ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы

 

Они пользовались магией меча в корыстных целях, а не для того, к чему предназначали его те, кто наделил магией этот меч.
За многие годы Ричард стал первым, кто был назван Искателем Истины. Он понимал ужасную мощь магии и собственную ответственность. Он был истинным Искателем.
– Его вручил мне Волшебник Первого Ранга. Я избран, – нехотя ответил Ричард. Старуха скомкала платье на животе.
– Искатель, – выдохнула она беззубым ртом. – Хвала духам! Истинный Искатель!
Девочка, не понимая, о чем идет речь, посмотрела на монетку в руке бабушки и протянула Ричарду самый большой пряник. Ричард с улыбкой взял его.
Старуха, наклонившись через стол, спросила, понизив голос:
– Ты пришел, чтобы избавить нас от паразитов?
– В каком-то смысле. – Ричард попробовал пряник и снова улыбнулся девочке. – Правда очень вкусный.
Она заулыбалась.
– Я же говорила! Бабушка делает лучшие медовые пряники на всей улице Глашатаев.
Улица Глашатаев. Наконец-то он сумел выйти на нужную улицу. Мимо рынка на улицу Глашатаев, сказала госпожа Сандерхолт. Ричард подмигнул девочке и откусил от пряника еще кусок.
– Что за паразиты? – спросил он старуху.
– Мой сын и ее мать, – она глазами указала на девочку, – отправились ко дворцу ждать, когда им дадут золото. Я говорила им: надо работать, но они ответили, что я – выжившая из ума старуха и если они дождутся, то получат золота больше, чем смогут заработать трудом.
– А почему им должны его дать?
Старуха пожала плечами.
– Кто-то во дворце это пообещал. Сказал, что все жители города заслужили свою часть казны. Нашлись такие, кто в это поверил. Мой сынок всю жизнь об этом мечтал. Молодежь нынче пошла ленивая, все только и знают, что сидеть сиднем и ждать, когда им дадут денег. Нет бы самим о себе позаботиться! Там, у дворца, то и дело дерутся за то, кому получать золото первым. Кое-кто, кто послабее да постарше, в этих драках и гибнет. Одним словом, работать почти все перестали, и цены растут. Мы едва наскребаем на хлеб. – Старуха пригорюнилась. – И все из-за жадности. Мой сын работал у пекаря, теперь ждет, когда ему дадут золота, а она голодает. – Старуха кивнула на девочку и улыбнулась. – Но внучка у меня не такая. Помогает мне печь пряники, да-да, чтобы мы могли прокормиться. Я-то не позволю ей шляться по улицам, как другие детишки. – Она мрачно посмотрела на Ричарда. – Вот тебе и паразиты. Те, кто забирает у нас то немногое, что мы зарабатываем или делаем своими руками. Те, кто искушает людей ленью, чтобы пасти их, словно овец. Те, кто отнял у нас свободу и надежду. Даже я, выжившая из ума старуха, понимаю, что ленивому ни до чего нет дела. Он думает лишь о себе. Не знаю, куда катится мир.
Когда она замолчала, Ричард указал на монету в ее руке и многозначительно сказал:
– Я был бы вам очень обязан, если бы вы забыли о том, как выглядит мой меч.
Старуха понимающе кивнула:
– Все, что угодно. Для вас, мой господин, все что угодно. И надавайте этим паразитам как следует!
Ричард прошел чуть дальше по улице и присел на парапет, чтобы спокойно доесть пряник. Он действительно был очень вкусным, но Ричард был голоден и не слишком заботился о вкусе еды. Прислушавшись к своим ощущениям, он еще раз убедился, что чувствует не приближение мрисвиза, а обычную слежку. Теперь бы только обнаружить преследователя. Он внимательно вглядывался в лица прохожих, но не замечал никого, кто проявлял бы интерес к его персоне.
Слизывая с пальцев мед, Ричард пересек улицу, чувствуя себя так, словно плывет против течения. Шум, гам, стук подков, скрежет колес, треск ящиков на телегах, скрип слежавшегося снега под ногами, выкрики лоточников и возгласы возниц несказанно его раздражали. Он привык к тишине леса, где единственным шумом был шелест листвы на деревьях, журчание воды и шорох ветра. Конечно, он часто бывал в Хартленде, но этот крохотный городишко мало чем отличался от деревушки.
Ричард скучал по своему лесу. Кэлен обещала, что когда-нибудь они вместе приедут туда. Он улыбнулся, представив, как будет показывать ей потаенные уголки, водопады, ущелья в горах... Им будет хорошо там вдвоем. Ричард вспомнил ту особенную улыбку, которую она дарила только ему одному, и у него потеплело на сердце.
Он тосковал по Кэлен куда больше, чем по своим родным лесам, и хотел как можно быстрее оказаться с ней рядом. Скоро они встретятся – но пока ему надо кое-что сделать здесь, в Эйдиндриле.
Услышав какой-то шум, Ричард обернулся и понял, что, замечтавшись, перестал смотреть по сторонам и едва не угодил под копыта колонне всадников. Их командир, выругавшись, приказал подчиненным остановиться.
– Ты что, быть слепым?! Только круглый дурак лезет навстречу конному строю!
Ричард поглядел по сторонам. Прохожие жались к домам, всем своим видом показывая, что вовсе не собирались выходить на середину улицы, и старательно отводили взгляды от солдат. Казалось, всем им сейчас больше всего на свете хочется стать невидимками.
