ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сергей Зверев
Пираты. «Скат» принимает вызов

Глава 1

4 мая 2008 года. Малайзия
– …Да, господин Вонг, абсолютно уверен, – с готовностью закивал головой старик, – через Таиланд груз не пойдет. Я сам слышал, как босс говорил о побережье.
– Тогда для чего же готовился коридор на границе? – настаивал инспектор Вонг.
– Босс хочет избавиться от своего человека в управлении полиции штата, – с виноватым видом ответил старик и опустил глаза, как будто был лично виноват в том, что в Малайзии процветает коррупция, – он сказал, что этот человек слишком много хочет за свои услуги, а делает слишком мало. Босс сказал, что его нужно подставить.
Инспектор задумался, растирая лицо ладонями. Этой ночью он вообще не ложился. Практически не вылезая из машины, инспектор исколесил всю провинцию, встречаясь с начальниками полицейских участков, с доверенными лицами, с простыми рыбаками. Что-то во всей этой истории было не так. Точнее, не так, как всегда. Слишком это было нереально – вывезти столько наркотиков. Побережье патрулируется, и любое судно легко заметить. Может быть, старика подозревают в связи с полицией и подсунули ему дезинформацию. Смысл? Перекрыть границу несложно, если они хотят отвести подозрения от этого варианта. Просто перекрыть патрулями, на всякий случай. Скорее всего старик не врет, но как они провернут это дело с морским путем?
– Ладно, старик, сейчас иди, – строго сказал инспектор, – но как только узнаешь подробности, сразу сообщи. Даже если будет глубокая ночь.
– Да, господин Вонг, – кланяясь и пятясь в сторону зарослей, ответил старик, – конечно, господин Вонг. Я вас никогда не подводил. Как только узнаю еще что-нибудь, сразу вам скажу.
Инспектор завел мотор и развернул машину в сторону города. Солнце уже поднялось над горизонтом. Северные лесистые склоны Тахана перестали быть черными и мрачными. Зелень как будто вспыхнула и расцвела. И, как по команде, джунгли разразились птичьим многоголосьем. Выскочив на федеральное шоссе, инспектор повернул направо и погнал машину в Джорджтаун, где его ждали в управлении морской полиции. Глядя на извилистое полотно дороги, инспектор размышлял и пытался предугадать действия преступников. На его взгляд, вывезти морем груз несложно. Любое судно затеряется среди островов на участке побережья от Кангара до Пхукета и уж тем более – в архипелаге Мьей. Но для этого нужно пройти таиландскую границу и с Мьянмой. От Джорджтауна до Алор-Сетара много рыбачьих деревень, и любое судно будет как на ладони. Не на рыбачьих же лодках они собираются вывозить груз.
Трасса была по-утреннему пуста. Инспектор снова и снова пытался представить проблему то с одной стороны, то с другой. Представлялось с трудом – инспектор вынужден был бороться со сном. Размышления прервало скопление машин впереди на дороге. Наверное, авария, решил он, сбавляя скорость. Над головой со стороны Тайпинга прошел полицейский вертолет. Что-то серьезное, решил инспектор. А может, груз перехватили. В его душе затеплилась надежда, что наконец появятся хоть какие-то зацепки в этом деле. Вонг сразу направил свою машину к полицейским.
Офицер дорожной полиции попытался направить машину Вонга в объезд, но инспектор показал свой жетон.
– Что здесь произошло? – спросил он.
– Нападение на дорожный патруль, – хмуро ответил офицер, – сейчас будут вывозить тела погибших.
– Все погибли?
– Нет, один из патрульных остался в живых.
– Кто здесь старший? – спросил Вонг, включая первую передачу.
– Там много начальства из управления полиции штата, – пожал плечами офицер.
Инспектор тронул машину и съехал на левую обочину. Вытащив жетон из нагрудного кармана, он повесил его на грудь и двинулся к группе полицейских. Два тела были уже упакованы в черные пластиковые мешки, а из вертолета уже спешили с носилками. Возле машины прямо на асфальте сидел молодой полицейский с перевязанными головой и левым плечом. Лицо его было бледным, а правая рука, лежавшая на колене, непроизвольно нервно вздрагивала.
