ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Биссон Терри
Путь из верхнего зала
ТЕРРИ БИССОН
ПУТЬ ИЗ ВЕРХНЕГО ЗАЛА
Перевела с английского Светлана СИЛАКОВА
Вы почувствуете легкий озноб, - сказал служитель. - Не волнуйтесь. Просто отдайтесь происходящему. Хорошо?
- Хорошо, - ответил я. Все эти инструкции я слышал не впервые.
- Вы почувствуете легкое замешательство. Не волнуйтесь. Какой-то частью своего разума вы будете сознавать, что все это - игра, а другой его частью где находитесь в виртуальности. Просто отдайтесь происходящему, хорошо?
- Хорошо, - сказал я. - Собственно, я все это уже слышал. В прошлом году я был на "Амазонских приключениях".
- Ах вот как? И все равно мне положено вас проинструктировать, - произнес служитель. - На чем мы остановились? О да, не спешите. - Служитель был в белом халате и ботинках, которые громко скрипели. На поясе у него висел маленький серебряный молоточек. - Если вы тут же начнете пристально все рассматривать, вообще ничего не возникнет. Потерпите, и все появится. Хорошо?
- Хорошо, - сказал я. - А как?..
- Ее имени вам пока не сообщат, - разъяснил он. - В демо-версию оно не включено. Но купив путевку, вы узнаете его автоматически. Готовы? Прилягте. Сделайте глубокий вдох. Не задумываясь о том, готов я или нет, ящик скользнул в бокс, и я на миг запаниковал. Как, помнится, и в прошлом году. От паники начинаешь хватать ртом воздух. Потом - едкий запах витазина. И опаньки. Точно пробуждаешься ото сна. Я оказался в озаренной солнечными лучами комнате с мохнатым ковром и высокими стеклянными дверями. Она стояла у этих дверей, за которыми виднелось нечто, похожее на оживленную улицу - собственно, пока вы не начинали рассматривать ее пристально, это была самая настоящая оживленная улица.
Я ни к чему пристально не присматривался. Я человек осторожный. Она была одета в нижнюю рубашку из бордового жатого шелка с корсажем в стиле ампир; передние планки на вертикальной шнуровке, зауженная спинка утянута перекрещенными тесемками. Она была без чулок, босиком, но ее ступней я никак не мог разглядеть. Со свойственной мне осторожностью я решил к ним не присматриваться.
Мне понравилось, как обтягивает ее бока корсаж. Спустя какое-то время я оглядел комнату. Плетеная мебель, несколько горшков с растениями, низкая дверь. Пригнувшись, чтобы не ушибиться о притолоку, я переступил порог и оказался на кухне с кафельным полом и синими шкафами. Она стояла у раковины, укрепленной под небольшим окном, в котором виднелся зеленый, блестящий от росы дворик. Она была одета в боди из зеленого панбархата с длинным рукавом, низким декольте а-ля-кокет, выемками у бедер и закрытой спиной. Мне понравилось, как бархат обтягивает ее спину. Я встал рядом с ней у окна и стал глядеть, как малиновки то садятся на траву, то взлетают. Каждый раз это была одна и та же малиновка.
Зазвонил белый телефон, висевший на стене. Она сняла трубку и передала ее мне; как только я поднес трубку к уху и услышал длинный гудок, мой взгляд уперся в облака, которые на поверку оказались протечками на потолке зала Ожидания.
Я сел в ящике.
- Это оно и было? - спросил я.
- Демо-версия, - поправил служитель и, скрипя ботинками, подошел к моему выдвинутому ящику. - Телефон выводит вас из системы. А двери позволяют подниматься с уровня на уровень.
- Мне понравилось, - сказал я. - С завтрашнего дня я в отпуске. Где купить путевку?
- Погодите немного, - произнес служитель, помогая мне выбраться из ящика. - В ТДВ пускают только по приглашениям. Попробуйте поговорить с Сиснерос из отдела работы с клиентами.
- ТДВ?
- Это мы его так прозвали.
- В прошлом году я был на "Амазонских приключениях", - сказал я доктору Сиснерос. - В этом году у меня есть свободная неделя, начиная с завтрашнего дня, и я зашел за путевкой на "Арктические приключения". И тут увидел в буклете демо-версию "Тайного дворца Виктории".
- "Виктория", в сущности, пока еще не открыта, - пояснила она. Собственно, некоторые сектора именно сейчас проходят бета-тестирование. Можно посетить лишь залы Среднего и Верхне-среднего уровней. Но для пятидневного тура их хватит с лихвой.
