ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Оригинал: Susan Napier, “The Mistress Deception”
Перевод: Е. Ушакова
Аннотация
На великосветском приеме кто-то сделал компрометирующие снимки Рэйчел Блэр и Мэттью Риордана. Кто же этот таинственный шантажист и чего он хочет от людей, едва знакомых друг с другом?
Сьюзен Нэпьер
Защита от шантажа
ГЛАВА ПЕРВАЯ
– Извините, мистер Риордан…
Темноволосый мужчина резко вскинул голову и нетерпеливо нахмурился: в дверях его офиса стояла женщина средних лет.
– Извините, – повторила она, увидев гримасу на узком длинном лице, и двинулась к столу, протягивая длинный желтоватый конверт. – Я знаю, вы просили, чтобы я сама занималась личной корреспонденцией вашего отца, пока он не сможет вернуться в офис, но… я подумала, что это вы, вероятно, захотите изучить сами.
Тонкие брови Мэттью Риордана поднялись: несгибаемая секретарша его отца выглядела неуверенной и расстроенной. Неужели на этих высеченных из камня щеках бывает краска? Карие глаза за круглыми очками внимательно рассматривали женщину.
Более трех десятилетий она хранила оклендскую контору его отца, став живым бастионом для подозрительных посетителей. Бывший мусорщик, превратившийся в крупнейшего магната по переработке мусора в Новой, Зеландии, полностью доверял ей, изредка ворча и ругая всех и вся, но только не свою секретаршу Мари.
Это доверие она еще раз оправдала два дня назад, когда, открыв утечку информации из конторы, пришла доложить боссу о результатах расследования и увидела, что ее начальник лежит с сердечным приступом. Немедленно взяв себя в руки, она позвонила в больницу и сама делала искусственное дыхание, пока не прибыла медицинская помощь. Затем она сообщила о случившемся его жене и сыну, послала факс помощнику, который был в командировке в Токио, и железно пресекла все слухи, дипломатично перенеся встречи и договоренности.
И вот теперь она со странной нерешительностью приближается к столу, осторожно кладет конверт на край и отходит.
– Что это – бомба? – с любопытством спросил Мэттью, отложил ручку и снял очки. От усталости он чувствовал резь в глазах. Прочитав напечатанный на конверте адрес с пометкой «Сугубо лично», Мэтт заглянул в конверт. Оттуда выпали три небольшие фотографии. Он посмотрел на одну, и бровь у него взлетела вверх от удивления.
Черно-белый снимок был сделан на приеме две недели назад и изображал Мэтта, склонившегося к руке великолепной женщины в весьма эффектном белом мерцающем платье без плечиков. Оба держали бокалы с шампанским и широко улыбались. Однако на фотографии не было видно, как длинные накрашенные ногти женщины впились ему в ладонь. Не было видно и того, что Мэтт опасно пьян и не владеет собой.
Мэттью не видел, чтобы кто-нибудь их фотографировал. Вряд ли Меррилин Фриман, их сверхзаботливая хозяйка, рискнула бы успехом приема, приглашая фотографа. Резкие контрасты и зернистая структура свидетельствовали, что отпечаток был сделан с очень маленького негатива. Он выглядел абсолютно невинным, непонятно было, почему Мари Маркус рассматривала этот конверт как неразорвавшуюся бомбу, – Мэтта часто фотографировали в подобных позах со множеством знакомых женщин.
Он перевернул остальные снимки, и кровь бросилась ему в лицо. Не поднимая головы, он чувствовал укоризненный взгляд Мари. Затем дверь за ней захлопнулась, словно отрезая Мэтта от его прошлой жизни и оставляя его среди дымящихся руин его чести и репутации джентльмена.
Слава богу, она будет держать рот на замке!
Мэтт пристально вгляделся в свидетельства своего падения.
На первой фотографии он сидел без рубашки на смятой кровати, глядя прямо в камеру. Женщина в сильно открытом платье стояла на коленях между его расставленных ног, ее склоненная голова была зажата в его ладонях. Его пальцы явно играли с легкими, красиво уложенными волосами, а ее рук было не видно… однако их положение не оставляло никаких сомнений…
– О боже!