Ричард взглянул на предводителя всадников и на мгновение тоже подумал, не стать ли ему в самом деле невидимым, чтобы не ввязываться в лишние неприятности. Того и гляди кто-нибудь пострадает. Но внезапно ему на ум пришло Второе Правило Волшебника: величайшее зло может проистекать из весьма благих намерений, а Ричард уже усвоил, что, когда имеешь дело с магией, последствия могут быть ужасными. Простых извинений должно быть достаточно, решил он.
– Прошу прощения. Наверное, я засмотрелся в другую сторону. Простите.
При этом он разглядывал солдат, не припоминания, чтобы видел раньше похожих. Все верхом, строй держат отлично, вид у всех хмурый, но доспехи безукоризненно вычищены, как и оружие. Каждый в алом плаще и на белом коне. У них был такой вид, словно они собирались пройти парадом перед каким-нибудь королем.
Офицер глянул на Ричарда из-под сверкающего шлема, украшенного алым плюмажем и, легко удерживая могучей рукой в перчатке поводья своего огромного жеребца, наклонился вперед.
– Убирайся с дороги, недоумок, или будешь быть затоптанным.
Ричард узнал его акцент: точно такой же был у Эди. Ричард не знал, из какой Эди страны, но эти люди явно были ее соотечественники.
Пожав плечами, Ричард отступил в сторону.
– Я же извинился. Не думал, что вы так торопитесь.
– Битва с Владетелем – всегда срочное дело.
Ричард отступил еще на шаг.
– Не могу с этим не согласиться. Он как раз сейчас дрожит от страха за ближайшим углом, ожидая, когда вы придете и расправитесь с ним, так что вам действительно лучше поторопиться.
Темные глаза всадника полыхнули ледяным огнем. Ричард невольно вздрогнул, жалея в душе, что в свое время не избавился от дурацкой привычки дерзить первому встречному. Это, наверное, потому, что он всегда был высокого роста.
Ричард никогда не любил драться, но еще в детстве он стал мишенью для всех, кто желал доказать свою силу. Задолго до того, как Зедд вручил ему Меч Истины, Ричард научился обуздывать свой гнев и всегда старался обезоружить противника шуткой. Но вместе с тем он был неизменно уверен в своей силе, и эта уверенность порой превращала шутку в злую насмешку. Обидные слова срывались с языка раньше, чем он успевал подумать, и Ричард ничего не мог с этим поделать.
– У тебя наглый язык. Может быть, ты тоже из тех, кто служит Владетелю?
– Уверяю вас, сударь, что у нас с вами один враг.
– За самонадеянностью прячутся слуги Владетеля.
Воин в алом плаще начал спешиваться. Ричард едва успел подумать, что надо сматываться побыстрее, как в тот же миг его подхватили чьи-то могучие руки.
– Двигай своей дорогой, щеголь, – раздался голос откуда-то справа и сзади. – Это не твоя добыча.
Ричард завертел головой и увидел, что его держат на весу два здоровенных д'харианца в коричневых кожаных латах.
Всадник, который успел вынуть только одну ногу из стремени, замер.
– Мы с тобой на одной стороне, брат. Этого парня необходимо допросить у нас – а потом немного поучить его вежливости. Мы...
– Проваливай, я сказал.
Ричард хотел высказать свое мнение на этот счет, но мускулистая рука заткнула ему рот. Он увидел сверкнувший под локтем обруч из золотистого металла, снабженный острыми словно бритва шипами, смертоносное оружие в рукопашном бою, и едва не проглотил собственный язык.
Д'харианские солдаты вообще отличались ростом, но эти двое были просто гиганты. Хуже того, это были не обычные воины. Ричарду уже доводилось видеть солдат с такими обручами на предплечьях. Личная охрана Даркена Рала. Бывший правитель Д'Хары нигде не появлялся без их сопровождения.
Д'харианцы удерживали Ричарда на весу с такой легкостью, словно он был соломенной куклой. После двухнедельной скачки Ричард был вымотан до предела, да и после схватки с мрисвизами прошло не более двух часов. Правда, страх придал ему сил, но, чтобы вырваться от этих двоих, их было явно недостаточно.
Офицер в алом плаще высвободил вторую ногу из стремени.
– А я говорю, он быть наш. Мы должны допросить его. Если он служит Владетелю, значит, сознается.
Д'харианец слева угрожающе пророкотал:
– Давай-давай, слезай. Я снесу тебе башку, а потом поиграю ею в кегли. Мы его разыскиваем давно, и теперь он наш. Когда мы тебе его отдадим, можешь допрашивать его труп сколько угодно.
Офицер снова остановился, глядя на д'харианцев.
– Я же сказать тебе, брат, мы с тобой на одной стороне. Мы оба сражаемся с Владетелем. Зачем нам драться друг с другом?
– Если желаешь спорить, доставай меч. Если нет – проваливай.
Остальные всадники, которых было около двух сотен, смотрели на д'харианцев равнодушно и, что больше всего поразило Ричарда, без тени страха. Разумеется, непосредственных противников было всего двое – но Ричард своими глазами видел, что д'харианские войска рассыпаны по всему городу. Если стычка произойдет, они все в мгновение ока окажутся здесь.
Однако офицера, судя по всему, такая возможность нисколько не беспокоила.
– Вас двое, брат. Не очень хороший расклад.