- Сколько же у вас залов?
- Уйма, - она улыбнулась. Ее зубы выглядели новехонькими. На столе у нее была маленькая табличка: "Б.Сиснерос, д-р философских наук". - В чисто техническом плане ТДВ - иерархическая пирамидальная цепь, поэтому Средний и Верхне-средний уровни включают в себя все залы, кроме одного. Все, кроме Верхнего зала. Я покраснел. Я краснею из-за любой ерунды.
- Но за пять дней вы все равно не заберетесь так высоко, - она вновь продемонстрировала мне свои новые зубы. - И поскольку бета-тестирование еще не завершено, мы можем сделать вам специальное предложение. Путевка будет стоить не дороже "Амазонских" или "Арктических приключений". Пятидневная рабочая неделя с девяти до пяти - за 899 долларов. Могу вас заверить, что в будущем году, когда "Дворец Виктории" откроется официально, цена значительно вырастет.
- Меня все устраивает, - сказал я и встал. - Оплата?
- В бухгалтерии. Но, пожалуйста, присядьте еще ненадолго, - она раскрыла перед собой папку. - Вначале я должна задать вам анкетный вопрос. Почему вы хотите провести отпуск во "Дворце Виктории"?
Я пожал плечами, силясь не краснеть:
- Это нечто оригинальное. Меня такие вещи интригуют. Можно сказать, что я в некотором роде фанатик ВР.
- Неопосредованного опыта, - поправила она, поджав губы. - И, скажите уж лучше, энтузиаст.
- Хорошо, "Эн-О". Разница невелика, - каждая фирма изобретает собственный термин. - Мне это нравится под любым названием. Моя мамуля говорит, что...
Подняв руку, как регулировщик, доктор Сиснерос остановила поток моих фраз.
- Такой ответ мне не подходит, - заявила она. - Дайте-ка объясню. В связи с его содержанием "Дворец Виктории", в отличие от всяких "Амазонок" и "Арктик", не может быть отнесен к категории симуляционных приключений. Согласно закону мы можем эксплуатировать его лишь в качестве терапевтической игры-симуляции. Вы женаты?
- В некотором роде, - сказал я. С той же легкостью я мог бы ответить: "Не так чтобы очень".
- Это хорошо, - она что-то черкнула на листочке. - Самые подходящие для "Дворца Виктории" клиенты - практически единственные, кого мы можем туда допустить - это женатые мужчины, желающие усовершенствовать интимную сторону своей супружеской жизни через непредвзятый анализ своих наиболее затаенных сексуальных фантазий.
- Вы меня насквозь видите, - сказал я. - Я и есть женатый мужчина, желающий совершенствовать интимную сторону жизни.
- Годится, - проговорила доктор Сиснерос. Сделав еще одну пометку в папке, она с улыбкой пододвинула ее мне. - Распишитесь вот здесь и завтра утром, ровно в девять, можете начинать. Бухгалтерия дальше по коридору, слева.
В тот вечер мамуля спросила:
- Чем ты сегодня занимался? Если вообще хоть чем-нибудь занимался, конечно.
- Был в "Пути, ведущем вглубь", - ответил я. - Купил путевку. Завтра у меня начинается отпуск.
- Ты уже два года нигде не работаешь.
- Работу я бросил, а отпуск - нет, - возразил я.
- Ты разве уже не путешествовал по этому "Пути вглубь"?
- В прошлом году я был на "Амазонских приключениях". В этом году я попробую... э-э-э... "Арктические".
Мамуля окинула меня скептическим взглядом. Она всегда на меня так смотрит.
- Нас ждут полыньи и охота на тюленей, - сообщил я.
- Кто эта Полинья? Наконец-то новенькая!
- Это места, которые никогда не затягиваются льдом.
- Делай, как знаешь, - вздохнула мамуля. - Можно подумать, тебе требуется мое разрешение. Можно подумать, оно тебе хоть раз в жизни требовалось. Тебе опять письмо от Пегги-Сью.
- Мамуля, ее зовут Барбара-Энн.
- Невелика разница. Я за него расписалась и положила там, вместе с остальными. Тебе случайно не кажется, что его следует хотя бы распечатать? У тебя их уже во-от такой штабель на той штуке, которую ты зовешь туалетостоликом.
- А что у нас на ужин? - спросил я, чтобы переменить тему.