Мэтт покраснел еще сильнее, когда перевел ошеломленный взгляд на вторую фотографию. Он лежал на спине, мускулы на груди сильно напряжены, руки закинуты за голову и привязаны к изголовью его собственным галстуком. На бедрах восседает великолепная валькирия с обнаженной грудью, ее кожа покрыта ровным загаром, а колени плотно сжимают его тело. Она проверяет прочность привязи. Дополнительным «украшением» картины служил тонкий черный кожаный ремень, свернутый и брошенный на кровать возле них.
Мэтт выругался, вспоминая затуманенные алкоголем эротические картины. Его гордость была уязвлена, его частная жизнь выставлена на обозрение, и он намеревался узнать, кто это сделал!
Мэтт догадался, какую форму примет шантаж и что от него хотят.
Эта стерва подловила его!
Подумать только, а он прислал ей цветы в благодарность за то, что она спасла его на приеме от репутации горького пьяницы…
Мэтт потер переносицу, проклиная себя за легковерность. Ведь он не доверял ей с первой встречи и на приеме чувствовал холодную антипатию, исходившую от нее. Он пытался пробиться сквозь это ледяное презрение…
И в результате стал объектом мести. Ну что ж, в пьяном виде он мог легко стать доступной мишенью, но теперь он ей покажет.
Мэтт взглянул на смазанную дату на конверте и нахмурился, когда понял, что это может означать. Он наклонился над столом и резко вдавил кнопку связи с Мари.
– Офис мистера Риордана…
– Мари, когда прибыл этот конверт?
– Позавчера утром, – ответила Мари после легкой заминки. – Я всегда вскрываю личную почту мистера Риордана, как только она прибывает, и складываю ему на стол… но я никогда не просматриваю содержимое, если только он специально не просит меня это делать…
– Так он просто пролежал там – вскрытый – два дня? – прервал ее Мэтт, покрываясь каплями пота.
– Э-э, да… но мистер Стиллер не вернется из Токио до конца этой недели, а в кабинет мистера Риордана имеют доступ только уборщики и я.
Мэтт перевел дух, вспомнив об отсутствии кузена. Они с Невиллом Стаплером в детстве проводили много времени друг с другом, но теперь их отношения были далеки от сердечности.
Невилл работал в «КР индастриз» с тех пор, как окончил колледж, и пять лет назад занял место старшего распорядителя. Ожидалось, что ему предложат место генерального менеджера, когда его дядя решит уйти на отдых. Мэтт в свою очередь совершенно не стремился двигаться по стопам отца, он был председателем совета директоров семейной холдинговой компании, которая контролировала многомиллионные инвестиции как на местных, так и на международных рынках акций.
Мэтт давно понял, что для него нет места в процветающем отцовском деле, однако Невилл надеялся закрепить за собой теплое местечко и любой совет или проявление интереса к этой фирме рассматривал как попытку очернить его в качестве предполагаемого преемника Кевина Риордана.
Если бы не срочные дела, требовавшие личного присутствия Невилла в Токио, Мэтт не сомневался, что Невилл сразу же сунул бы нос в личную корреспонденцию Кевина Риордана и, увидев снимки, был бы счастлив узнать, что его кузена поймали в прямом смысле без штанов.
Внезапно Мэтту пришла в голову еще одна мысль.
– А вы не знаете, отец успел просмотреть личную почту до сердечного приступа?
Мари резко втянула воздух.
– Он мог ее пролистать, – признала она медленно. – Мы вначале обрабатывали деловые бумаги, он продиктовал несколько неотложных писем, но… да, есть вероятность, что он мог просмотреть ее, пока я печатала. Но так как этот конверт был самым большим, я положила его в самый низ стопки…
Оба понимали, что утешение слабое. Кевин Риордан вынес из своего бедного детства убежденность, что большой размер является неоспоримым признаком важности. Если бы он начал читать личную почту, большой конверт только утвердил бы его в мысли, что там что-то очень интересное.
Глаза у Мэтта сузились до сверкающих черных полосок, а на левом виске запульсировала вена. Его рука сжалась в кулак.
– Мари, принесите мне простой непрозрачный конверт! – велел он и отключил связь, потом схватил листок бумаги с логотипом компании и быстро нацарапал ручкой краткое послание. Когда Мари появилась в дверях, он засунул фотографии и сложенное письмо в новый конверт и надписал на нем адрес.