* * *

Д'харианец, который стоял слева от Ричарда, окинул взглядом ряды всадников и презрительно сплюнул.
– Ты прав, щеголь. Но ничего, Иган постоит в сторонке, чтобы уравнять шансы, а я разберусь с тобой и твоими хлыщами. Только предупреждаю, «брат», если твоя нога коснется земли, клянусь, ты умрешь первым.
Ледяные глаза, спокойные и холодные, некоторое время внимательно изучали д'харианцев. Потом офицер в сверкающих доспехах и алом плаще выругался на незнакомом языке и снова вдел ноги в стремена.
– У нас быть более важные дела, братья. Этот человек быть пустой тратой времени. Он ваш.
По взмаху его руки колонна снова двинулась вдоль улицы. Ричард попытался вырваться, но безуспешно. Его поволокли прочь, а прохожие отводили взгляд, не желая вмешиваться и нарываться на неприятности.
Ричард пробовал сопротивляться и судорожно придумывал выход, но, прежде чем он успел сообразить, что же делать дальше, его затащили в узкий темный проход между гостиницей и каким-то темным зданием.
В глубине переулка, в тени, Ричард увидел четыре закутанные в плащи фигуры.

Глава 8

Д'харианцы бережно опустили Ричарда на землю. Едва его ноги обрели опору, он схватился за меч. Солдаты отошли в сторону и убрали руки за спину. Четыре фигуры в плащах вышли из тени и двинулись к Ричарду.
Решив, что бегство предпочтительней схватки, Ричард не стал доставать меч, а нырнул вбок. Перекатившись через голову, он вскочил на ноги и уперся спиной в холодную стену дома. Тяжело дыша, Ричард набросил на голову капюшон плаща мрисвиза, и в мгновение ока плащ слился с камнем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...