твоему Андрею, - сказала я и повесила трубку.
Андрея дома не оказалось. Я прошла на кухню и попыталась приготовить себе ужин, все валилось из рук, и я опять разревелась. Завтра же пойду в милицию и... и что? Андрей скажет, что в глаза меня не видел, а расписку от какого-то никому не ведомого Теплова можно смело выбросить. В милиции посоветуют впредь не быть столь доверчивой, а свои деньги я вряд ли получу назад. Тут я заревела еще отчаяннее, потому что вспомнила: через три месяца необходимо вернуть долг - пять тысяч долларов. Где я их возьму, не продавая квартиры, в ум не шло.
- Ну и ладно, - сказала я, вытирая горькие слезы, и еще раз повторила: - Ну и ладно.
Ужинать не хотелось, с трудом проглотив пару ложек салата, я вернулась в комнату и села в кресло. Закрыла глаза, дыша глубоко и по возможности ровно. Потом поднялась и пошла к кульману, где были мои рисунки.
- Хватит ныть, давай работать, - напомнила я себе. - Только попусту теряешь время. - "Если бы ты знала время так же хорошо, как я, - ехидно проронил Болванщик, - ты бы этого не сказала. Его не потеряешь! Не на такого напали!" Я усмехнулась и взяла карандаш.
Телефонный звонок вернул меня к действительности: Мартовский Заяц ухмылялся с кульмана, но меня обступали стены ненавистной квартиры, а за окном раскинулся мир, в котором мне никак не находилось места. Я досадливо посмотрела на телефон и сняла трубку.
- Ты звонила? - спросила Лариса.
- Что? - не сразу поняла я.
- Ты звонила Андрею?
- Нет еще. То есть я звонила, но его, видимо, не было дома, или он просто не снял трубку...
- Надо было позвонить еще. Звонить и звонить... Ты меня слышишь?
- Конечно, я тебя слышу. Я позвоню.
- Боже мой, ты хоть понимаешь, что можешь оказаться на улице?
- Я понимаю, и я сейчас позвоню.
- Хочешь, вместе к нему съездим, поговорим, а?
- Не знаю, может быть.
- Ладно. Звони ему. Вдруг повезет... Мне действительно повезло, в том смысле, что Андрей был дома, в остальном везеньем и не пахло.
- Андрей? - робко начала я. - Это Саша.
- А, - пропел он и вроде бы даже хохотнул. - Как дела?
- Плохо. Андрей, я сегодня ездила на квартиру, которую купила с твоей помощью.
1 2 3 4 5 6

загрузка...