ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ      ТОП лучших авторов Либока
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Горячее сердце - Шпанов Николай Николаевич
Горячее сердце - это книга, написанная автором, которого зовут Шпанов Николай Николаевич. В библиотеке LibOk вы можете без регистрации и без СМС скачать бесплатно ZIP-архив этой книги, в котором она находится в формате ТХТ (RTF) или FB2 (EPUB или PDF). Кроме того, текст данной электронной книги Горячее сердце можно комфортно и без регистрации прочитать онлайн прямо на нашем сайте.

Размер архива для скачивания с книгой Горячее сердце равен 18.18 KB

Горячее сердце - Шпанов Николай Николаевич - скачать бесплатно электронную книгу, без регистрации


Максим Безгодов
«Ник. Шпанов. Горячее сердце»: Советский писатель; Москва; 1942
Николай Николаевич Шпанов
Горячее сердце
Я познакомил вас с этим человеком, после того как мы вернулись с востока. Вероятно, вы не хуже меня помните рассказы о том, как он дрался на своём ястребке. Право, я убеждён: умей он справляться со своими порывами, он непременно был бы удостоен звания Героя Советского Союза. А вместо этого вот он смещён: пришлось расстаться с командованием полком. Всем нам — лётчикам его полка было родным и непреложно истинным его утверждение:
— Истребитель, проживший день, не сбив ни одного врата, — «дармоед советской власти».
Эта неуклюжая, но всем понятная характеристика: «дармоед советской власти» висела над нами как постоянный призыв: «бить, бить». И мы били. С утра до вечера наши взоры были устремлены к небу с одним единственным призывом: «Покажись!» И стоило противнику появиться в бледном сиянии знойного неба, как начинался «танц-класс».
Да, мы дрались! Противник должен по сей день помнить неизменное соотношение потерь — три к одному в нашу пользу.
После той кампании Прохор дрался на финском фронте. Я встретил его не скоро. В одесской биллиардной он с ожесточением заколачивал шары так, что лузы вылетали вместе с кусками бортов.
— Ты можешь понять меня? — мрачно сказал он, когда мы за стаканом вина справляли нашу встречу. — Худо мне.
— Может быть, не так уж худо? — сказал я. Он помотал своей тяжёлой, словно вырубленной топором головой:
— Худо. Я — «дармоед советской власти»! Это надо понять. Полгода гнию на границе, рубать не велят!
— Не велят — значит, так нужно, — возразил я, — значит, это в порядке вещей.
— У тебя всегда все в порядке, — огрызнулся Прохор. — По полочкам разложено: тут нужно, там не нужно. Я так не могу. Я же знаю: эти скрипки рано или поздно нам свинью подложат. Так дайте же мне рубануть. Знаешь, какие у меня ребята в полку?
— Представляю себе. Подобрал?
— Х-ха!
— Потерпи.
— Разве это жизнь для истребителя: глядеть, как скрипки на той стороне границы елозят, и не сметь рубануть? Эх, только одно и остаётся: сплясать с горя. А ну, старик, есть у тебя «Лявониха»?
Пластинка его любимой «Лявонихи» нашлась, и мы сплясали. Снизу пришли просить пощады: танец был жестоким испытанием для соседей.
С тех пор я его не видел. Мне говорили, что он снова был отрешён от командования частью. Случай был такой, какой и должен был с ним произойти: «скрипач» перелетел бессарабскую границу и углубился в нашу сторону. Таких велено было принуждать к посадке. Важно то, что приказ был ясен: сажать. Но на этот раз дело шло уже к вечеру, и, если верить Прохору, румынский самолёт мог уйти от нашего звена, пользуясь надвигающейся темнотой. А Прохору только этого и нужно было: он рубанул. От скрипача остались обгорелые обломки. Прохор редко мазал.
Никакие оправдания не помогли. Прохора лишили командования частью.
Помнится, за прощальным стаканом он заверил меня, что исправится, и поделился своими успехами в новом деле: он тренировался в работе ночью.
— Чтоб ни днём, ни ночью… Понятно?
— Чего понятней!
Прошло не менее года. Мы не видались. И вот я столкнулся с ним — он командует частью ночных истребителей. Часть на блестящем счёту.
— «Дармоедов, советской власти» у меня нет, — с гордостью заявил он мне.
Дело было у меня дома, и никто не мог нам помешать поставить «Лявониху». Тяжёлые сапоги Прохора гремели на весь дом. Я с восхищением глядел на неунывающего гиганта.
— А ты все такой же, — сказал он, словно жалеючи, — цирлих-манирлих. Да ты уж не немец ли, а? Впрочем, знаешь, что касается порядка, я тоже… того: изменился. — Он многозначительно поднял крепкий, как сук, палец. — Порядок у меня теперь на первом плане.
— Свежо предание… — недоверчиво сказал я.
— Не говори. Ежели, я пожелаю… Ого! У меня теперь, как в лучшем доме: порядок прежде всего.
— К примеру?