– Это должно быть отправлено немедленно, – сказал он, отталкивая конверт.
– Курьером или почтой?
– Курьером.
Он хотел, чтобы шантажист увидел его гнев и непреклонность как можно скорее.
Мари взглянула на адрес, и ее непроницаемое лицо дрогнуло.
– Не кажется ли вам, что следует…
– Сделайте как можно быстрее!
Ее рот плотно сжался в безмолвном осуждении. Мэтт вспомнил, что ее безграничная преданность отцу всегда распространялась и на него.
– Извините, Мари, – быстро проговорил он, в голосе звучало искреннее огорчение. – Я не должен был кричать. Я сержусь не на вас. Я много работал и не спал уже две ночи. Извините за несдержанность. Но, как вы уже сказали, это дело, которое я должен рассмотреть лично.
– Надеюсь, вы знаете, что делаете, – прошептала она.
– Я абсолютно точно знаю, что делаю, – ответил он с жесткой улыбкой. – Я меняю тактику. У меня такое чувство, что я мог бы оказаться весьма удачливым шантажистом!
ГЛАВА ВТОРАЯ
Рэйчел Блэр сидела на кухне с утренним кофе в руках и мрачно глядела на письмо.
– Привет! Что ты здесь делаешь так рано? – Ее старшая сестра появилась в дверях в униформе медсестры с кучей смятых простыней и полотенец. – Я думала, ты отдохнешь еще денек, прежде чем вернуться к работе. – Она исчезла в просторной прачечной, и Рэйчел услышала ворчание старой, капризной стиральной машины.
– Я почувствовала себя прекрасно, когда проснулась, и изменила решение, – крикнула Рэйчел. Головную боль она отнесла на счет письма в ее руке.
– Хм. – Робин снова появилась в дверях и окинула ее профессиональным взглядом. – Только не переутомляйся, ты еще не вполне оправилась.
– Это просто вирус, – отозвалась Рэйчел. – Я закончила пить антибиотики, и простуда уже прошла – видишь? – Она шмыгнула носом в подтверждение.
Робин с сомнением покачала головой.
– И как ты только ухитрилась подхватить грипп в середине самого жаркого лета? Никто, насколько я знаю, не заболел…
Рэйчел заставила себя не краснеть.
– Просто я всех опередила. Врач сказал, что этой зимой они будут предлагать всем сделать прививку.
– Может, они еще назовут этот вирус твоим именем? – хихикнула Робин.
– Грипп Рэйчел? Думаешь, я могу надеяться на такие королевские почести? – Рэйчел ухмыльнулась, и между сестрами внезапно проявилось сходство, хотя обычно они выглядели по-разному.
Невысокая Робин в свои сорок была все еще стройной, как подросток. Ее пепельные волосы и большие голубые глаза придавали ей вид хрупкой фарфоровой куклы, что абсолютно не соответствовало ее характеру.
Рэйчел была моложе ее на десять лет и возвышалась не только над сестрой, но и над большинством знакомых женщин, как башня. Широкие плечи и крупная грудь делали бы ее тяжеловатой, если бы не тонкая талия, переходившая в пышные бедра, и длинные, стройные ноги. Лицо обрамляли прямые пряди цвета жженой карамели, а опушенные густыми ресницами ореховые глаза и тонкие губы твердого рта показывали скорее силу характера, чем красоту. Но на людей в первую очередь производило впечатление ее тело.
Она знала, что ее фигура, напоминавшая песочные часы, похожа на фигуры мультипликационных соблазнительниц. Когда она была совсем юной, справляться с нежелательным мужским вниманием было нелегко. Но она запретила своему чрезмерно сексуальному телу диктовать ей путь в жизни. Она хотела быть личностью и с годами выработала тонкую стратегию поведения и стиля в одежде. Теперь она предпочитала носить многослойные и свободные вещи, а с людьми общалась с насмешливым, далеким от сексуальности добродушием.
– Сомневаюсь. Однако у тебя могли бы быть толпы поклонников, желающих быть инфицированными персонально, – снова хихикнула Робин. Благодаря большой разнице в возрасте и счастливому замужеству, длившемуся уже более двадцати лет, она никогда не завидовала способности сестры действовать на мужчин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...