На следующее утро я стоял первым в очереди к дверям "Пути, ведущего вглубь". Ровно в девять меня впустили в зал Ожидания. Я сел на табуретку перед своим ящиком и переоделся в халат и вьетнамки.
- Для чего этот серебряный молоточек? - спросил я, когда появился служитель Скрипучие-Ботинки.
- Иногда ящики туго открываются, - пояснил он. - Или туго закрываются. Ложитесь.
Прошлым летом вы были на "Амазонских", верно?
Я кивнул.
- Так я и думал. На лица у меня память просто зверская, - он начал лепить мне на лоб какие-то маленькие штуковины. - Высоко поднялись по реке? Анды было видно?
- Да, на самом горизонте. Девушки-индианки носили узкие лифчики из коры.
- В ТДВ узеньких лифчиков немерено. За пять дней успеете прилично подняться. Только не торопитесь осматриваться в комнатах: понимаете, чтобы войти в дверь, вам достаточно ее увидеть. Наслаждайтесь не спеша. Зажмурьтесь.
Я зажмурился.
- Спасибо за совет.
- Я составлял программу, - пояснил он. - Сделайте глубокий вдох.
Ящик скользнул в бокс. Едко запахло витазином, и я точно пробудился от сна. Я находился в сумрачной библиотеке. Стены были обшиты дубовыми панелями. Она стояла у окна с узкими стеклами в тюдорианском стиле, за которым виднелось что-то вроде сада. Она была одета в короткую комбинацию из изумрудно-зеленого шелка с апельсиновой искрой, обшитую по боковым швам трепещущими кружевными рюшами. Сильно декольтированный корсаж, украшенный матерчатыми пуговицами. Широко расставленные, обшитые кружевами бретели. На миг мне померещилось, что я не знаю ее имени, но тут оно само сорвалось с моего языка:
- Шемиз*.
Так, разжав кулак, обнаруживаешь на ладони вещицу, о которой просто-напросто забыл. Я подошел к окну и встал рядом с Шемиз. Сад на поверку оказался участком земли, разгороженным низкими живыми изгородями и расчерченным дорожками, которые были посыпаны гравием. Все это начинало мелко дрожать от слишком пристального взгляда. Отвернувшись от окна, я увидел дверь. Она была в дальней стене, между двумя книжными шкафами. Пригнув голову, я переступил порог и оказался в спальне, оклеенной обычными бумажными обоями. Окно с белыми переплетами. Вязаные половики на некрашеном сосновом полу.
- Шемиз, - позвал я. Она стояла в простенке между окон, одетая в боди из кремово-белого стрейч-атласа, с чашечками на проволочном каркасе, обшитыми белыми кружевами, и треугольным вырезом. Верхушки деревьев под окном трепетали, точно от ветра. Очевидно, я поднимался все выше. На атласной спинке ее боди был низкий треугольный вырез, повторявший своими контурами передний. Мне понравилось, как врезаются в ее тело бретельки. Едва повернув голову, я увидел дверь. Она была на ступеньку ниже комнаты, и пришлось пригнуться. Я оказался в длинном темном зале с узкими окнами, закрытыми плотными шторами. Шемиз сидела на вычурно изогнутой козетке, одетая в сорочку в стиле "куколка" из небесно-голубого тюля, отделанную кружевными оборками. Под сорочкой были видны лифчик из кружев-гофре и такие же трусики. Одной рукой я отдернул штору. Далеко внизу я узрел кроны деревьев, а под ними - булыжные мостовые, мокрые от дождя. Я сел рядом с ней. Она по-прежнему была обращена ко мне затылком, но я чувствовал, что она улыбается. Действительно, почему бы ей не улыбаться? Она существовала лишь в те минуты, когда я был рядом с ней. Она была обута в легкие туфельки, отделанные кружевом, как и ее трусики. Я не помешан на женских ступнях, но в этих туфельках ее ножки выглядели очень привлекательно. Я смаковал наслаждение, пока кружева ее трусиков не отпечатали свой узор в моем сердце. И вдруг мне послышалось, будто какой-то слабый голосок взывает о помощи.
Оглянувшись, я увидел в стене низкую, полукруглую дыру, ненамного больше мышиной норы. Мне пришлось ползти по-пластунски, и все равно я еле протиснулся в нее, выставив вперед плечо.
Я оказался в коридоре без единого окна с бетонным полом. Стены были голы. Пол - холодный и какой-то кривой. Стоять было трудно.
1 2 3 4

загрузка...