То, что удалось узнать, дало инспектору Вонгу больше вопросов, чем ответов. В четыре тридцать утра дорожный патруль пытался остановить три грузовика, крытых брезентом. Головная машина на полном ходу протаранила патрульный «Форд», стоявший у обочины, и колонна, не сбавляя скорости, двинулась на север. Водитель патрульной машины успел выскочить наружу до удара. Полицейские сразу же открыли огонь по грузовикам из автомата и двух пистолетов. Им повезло прострелить переднее колесо у головной машины, и та, развернувшись, перегородила дорогу всей колонне. Из грузовиков выскочили человек шесть бандитов и открыли огонь из автоматического оружия по патрульным. В короткой перестрелке водитель и старший патруля были убиты, а молодой офицер, получив несколько ранений, упал и притворился мертвым.
Бандиты не стали задерживаться, но, судя по следам, поставили запаску вместо простреленного колеса и скрылись. С собой они забрали только полицейскую рацию и теперь были в курсе всех планов преследования. Раненый находился в состоянии шока и не смог назвать ни номеров машин, ни типов оружия бандитов, ни их примет.
Связавшись с управлением морской полиции прямо с шоссе, Вонг передал информацию о случившемся и примерное направление движения бандитов с предполагаемым грузом. Из управления сообщили, что патрулирование уже ведется и проверяются абсолютно все суда на этой части побережья.
Самодельный понтон был изготовлен из перевязанных бамбуковых жердей, уложенных на старые рыбачьи лодки, и имел в длину около двадцати метров. Инспектор Вонг стоял на самом краю покачивающегося на воде настила и ждал появления аквалангиста с патрульного катера береговой полиции. Наконец на поверхности забулькали пузырьки воздуха и следом показалась голова в маске. Ухватившись за край лодки, ныряльщик вытащил изо рта загубник и сдвинул маску на лоб.
– Двенадцать с половиной метров, – щурясь на солнце, доложил аквалангист, – никаких посторонних предметов не видно.
Вонг повернулся к командиру патрульного катера.
– Ну и какое судно могло подойти к понтону? – спросил он.
– С максимальной осадкой около десяти метров – судно водоизмещением до тысячи тонн. Но, учитывая, что здесь сложный для маневрирования фарватер, думаю, что тонн пятьсот.
Инспектор Вонг повернулся в сторону зарослей, которые в этом месте подходили почти к самому берегу. Отчетливо были видны следы – проломленные и смятые кусты, когда сюда продирался грузовик. Или несколько грузовиков. Следов на крупном обломочном материале, устилавшем берег, было недостаточно, чтобы определить, сколько и какие машины продирались здесь через заросли, а потом, развернувшись на узком открытом участке берега, снова ушли.
– Даже один грузовик – это тонны наркотиков, – озадаченно проговорил офицер морского патруля. – Я даже не слышал о таких партиях.
– А кто сказал, что грузовики были полны? – задумчиво ответил Вонг. – Скорее всего они были нагружены нейтральным грузом или всяким хламом, для маскировки. А самого груза в каждой машине килограммов по сто или по двести. Просто они всю партию разбили на части, чтобы не рисковать всем грузом, если мы его перехватим. Возьмите образцы для анализа, – показал инспектор на остатки белого порошка под ногами, – наверняка один из мешков оказался надорванным.
– Могли и специально подсыпать что-то другое, чтобы сбить нас с толку.
– Могли. Но если это героин, то химический анализ может подсказать происхождение, место производства.
На борту катера послышался голос одного из патрульных:
– Инспектор, вас вызывает управление!
Известие было не ахти каким важным. Извлеченные из тел убитых офицеров дорожного патруля пули оказались пулями калибра 5,56 мм от австрийской штурмовой винтовки «AUG A2», состоящей на вооружении армии в стране. Так что ничего необычного.