— А вот, — он насупил брови, и лицо его выразило решимость: — нынче, брат, народ стал увлекаться тараном. Спору нет: ежели нет другого способа ссадить гада, так бей самим собой, своей машиной. Это правильно. Но в том-то и дело: молодёжь маленько перегибать стала. Глядишь — у него и боекомплект ещё не израсходован, и позиция выгодная была, и сам невредим, а чуть что — норовит винтом фрица по хвосту рубануть, либо даже по крылышку. Были и такие.
— Зато верняк, — сказал я.
— Верняк-то он верняк, но кому нужен такой размен: истребитель на истребитель? Это нам невыгодно. Если ещё бомбардировщик, идущий к цели, — так-сяк. И то один на один не годится. У нас по прежнему должно быть: три к одному. Вот наша пропорция — большевистская. За одного нашего — трое фрицев.
— Так что же ты решил?
— Решил я с горячностью молодёжи бороться. — Прохор встал и в раздумье прошёлся по комнате. — Запрещаю. Запрещаю таран, ежели он не вызван необходимостью. Понятно?
— Ты это мне?
— Тебе и прочим…
К вечеру мы были на аэродроме. Ночь была ясная, лунная. Прохор ушёл в воздух с первым же вызванным по тревоге звеном. Следом ушли второе и третье звенья. В мутном серебре лунного света я видел несколько мгновений его звено, но задолго до боя, конечно, потерял. Когда я сел, Прохора ещё не было. Не вернулся он и тогда, когда все сроки посадки прошли. Оба его ведомых давно спали. Я не мог уснуть и каждые пять минут забегал к начальнику штаба узнать, нет ли известий о Прохоре. Ничего не было.
Только утром, когда я наконец забылся тревожным сном, мне показалось, что я слышу его голос. Прислушался. Действительно — Прохор.
— …ну что тут было делать: рубанул я ему по заду и вся недолга. Да, видать, неудачно. Винт у меня стал бить так, что, того гляди, мотор вырвет. Вот и пришлось садиться где попало.
— Так, так, — сухо сказал начальник штаба — маленький педантичный майор — и принялся что-то торопливо записывать в блокнот. — А боезапас?
— Что боезапас? — удивлённо опросил Прохор.
— Боезапас у вас был израсходован?
— Израсходован? — Прохор нехотя ответил: — Н-нет…
— Значит, вы имели ещё шанс сбить противника огнём, — сказал майор.
— Да вы что пристали!.. — рявкнул вдруг Прохор. — Ну, может статься, имел шанс, может статься, сбил бы. Почём я знаю!
— Значит, — сухо отчеканил майор, — по вашим собственным установкам, которые мы только вчера давали лётчикам, вы не должны были таранить, а должны были…
— Должны, не должны… — передразнил Прохор, но вдруг умолк и сердито уставился на майора: — Снимут с полка?
— Постольку, поскольку установки командования… Прохор сердито перебил:
— Я вас спрашиваю: снимут или нет?
— Поскольку… — начал было опять майор, но спохватился и сухо закончил: — Дело начальства.
— Я бы снял, — отрезал Прохор и бросил сердито: — Можете итти.
Когда дверь за начальником штаба затворилась, я тронул Прохора за плечо:
— Какого же чорта ты таранил, ежели…
— А!.. — он сердито махнул рукой. — Сердце не выдержало. Сдалось мне, что фриц ускользнёт, ну и рубанул.
— Ссадил?
— А то, — Прохор усмехнулся.
— Бомбардировщик?
— «Ю-88».
— Шёл он к цели?
— Какое это имеет значение?
— А такое, что своим тараном ты не только, его уничтожил, но и цель уберёг.
— Да ведь у меня боезапас почти не тронут был! — всердцах крикнул Прохор и так ударил меня по плечу, что заныла ключица. — Ты пойми, аккуратист: я же его огнём должен был. А тут такое дело: в какие-то кусты свою осу засадил. Черт его знает, в каком она виде!
— Размен был бы выгоден, даже если бы ты осу совсем разложил: бомбардировщик с полным грузом в обмен на истребитель… — убеждал я.
— Это по-твоему, по-аккуратному. А, по-моему, не так. — Он снова поднял было руку, но я во-время увернулся от его ласки. — Будь я на месте командира соединения, непременно снял бы такого, как я, с командования полком.
Он с досадой взмахнул рукой и, не раздеваясь, повалился на койку. Через минуту ровное дыхание говорило о том, что он спит. Сон его был крепок и глубок. Словно он сам только что не приговорил себя к отрешению от командования частью.

Горячее сердце - Шпанов Николай Николаевич - читать бесплатно электронную книгу онлайн


Полагаем, что книга Горячее сердце автора Шпанов Николай Николаевич придется вам по вкусу!
Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Горячее сердце своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Шпанов Николай Николаевич - Горячее сердце.
Возможно, что после прочтения книги Горячее сердце вы захотите почитать и другие бесплатные книги Шпанов Николай Николаевич.
Если вы хотите узнать больше о книге Горячее сердце, то воспользуйтесь любой поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Шпанов Николай Николаевич, написавшего книгу Горячее сердце, на данном сайте нет.
Отзывы и коментарии к книге Горячее сердце на нашем сайте не предусмотрены. Также книге Горячее сердце на Либоке нельзя проставить оценку.
Ключевые слова страницы: Горячее сердце; Шпанов Николай Николаевич, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно.
загрузка...