6 июня 2008 года. Малайский архипелаг
База «В» группы «Скат»
Бежать по колено в воде само по себе уже тяжело, но в мангровых зарослях бег превращается в постоянные спотыкания, перелезания и падения. Горбачев остановился, вытерев рукой мокрое лицо, и взялся за висевший на шее компас. Взяв поправку, он несколько секунд восстанавливал дыхание. Если двигаться таким черепашьим темпом, то до места встречи еще минут тридцать, решил он. Громко шлепая ногами, Горбачев снова побежал по азимуту. Дело пошло лучше, когда он стал выбираться из зарослей. Заболоченный лес кишел мошкарой и полнился звоном птичьего гомона. Бежать здесь было веселей, чем в мангровых зарослях. Он на секунду отвлекся, и сразу же в двух метрах от него что-то с ревом бросилось через кусты. Горбачев шарахнулся в сторону, сердце его упало куда-то ниже желудка. С недовольным басовитым хрюканьем сквозь кусты умчалось семейство дикой бородатой свиньи. Он решил внимательнее смотреть под ноги и по сторонам. Ирка предупреждала, что в Малайзии обитает около ста сорока видов змей, включая гигантских питонов.
– Опоздание – двадцать минут, – констатировал Доронин и кивнул ухмыляющемуся Привалову начать схватку.
Бугаи здоровые, с отчаянием подумал про себя Горбачев, нисколько не запыхались, а у меня сердце о грудную клетку колотится. После кросса каждому спецназовцу предстоял парный поединок, а затем стрельба на бегу и из укрытия. Он сбросил свой походный рюкзак, положил на него автомат и пошел, расставив руки, на своего противника.
Когда Веденеева, мокрая и растрепанная, выбралась на поляну около хижины, Привалов уже добивал Горба. Перехватив руку противника, он сделал шаг вперед и обхватил Горбачева за шею. Бросок через бедро, и Привалов всем своим весом грохнулся на несчастного инженера-электронщика.
– Хорош, – скомандовал Доронин, – на огневую!
Горбачев с трудом поднялся с земли и, пошатываясь, затрусил к своему автомату. Руки и ноги его тряслись. Первый фанерный щит – ростовая мишень. Горбачев вскинул автомат к плечу и дал короткую очередь. Даже с расстояния тридцати метров он увидел, как полетели ошметки фанеры, – попал! Вторая мишень – грудная, имитация сидящего в кустах стрелка. Горбачев сделал скачок в сторону, как его учили, прижался боком к дереву и выстрелил. Снова бегом к следующему рубежу. Колышек с красной тряпкой обозначал огневой рубеж, а впереди, в пятидесяти метрах, на камне сиротливо стояла пустая консервная банка. Горбачев захлестнул ремень автомата за локоть и повалился на землю рядом с флажком. Автомат в его руке ходил ходуном, пришлось прижать локоть к камню. Сделав несколько вдохов и выдохов, Горбачев подвел мушку под силуэт банки. Плавно выдохнув, он выбрал холостой ход спускового крючка и плавно нажал. Бесшумное оружие выплюнуло короткую очередь. Горбачев уронил голову на сгиб локтя. Как мало нужно человеку для полного счастья! Одна пуля все же зацепила край банки-мишени, и та, подпрыгнув, слетела с камня. Если бы Горбачев сейчас промазал, то в наказание пришлось бы пробежать еще один километровый кросс.
Рыбацкая моторная лодка с мерным плюханьем на волнах тащилась вдоль берега. Торин с повязанной белым платком головой сидел рядом с коренастым малайцем.
– С Магавати я плавал восемь лет, – рассказывал малаец, – но сейчас он не так силен, как тогда. Правда, после ранения, когда мне пришлось оставить его отряд, я о многом не знаю.
– Но ты же общаешься с другими рыбаками?
– Конечно, он со всеми делится добычей, поэтому рыбаки его не выдадут. Более мелкие отряды, которые нападают на иностранные суда, раньше зависели от Магавати. Он помогал им оружием, патронами и информацией. Сейчас многие стали самостоятельными и откололись от Магавати, да и он стареет.
– Сверни вот сюда, – показал большим пальцем руки, как это принято в Малайзии, Торин, – там меня ждет мой друг.
Лодка тяжело накренилась на левый борт и пошла в сторону прибрежных зарослей. Рыбак заглушил мотор, и суденышко сразу сбавило скорость.
– Ну а вторая сила, про которую ты говорил?
1 2 3 4

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...